⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Сильная крыша

Антон МОЛДИН

Предполагаемый лидер ОПГ “Четыре брата” Еркин ИЗБАСАР, которого судят в Актобе за хищение нефти и прочие тяжкие преступления, по-прежнему отрицает свою вину.

Процесс по резонансному делу, начавшийся осенью прошлого года, по-прежнему проходит при повышенных мерах безопасности. В областном специализированном межрайонном суде по уголовным делам на каждом заседании присутствуют спецназовцы с автоматами, а посетителей тщательно проверяют.
На очередные заседания доставляют всех 26 обвиняемых. Ключевые фигуранты этого дела, несомненно, покровитель спорт­сменов Еркин Избасар и бывший замначальника ДВД Актюбинской области Рахат АХАНОВ. Оба отрицают свою вину и твердят, что даже не знакомы. Но следствие считает иначе. Подсудимых обвиняют примерно по 20 статьям Уголовного кодекса. Им вменяют кражу нефти в особо крупных размерах, ее транспортировку без документов, похищение человека, вымогательство, незаконное хранение оружия и многое другое. И если Еркин Избасар, как считает гособвинение, создал и руководил ОПГ, то Рахат Аханов покровительствовал ворам нефти.
Насколько это правда, суд попытался выяснить в минувший четверг у двух свидетелей - Ережепа АБДАМБЕТОВА и Михаила КОЖУХОВСКОГО.
Первый поведал суду, что ездить по ночам на месторождения за нефтью он начал четыре года назад. В свое время тогда еще таксист-частник Абдамбетов пожаловался клиенту, которого подвозил, на нелегкую жизнь. А тот возьми да и предложи: мол, можно неплохо заработать, для этого нужно связаться по телефону с неким Багланом УМБЕТОВЫМ. Так бомбила стал водителем нефтевоза, на котором ездил в Байганинский и Темирский районы.
- В Байганин ездил два раза, в Кенкияк - десять раз. У меня были кредиты, - сказал Абдамбетов. - Нефтевоз принадлежал Баглану Умбетову. С ним я разговаривал по телефону.
Отметим, что, по версии следствия, члены ОПГ “Четыре брата” организовали кражу нефти, добываемой на принадлежащем ТОО “Сагиз Петролеум Компани” месторождении Ащиколь.
По словам свидетеля, сырье в нефтевоз ему заливали исключительно ночью. Каждый раз его в пути следования встречали люди, имена которых он не смог назвать.
- Мне говорили по телефону, куда надо ехать, я туда и ехал. Там меня встречали. Договора с Багланом у меня не было, за рейс мне платили 20 тысяч тенге.
Что конкретно заливали в цистерну, он не знает. Но поведал, что там, где ему заливали “сырье”, не было ни КПП, ни охранников, ни шлагбаума. По словам Абдамбетова, это были огромные резервуары в степи.
- Все время ездил с выключенными фарами. Но после того как на 41-м разъезде меня остановили полицейские (жилой район при въезде в Актобе. - А. М.), я перестал ездить, - сказал свидетель. - Тогда меня остановил подполковник. Я позвонил Баглану, тот сказал: “Сам разберусь”. Потом меня отпустили со словами “Крышаң мықты екен!” (“Крыша у тебя сильная!”).
Аналогичные показания дал и Михаил Кожуховский. До вызова в зал заседаний он сидел в коридоре суда, схватившись за голову.
По словам Кожуховского, на него вышли через знакомых, так как он, будучи водителем грузовых машин, не прочь был дополнительно заработать.
- На эту работу пошел из-за нужды. Однажды пришли, осмотрели мою машину, потом позвонили и отправили в Байганин, - сказал мужчина.
Он также совершал рейсы на месторождения в Байганинском районе и в Кенкияк. За каждую поездку получал по 20 тысяч тенге.
- Ездил ночью с выключенными фарами. На месторождениях к машине присоединяли шланг, заливали, говорили не выходить из машины. Нефть привозил на 41-й разъезд на заброшенную АЗС, - поведал Кожуховский. - Никто меня не останавливал, а имена тех, кто меня встречал, я не знаю. На месторождениях люди были в масках.
Он признался, что его тоже нанял Баглан Умбетов.
Как выяснилось, оба свидетеля знакомы, не раз встречались в придорожной чайхане. Однако одновременно никогда не оказывались рядом с цистернами с нефтью. Когда Кожуховский уезжал в областной центр, Абдамбетов, напротив, направлялся в районы.
Помимо судьи Ахметкали МОЛДАГАЛИЕВА, трех прокуроров, представляющих гос­обвинение, и адвокатов вопросы свидетелям задавали Еркин Избасар и его мать Мейрамхан ИЗБАСАРОВА.
К примеру, у Кожуховского главный обвиняемый интересовался, знает ли тот Аухата КАЛИЕВА, который, по версии следствия, является правой рукой Избасара.
- Меня зовут Еркин Избасар. Слышал когда-нибудь обо мне? - грозно спросил подсудимый.
- Нет, - ответил свидетель.
- Аухата знаешь?
- Нет.
- Деньги никто не спрашивал?!
- Нет.
К слову, к прессе у Избасара какое-то особое отношение. Некоторым телеоператорам он запрещает его снимать и велит убираться прочь, а другим кивком головы дает понять, что можно.
Его мать считает, что сына оклеветали.
- Говорят, что мой сын учил стрелять. Но у него даже пальцев нет,  в аварии потерял. Он перенес девять операций.
Опрос других свидетелей состоится в ближайшие дни.

Антон МОЛДИН, фото Алтын КУМИСПАЕВОЙ, Актобе

Загрузка...
Астропрогноз
на 20 февраля

Золотые слова

«Н. Н.: Всегда восхищаюсь, как вы отвечаете. Вы, наверное, в студенческие годы были лучшим студентом... Б. С.: Красный диплом. Н. Н.: Ну кто бы сомневался.»

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса - Бахыту СУЛТАНОВУ, министру финансов:
Сказано на пленарном заседании мажилиса.
Вопрос на засыпку

Приходилось ли вам обращаться за бесплатной юридической помощью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров