⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Жертва обмена

Екатерина ТИХОНОВА

В этой необычной жилищной истории у каждого из ее героев своя правда, весы Фемиды склонялись то в одну, то в другую сторону. И результат пока что таков: алматинка Гульмира ТАЙМУХАМЕДОВА (на снимке), желая изменить свои жилищные условия, осталась, по ее словам, без квартиры, денег и в долгах, а Темирхан АКБАЛАЕВ, новый хозяин ее жилплощади, уверял в суде, что это был обмен на сельский дом с доплатой. На чьей же стороне истина?

История Гульмиры
Гульмира сама пришла к нам в редакцию, поскольку считает себя обманутой. Она единственный кормилец в семье, на ее плечах мать-инвалид и дочь-студентка. Пару лет назад мама Гульмиры перенесла четыре инсульта, участились кризы - подниматься на пятый этаж стало тяжело, а врачи прописали почаще выходить на улицу и дышать свежим воздухом. Вот Таймухамедова и решила продать свою квартиру в алматинском микрорайоне “Орбита-2”, чтобы купить где-нибудь такую же, но на первом этаже.

Однако найти покупателя оказалось непросто: дело в том, что в квартире, в которой проживали Таймухамедовы, в свое время была сделана перепланировка, но эта переделка осталась неузаконенной, о чем Гульмира узнала почему-то только при продаже жилья.
В июле 2016 года покупатель все-таки нашелся: им стал Темирхан Акбалаев. По версии Гульмиры, они договорились о купле-продаже квартиры и сошлись на 20 миллионах тенге. По ее словам, они решили сделать так: покупатель дает 400 тысяч в качестве задатка, а оставшуюся сумму обязуется выплатить до 11 августа - тогда и будет оформлена сделка у нотариуса. При этом Темирхан якобы уговорил сердобольную Гульмиру войти в его положение, позволить ему вселиться в квартиру до даты сделки: мол, задаток внес, соглашение об этом оформлено официально.
- Меня подкупило то, что Темирхан предложил пожить в его доме, пока мы подбираем себе новую квартиру. А после того как мы туда заселились, он стал настаивать на обмене. Я отказывалась, хотела съехать. Тут еще выяснилось, что в самом доме нет газа, света, воды и канализации. Он был новым, но совсем не приспособленным для жизни. Просто коробка на отшибе села Коксай.
Сама, конечно, виновата, что предварительно не посмотрела дом, прежде чем въезжать... - всхлипывает Гульмира. - Но у нас к тому времени уже не было выбора, нужно было где-то переждать две недели. Темирхан уговорил меня остаться и дал еще 600 тысяч тенге в качестве аванса за квартиру, прислал работников, чтобы те хоть как-то обустроили дом. С ними рассчитывалась я, но от имени Акбалаева - дом-то на его имени, сохранились чеки оплаты - на его имя опять же. Темирхан обещал вернуть деньги при сделке - 200 тысяч тенге, да где там… Газ так и не подключили - протянули трубы и сказали еще полгода ждать, даже не было монтажа врезки! Готовили мы на электроплитке - свет все-таки появился, но и то нелегально, ведь у Акбалаева не было договоров с коммунальными компаниями.
В назначенный день, 11 августа, как утверждает Гульмира, Темирхан пропал: его телефон упорно молчал, дверь квартиры никто не открывал, хотя за ней слышались голоса. Тогда женщина обратилась за помощью к полицейским из Бостандыкского РОПа.
- Я звоню в свою квартиру, а оттуда бабка кричит: не пугайте детей, уходите отсюда! - вспоминает, утирая слезы обиды, Гульмира. - На мой вызов по “102” пришел участковый. На его стук в дверь вышел Темирхан и протянул ему руку: “Привет, коллега!” Уже потом я узнала, что Акбалаев работал в системе КУИС, а сейчас занимается бизнесом. Полицейские посоветовали мне обратиться в суд… А у меня из-за переживаний осложнилась вегетососудистая дистония. Я подумала: не дай бог сейчас умру - а дочь без жилья останется? Начала искать выход из ситуации. По совету юриста переписала квартиру на дочь, оформив дарственную, документ зарегистрировала в департаменте юстиции.

Судебные перипетии
Только в декабре 2016-го Таймухамедова подала в суд - все это время наивно надеялась, что вопрос решится мирным путем. В своем иске Гульмира потребовала, чтобы несостоявшийся покупатель освободил квартиру, выплатил ей деньги, которые она потратила на съемное жилье (за 6 месяцев 480 тысяч тенге), и она тогда вернет Акбалаеву тот самый миллион (400 тысяч задатка плюс 600 тысяч тенге аванса).
Однако на судебном заседании Темирхан представил свою версию событий. По его словам, они с Гульмирой якобы устно договорились обменять квартиру на дом с доплатой в один миллион, но женщина обманула его, утаив незаконную перепланировку, а вместо подготовки документов к обмену переписала свою квартиру на дочь, тем самым вызвав у него стресс и беспокойство. В связи с этим Акбалаев потребовал компенсировать ему моральный вред в размере 500 тысяч тенге и вернуть двойную сумму задатка - два миллиона. Кроме того, он заявил, что сделал в квартире капитальный ремонт, на что потратил 1 500 000 тенге. Получалось, что Таймухамедова должна ему теперь в общей сложности четыре миллиона.
Судья Бостандыкского райсуда Айгуль АБАЙДЕЛЬДИНОВА, выслушав стороны, постановила: квартира принадлежит дочери Гульмиры Дарине ТАЙМУХАМЕДОВОЙ, Темирхана Акбалаева и еще четверых проживающих с ним людей оттуда выселить, а истица должна вернуть несостоявшемуся покупателю один миллион тенге.
Ответчик обжаловал это решение, и апелляционная инстанция, отменив его, отправила дело в тот же райсуд на новое рассмотрение. И вот уже в августе 2017-го новый вердикт Бостандыкского райсуда за подписью судьи Раушан ТУРСЫМБАЕВОЙ с совершенно другими решениями: признать действительным договор обмена квартиры на дом, недействительным договор дарения квартиры.
- Мы подали на апелляцию, но безуспешно. Теперь у нас ни жилья, ни прописки, ни денег, - горько вздыхает Гульмира Таймухамедова. - В ЦОНе мы узнали: и я, и дочь сняты с регистрации по своему адресу “по заявлению собственника жилья”. Другая справка показала: право на недвижимое имущество не зарегистрировано. То есть, получается, у моей дочери, а значит, и у меня уже нет квартиры. С декабря я живу у подруг, а моя дочь - у своей однокурсницы. Маму на оставшиеся деньги отправила лечиться в Астану.

Неудобные вопросы
Между тем, изучая решения суда, у нас возникли вопросы к Гульмире.
- В судебном решении сказано: “В действительности же между ней и Акбалаевым Т. Р. был совершен обмен квартиры на дом с доплатой в размере 1 000 000 тенге. Обмен не был удостоверен нотариально по тем причинам, что у Акбалаева Т. Р. не было на руках правоустанавливающих документов на дом с земельным участком, у нее не узаконена планировка”. Так, может, вы в самом деле хотели обменяться, а потом пожили в доме и передумали?
- Я с самого начала отрицала обмен - запросите диски с аудио- и видеофиксацией судебного процесса! Разве это равноценный обмен: двухкомнатная квартира со всеми удобствами и дом без удобств, да еще и на отшибе? Но даже если бы у Акбалаева были в порядке все документы на дом, я все равно была бы против обмена. Отказывалась даже от квартир в других микрорайонах, от домов в “Шаныраке”. И я, и мать, и дочь стоим на учете у разных специалистов в поликлинике, примерно раз пять в месяц мы должны там отмечаться и получать лечение. А в Коксае никакого медобслуживания: как-то маме вызывали “скорую”, а она не доехала - говорят, нет вас на карте. Если я все это затевала ради удобства больной престарелой матери, то где тут логика?
- Но технический паспорт дома и копию заключения о его техническом состоянии вы у Акбалаева все же взяли. Зачем?
- Я хотела проверить, что живу именно в его доме и что мне потом не предъявит кто-то другой счет за аренду чужого жилья. Денег-то было в обрез. Я попросила документы, но лично мне в руки их не вручали, а скинули по ватсапу на телефон дочери. Темирхан все переиначивает!
- А зачем вы еще до судебных баталий выясняли в ЦОНе, что дом Акбалаева с земельным участком и кадастровым номером, который значился в техпаспорте строения, не зарегистрирован? Значит, все-таки рассматривали вариант обмена?
- На этом настояла мой адвокат. Вообще, мне с ними не очень везет. Сменилось за все время судов аж четыре адвоката... А суд? Судья не приняла во внимание соглашение о задатке, а ведь оно было засвидетельствовано у нотариуса именно в рамках купли-продажи. И в суде тот самый нотариус это подтвердил! Зато судья поверила в существование устного соглашения об обмене квартиры на дом, хотя никаких подтверждающих это документов нет! В суде нам только сказали: вы же заехали в тот дом, газ протянули, это, мол, и есть факт обмена, - недоумевает Гульмира. - Официально все еще Акбалаев хозяин дома, я могу с решением суда пойти и оформить это жилье на себя - оно теперь уже узаконено, документы на него есть. Но я не хочу там жить!

Троеточие
В процессе подготовки этого материала мы хотели встретиться с Темирханом Акбалаевым, выслушать его версию, так сказать, из первых уст, но мужчина на наши телефонные звонки не отвечал, и дверь квартиры, в которой он проживает с семьей, никто нам не открыл.
Таймухамедова наде­ется, что Верховный суд справедливо разберется в этой истории.
Ситуация, в которой оказалась Гульмира, действительно непростая. Поэтому и мы не будет спешить с выводами.

Екатерина ТИХОНОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева