⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Помогайки в почёте, или Кому это выгодно?

Игорь НЕВОЛИН

На фоне вечного дефицита железнодорожных билетов в сезон отпусков выясняется, что ежедневно силовыми структурами и прочими госорганами бронируется до полутора тысяч мест в поездах. Однако в 80 процентах билетов из этого количества заказчики вообще не нуждаются!

К проблеме дефицита ж/д билетов в последнее время приковано пристальное внимание на правительственном уровне. В Министерстве по инвестициям и развитию пытаются найти выход из ситуации. По информации нашего источника, в МИР только сейчас проанализировали, что в Казахстане каждый день извлекается из свободной продажи порядка 1200 - 1500 железнодорожных билетов! Чтобы был понятен масштаб: такое количество пассажиров можно перевезти лишь четырьмя составами “Тальго”. Возможно, этого количества как раз бы и хватило для того, чтобы раз и навсегда ликвидировать бизнес помогаек, продающих билеты пассажирам по завышенным ценам, которых... якобы не существует в природе. Но в этой сфере крутятся интересы таких ведомств, с которыми не каждый госслужащий даже министерского уровня рискнет связываться.
Наверняка те же сотрудники полиции, военнослужащие, прокуроры, сотрудники гражданских гос­органов нуждаются в определенном количестве билетов каждый день. Но на деле бронь завышена в разы. За два часа до отправки поезда бронь МВД, Мин­обороны, КНБ, прокуратуры и даже гражданских госорганов не снимается всего с 18-20 процентов зарезервированных билетов. Следовательно, 80 процентов и более забронированных мест просто никому не нужны. Однако за два часа до поезда не один здравомыслящий человек не станет покупать билеты, находясь у себя дома. Они интересны только помогайкам.
Поэтому возникает вполне резонное подозрение, что это все неспроста. Ведь в случае, не дай бог, чрезвычайной ситуации в стране никакая бронь не нужна будет людям в погонах. Для таких целей просто прицепят дополнительные вагоны или вообще отдельные составы подадут. И военные или полицейские поедут не пассажирским поездом, а литерным - всегда на “зеленый” и без остановок.
В данное время больше всего силовики бронируют билеты в Астану и Алматы. Если со столицей все понятно, то Алматы вообще как-то не вписывается в принцип служебной целесообразности. В южной столице давно уже нет никаких министерств, куда могут вызвать на ковер подчиненных в интересах государства. Более того, даже штабы военных округов находятся в других городах. Тогда для чего изымать из свободного обращения билеты Кызылорда - Алматы или Актобе - Алматы? Для того, чтобы не очень высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов могли с семьями скромно съездить на Медео или на барахолку?
А может, это как раз резерв для будущих спекуляций? Ведь ни один из перевозчиков не имеет возможности проверить, является ли лицо, купившее билет по брони, оперативником или каким-нибудь секретным сотрудником: билеты продаются по гражданским удостоверениям личности!
Между тем о факте того, что 80 и больше процентов квотированных билетов в итоге не выкупается, свидетельствует и наличие свободных мест в поездах при якобы их полном отсутствии в кассах. Так что общественники с финполовцами не там ищут.
Бронь заказывается руководством министерств и ведомств. Но понятно же, что, например, глава МВД не только вряд ли сам куда-то ездит поездами, но и даже никогда лично не распределяет билеты. Этим занимаются руководители территориальных подразделений - линейной полиции, транспорт­ной прокуратуры, департаментов нацбезопасности и так далее. Как и кому они их распределяют и распределяют ли вообще?
Но зато они знают точно количество положенных им мест и знают, что вряд ли они будут проданы, если на них заявки не было. Эти знания помогают давить на перевозчиков, подсаживая зайцев самостоятельно или на пару с помогайками.
Не только проводники, но и бригадиры поездов вряд ли пойдут на скандал с людьми в погонах, так как знают, что те в отместку могут найти вагон и маленькую тележку нарушений - подвижной состав-то у нас далеко не свеж.
В каждом вагоне есть шильдик с указанием даты производства вагона. Есть такие, которым уже сто лет в обед. Но кто-нибудь слышал хоть раз, чтобы силовики и прочие смотрящие - санврачи или сотрудники транспортного контроля - взяли да отцепили вагон от состава из-за каких-то несоответствий требованиям по причине старости вагона? Я, например, никогда.
Из этого следует, что все конт­рольно-надзорные органы при каких-то обстоятельствах закрывают глаза на нарушения, которые, по идее, точно должны быть. Какие это обстоятельства - было бы неплохо разобраться тем комиссиям, что сейчас рапортуют своему начальству, централизованно бронирующему билеты, о выявленных фактах безбилетного проезда. Не на эти ли обстоятельства собираются средства проводниками?
Явно же, что существующая с советских времен бронь - это один из способов подпитки теневого рынка. Но почему-то ни полиция, ни прокуратура, ни финполовцы не выйдут с инициативой ликвидировать эту подпитку.
Между тем дневной заработок помогаек в сезон отпусков порой доходит до 200 тысяч тенге!
Последнее время в СМИ публикуются одна за другой новости, словно сводки с мест сражений - там-то выявлен перекупщик билетов, там-то пресечен безбилетный проезд, там-то еще что-то. Но ни разу нигде не проскользнула информация о сделанных выводах и принятых мерах.
По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики, железнодорожным транспортом перевозится в год около 18 млн. человек. При этом 7-9 млн. пассажиров передвигаются на поездах всего за три летних месяца! Естественно, в остальные девять такого ажиотажа с билетами нет.
Можно, конечно, раз и навсегда выбить почву из-под ног спекулянтов, запустив столько поездов, чтобы в них всегда были вагоны со свободными местами. Но во что тогда обойдутся билеты? Ведь, к примеру, 20-летний пассажирский вагон стоит 42-45 млн. тенге, новый - от 300 млн. А у нас даже сейчас не субсидируется на необходимом уровне большинство железнодорожных маршрутов (пассажирские перевозки во всех странах убыточные).
Ну и из статистики по пассажиропотоку понятно, что увеличение парка требуется не круглогодично, а только на три летних месяца. Так что дешевле все-таки наводить порядок, чем тушить проблему деньгами.
А как навести порядок? Мин­инвестразвития предлагает пристальнее следить за работой касс.
На рынке, по сообщению пресс-службы МИР, работают свыше 4700 билетных касс. Государственных (принадлежащих АО “Пассажирские перевозки”) из них лишь 238. Да и то в это число входят все кассы, многие из которых пачками расположены на крупных вокзалах. Но в радиусе 50-100 метров от вок­зала расположены еще несколько частных. По законам рынкам им как бы делать там нечего. Ибо кто пойдет к посреднику, если поблизости есть кассы “Пассажирских перевозок”?
По законом белого рынка, частные кассы давно должны были разориться. Но по законам серого рынка - живут и процветают, помогая зарабатывать еще и спекулянтам.
КазТАГ, ссылаясь на данные пресс-службы МИР, сообщило недавно о факте, когда за один день произошло 30 возвратов билетов через одну кассу. Скорее всего, это как раз тот случай, когда теневиками заблаговременно были выкуплены билеты на фамилии друзей и родственников, а затем переоформлены уже на имена тех, кто их приобрел через спекулянтов по двойной цене.
А помогает в этом такой советский рудимент, как... коллективное бронирование. О нем мало кто знает, кроме тех, кому эти знания выгодны.
Теоретически любое юридическое лицо имеет право подать заявку в любую кассу по поводу приобретения билетов на Балтабаева, Сидорова, Григоренко для отправки на какой-нибудь слет энтузиастов. В этом случае даже деньги платить сразу не надо. Достаточно приписки к письму “своевременную оплату гарантируем”. На выходе же получается, что билеты достались не перечисленным выше товарищам, а людям с совершенно другими анкетными данными. Кого привели в кассу помогайки, на того и выписали забронированные билеты. По факту ведь любое ТОО “Рога и копыта” само вправе решать, кого отправлять на свои мероприятия.
Как еще минимизируются издержки в теневом билетном бизнесе, чтобы увеличить маржинальность? Спекулянты заблаговременно выкупают детские билеты по 50-процентной стоимости. Потом делают возврат и переоформляют их уже на конкретного покупателя, зашедшего в кассу через посредника. Причем в государственных кассах такую аферу сделать нереально, так как там в случае отказа от билета он сразу же улетает в систему электронного билетирования АСУ “Экспресс” и его купит первый желающий.
Напомню, что спекуляции сейчас вообще не существует как правонарушения. Помогаек, которые ведут свой бизнес на виду у сотрудников линейной полиции, иногда задерживают во время каких-нибудь показушных рейдов, типа тех, что прокатились по всей стране совсем недавно, но в крайнем случае штрафуют за приставание к гражданам.
Штраф в таком случае - пять МРП. При рецидиве - 10. Никакой другой статьи не предусмотрено. Понятно, что при дневном заработке в 100-200 тысяч - это не деньги. Да и штрафуют-то только во время кампаний, перед которыми вообще не ставится цели разобраться с этим явлением раз и навсегда.

Игорь НЕВОЛИН, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева