⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Перелом на ровном месте

Оксана АКУЛОВА

   Алматинцы в этом году тихо негодуют: улицы разрыли так, что ноги можно переломать. С пенсионеркой Рахией АЛИПЧЕЕВОЙ (на снимке) это как раз и произошло: она вышла из дома в свой двор, который в тот момент реконструировали, запнулась о натянутый для установки бордюра шпагат, упала, но встать уже не смогла.

Когда аким Алматы Бауыржан БАЙБЕК взглядом придирчивого, но довольного происходящим градоначальника в начале августа оценивал, как “ведется модернизация центра”, и рассказывал про то, что “в этом году мы завершаем ремонт почти 160 улиц и благо­устройство более 600 дворов”, Рахию Садвакасовну уже выписали из больницы и она лежала дома с загипсованной ногой. Конечно, и ее, так же как и других алматинцев, аким мог бы попросить “немного подождать”, выражая уверенность в том, “что под совместным контролем властей и общественности строительные компании в дальнейшем все же придут к так называемой строительной культуре, когда ремонтные работы будут проходить для горожан более незаметно и без каких-либо неудобств”. Но было уже поздно.
Все произошло еще в июле. Двор в микрорайоне “Самал-1”, где и живет Алипчеева, как раз реконструировали - делали новый тротуар и устанавливали бордюры.
- Это случилось 9 июля в половине шестого вечера. Мы, пенсионерки, обычно гуляем в это время. Я вышла из подъезда и по привычке (это мой обычный маршрут) повернула налево, на дорожку, которая ведет к скамейкам и детской площадке, - вспоминает женщина. - Как оказалось, там, примерно в сантиметре от земли, был натянут шпагат. Но он практически сливался с землей, и я его не заметила. Здесь же сидели двое рабочих. Ведь могли же сказать: “Апай, будьте осторожны, обойдите вокруг”. Но они промолчали. Не было никаких предупреждений, красных флажков, глядя на которые, можно было бы понять, что там ведутся работы. В общем, я споткнулась об этот шпагат и упала на спину. Я сама врач и сразу поняла, что у меня перелом: левая стопа была неестественно вывернута. Вокруг собрались соседи. “Скорую” вызвали. Адская боль! Я кричала страшно. Весь район, наверное, слышал.

Рахию Садвакасовну привезли в Центральную городскую клиническую больницу. Диагноз суровый. Открытый оскольчатый перелом нижней трети левой бедренной кости со смещением. Ушибленная рана нижней трети левого бедра. Ушиб мягких тканей левого плечевого сустава в условиях сросшегося перелома хирургической шейки левой плечевой кости. Инволютивный остеопороз.
- Тяжелый перелом, - вздыхает женщина. - Сначала я лежала на вытяжении, потом стало ясно, что без операции не обойтись. Но анализы были плохие - нужно было сначала подготовить организм. Операцию мне сделали только через девять дней. Она длилась три часа. С тех пор моя нога в гипсе. Я должна лежать 45 дней, периодически вставать, пытаться ходить на костылях. Тяжело, конечно. Тем более что по ночам нога болит.
- Подрядчики, которые занимались реконструкцией двора, приходили к вам?
- Да, когда я еще лежала в больнице. Их было двое. Они пообещали, что помогут мне материально. Я согласилась. Ведь все лекарства дорогостоящие, памперсы (мне нужно как минимум два в сутки), инвалидная коляска. Потом мне эти люди звонили. Мы с мужем составили список, указали там все расходы, которые уже были, и те, что еще предстоят.
- Сколько у вас получилось?
- Около миллиона тенге.
Беру листок, на котором расписано, откуда взялась эта цифра. 79 600 тенге - расходы за 16 дней в больничный период: лекарства, памперсы, перевозка из больницы в квартиру. 482 тысячи, как подсчитала пострадавшая, понадобятся на дальнейшее лечение: тут тоже лекарства, инвалидная коляска, костыли плюс услуги сиделки. Основная статья расходов - реабилитация, а это еще порядка полумиллиона тенге.
- Я отдала такой же листок представителям подрядчиков, - говорит Рахия Садвакасовна. - Да, мне предлагали деньги: 200, 300 тысяч, в последний раз - пятьсот. Но нам врачи сказали, что столько понадобится только на реабилитацию! А как же все остальное? Мне лишнего не надо. В стройкомпании есть юрист, пусть все подсчитает. Например, сейчас мне нужна коляска (но не простая, а такая, чтобы нога все время находилась в вытянутом состоянии), она стоит 80 тысяч тенге. Легкие костыли - 31 тысяча. Вот выписали лекарства на месяц - еще 28 тысяч тенге.
- Уже больше 20 дней я лежу в гипсе. В начале сентября мне сделают контрольный рентгеновский снимок, и тогда станет ясно, что дальше, - продолжает женщина. - Врачи посоветовали мне единственный в Алматы медцентр, в котором есть оборудование для восстановления после таких травм, как моя. Тогда и понадобятся деньги на реабилитацию.
Правда, мне очень тяжело... У меня в коленях стоят эндопротезы, поэтому я и до этой травмы передвигалась, только опираясь на палочку. Ходила тихо-тихо, боялась. А теперь сколько времени понадобится на восстановление... И ведь все произошло буквально на ровном месте!.. - от досады у Алипчеевой больше нет слов.
Я связалась по телефону с представителем компании-подрядчика, которая занималась ремонтом двора, Эльдаром КАЖИКЕНОВЫМ. Он сказал, что в курсе этой ситуации и был тем самым человеком, который приезжал в больницу к Рахие Садвакасовне.
- Мы с самого начала были готовы ей помочь и не отказывались от этого, - сказал он мне. - Я сегодня же еще раз позвоню ее супругу, и мы постараемся все решить.
Надеемся, что так и произойдет.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева