⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Уроки немецкого, или Учтёшь чужие ошибки - избежишь своих

Мадина АИМБЕТОВА , Акмарал МАЙКОЗОВА

На этом месте на площади Брайтшайдплац в Берлине 19 декабря 2016 года произошел теракт: грузовик въехал в толпу людей на рождественском базаре. Погибли 11 человек, более 50 получили ранения.

     Экстремизм и радикализация населения - проблемы, давно уже вышедшие за рамки отдельных государств и представляющие угрозу всему человечеству. Понимая это, Казахстан использует все возможности для получения полезной информации, особенно когда ею делится во всех ее проявлениях Германия. В том, что в этой стране накоплен немалый опыт борьбы с “чумой XXI века”, наш корреспондент убедился, пообщавшись с ведущими немецкими экспертами.

Директор Европейской академии Берлина Андреа ДЕСПОТ считает: корни радикализма, растут вовсе не из песков Сирии или гор Афганистана, как многие думают. Радикализация - доморощенный процесс, имеющий четыре стадии: вначале человек начинает обращать внимание на постулаты радикальной идеологии, затем интересуется причинами тех или иных явлений, принимает экстремистские идеи и потом уже действует в соответствии с ними.
В отличие от Казахстана, где большинство террористов (например, Саян ХАЙРОВ - единственный осужденный член группировки, устроившей резню в Аксайском ущелье, или Руслан КУЛЕКБАЕВ, расстрелявший полицейских в Алматы) познакомились с идеями радикального ислама в местах не столь отдаленных, в Германии согласно исследованиям люди чаще всего радикализируются благодаря своим близким и друзьям. На втором месте - мечети, затем Интернет, школы, и замыкают список тюрьмы.
Руководитель неправительственной организации LEGATO Филип Мухамед АЛЬХАЗАН, занимающийся проблемами радикализации, рассказал типичную историю человека, который вступил в ряды исламистов. В 14 лет после развода родителей и травли в школе он познакомился с людьми, которым он, как ему казалось, был небезразличен. Они хвалили его, поощряли, давали почувствовать себя успешным. В этом, говорит эксперт, и заключается их стратегия, направленная на то, чтобы посадить человека на крючок.
Эти принципы подходят не только исламскому экстремизму, но и так называемому правому экстремизму. Последний, кстати, большая проблема для Германии. Особенно активизировались правые после 2015 года, когда страну заполонили толпы беженцев с Ближнего Востока и из Африки. Впрочем, антиисламские настроения среди немцев были и раньше: к примеру, в 2014 году в Дрездене было создано движение PEGIDA, которое регулярно собирает многотысячные митинги против исламизации Европы и иммиграционной политики немецких властей. Однако сильно распоясаться правым в Германии не дают. Противодействие этому идет на самом высоком уровне: канцлер Ангела МЕРКЕЛЬ в 2015 году заявляла, что ислам - это часть Германии и притеснение мирных мусульман недопустимо.
В последнее время среди экстремистов обнаруживается все больше молодых людей, и в частности девушек. По мнению эксперта по гендерным вопросам Силке БАЕР, это происходит потому, что в современном мире социальные роли мужчин и женщин выравнялись, а значит, у женщин появилась возможность проявить себя и на ниве экстремизма. Причем правые экстремистки в Германии частенько ратуют не за равноправие, а, напротив, за традиционные гендерные роли, когда женщине отводится лишь две задачи - рожать детей и поддерживать семейный очаг. Они выступают против браков немок с мигрантами. В Казахстане, кстати, в последнее время наметилась схожая тенденция: то некий поборник “чистоты нации” ударил девушку, гулявшую с турком, то несколько активистов вышли на пикет с плакатами, призывавшими лишать гражданства казашек, вышедших замуж за иностранцев. По мнению немецких экспертов, подобные демарши вполне можно расценивать как экстремизм.
Как же немцы противостоят всем этим вызовам? Здесь прежде всего важна информированность. По данным представителя департамента внутренних дел и спорта берлинского сената Сандры КОЛОДЗИЕЖ, в Германии в настоящее время насчитывается 11 тысяч салафитов, из которых 990 проживают в Берлине. 460 из них, по оценкам спецслужб, способны предпринять насильственные действия, поэтому за ними пристально следят.
Еще в 2016 году в Германии принята Федеральная стратегия по предотвращению экстремизма и продвижению демократии, а в 2017-м заработала Национальная программа по предотвращению исламского экстремизма. Эти документы предполагают вовлечь в противодействие экстремизму практически все население: федеральное правительство, государственные органы федеральных земель, спецслужбы, полицию, неправительственные организации, различных экспертов и т.д. Особое внимание уделяется двум категориям граждан - мигрантам и тем, кто вернулся из Сирии, Ирака и других стран Ближнего Востока, а также из Афганистана. Последние, по словам сопредседателя контртеррористического центра Федерального министерства внутренних дел Германии Стефана УЕКЕРА, - особо сложная категория, работа с ними предполагает целый ряд мер с участием разных специалистов.
Беженцы и мигранты тоже находятся в зоне пристального внимания властей, а конкретно - Федерального министерства по делам мигрантов и беженцев, при котором в 2012 году был создан консультативный центр по вопросам радикализации. В этом центре открыта “горячая линия”, на которой работают эксперты из числа гражданского общества: психологи, юристы, религиоведы, социальные работники. При разговоре с человеком они определяют, насколько серьезна проблема, и если имеются основания полагать, что он способен на насильственные действия, информация тут же передается властям.
По мнению депутата Бундес­тага Константина КУЛЕ, противостоять экстремизму и радикализации можно, если общество и государство будут отвечать на любое действие со стороны экстремистов. То есть если, к примеру, нацисты призывают убивать представителей других этносов - нужен быстрый и показательный суд, чтобы другим неповадно было. Герр Куле убежден: экстремизм зреет не в среде мигрантов, а там, где царят бедность, неустроенность и слабая представленность государственной власти. Поэтому, считает парламентарий, так важно урбанистическое планирование, чтобы не допустить появления гетто и депрессивных районов - плодороднейшей почвы для экстремизма.
В общем, нам в Казахстане есть что перенять у продвинутых немцев.
Не зря же сказано: учиться на чужих ошибках лучше, чем совершать собственные.

Мадина АИМБЕТОВА, фото автора, Алматы - Берлин - Гамбург - Алматы

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Если завтра теракт...

Актюбинских школьников, студентов и преподавателей учат, как действовать во время нападения боевиков.

Причиной таких учений, как рассказали организаторы - департамент полиции Актюбинской области - стали тер­акты двухгодичной давности, когда в июне 2016-го в Актобе религиозные фанатики устроили настоящую резню. С тех пор не раз то там, то тут, в том числе за океаном, школы и колледжи становились местом, где вооруженный злоумышленник в одиночку устраивал стрельбу на поражение. Один из последних случаев, зафиксированный в Керчи, где юноша расстрелял своих сверстников, чего стоит!
Поэтому ребят полицейские в рамках проекта “Обеспечение безопасности населения” учат, как вести себя при угрозе теракта или захвате в качестве заложника, а также при обнаружении подозрительного пакета. К примеру, при нападении на школу или колледж нельзя бежать по открытой местности. Также нужно как можно больше запомнить о самих террористах - их акцент, темперамент и прочее, не проявлять никакой самодеятельности до прибытия спасателей и четко следовать инструкциям более обученного человека, если тот оказался рядом. Сами входы и выходы в учебных заведениях должны быть пронумерованы, чтобы персонал и дети знали, в какую дверь “нырять”, а от какой держаться подальше.
В рамках учений стражи порядка уже раздали учащимся более пяти тысяч листовок, на которых все четко прописано вплоть до того, как запомнить важные детали при захвате и сообщить об этом в полицию. В областном акимате в свою очередь отметили, что учения прошли при участии свыше 5 тысяч человек.

Акмарал МАЙКОЗОВА, Актобе

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева