⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Классовая борьба

Оксана АКУЛОВА

Как защитить учителей от агрессии учеников, а детей - от неадекватных действий педагогов?

     В начале этого года мажилисмен Шакир ХАХАЗОВ предложил оборудовать все школьные классы и коридоры видеокамерами. Тогда он заявил, что это помогло бы защитить учителей, которые страдают из-за окончательно распоясавшихся учеников. Как бороться с трудными учениками? Нужны ли законодательные нормы, которые позволят оградить педагога от детской агрессии? Обсуждаем тему с нашими экспертами.

"Любой учащийся может оклеветать учителя, обвинив его в унижении, избиении и даже в сексуальных домогательствах. Каждый может снять на видеокамеру своего смартфона доведенного до отчаяния и психологического срыва учителя. Но при этом не записываются поведение учеников и их издевательства над педагогами”, - отметил в своем депутатском запросе народный избранник Хахазов. И ведь не поспоришь! Заматерело нынешнее поколение - палец в рот не клади. Могут не только обозвать - руку на учителя поднять.

Но, с другой стороны, ведь не все работники сферы среднего образования Макаренко, гордо несущие почетное звание педагога. Ученикам тоже влетает от несдержанных географов или физиков, вымещающих злобу на школярах. Так что да: не помешала бы повсеместная установка видеокамер не только учителям, но и мальчишкам и девчонкам, а также их родителям, от которых в подобных конфликтах зависит очень многое.
Однако записей всего происходящего в классах как не было, так и нет, а проблемы, связанные с агрессивным поведением тех, кого учат, и тех, кто учит, никуда не исчезли. Зато вот-вот должен увидеть свет проект закона о статусе педагога, в котором, как нам кажется, должна быть оговорена и эта малоприятная для всех сторон тема. Вот только как?
Если с зарвавшимися учителями все более-менее понятно - за издевательство над детьми или рукоприкладство их могут привлечь к административной и даже уголовной ответственности, то как отрезвить охамевших школяров, которым плевать и на статус этого самого учителя, и на увещевания взрослых? Вводить штраф за подобное поведение (его, естественно, должны будут оплачивать родители)? Исключать из школы? Ставить на учет в полиции?
- Я думаю, в любой, даже самой благополучной школе всегда найдутся проблемные родители, ученики или учителя. Поэтому конфликты между этими сторонами неизбежны, - подтверждает серь­езность ситуации школьный психолог Юлия КОРШУНОВА (на снимке).

- К сожалению, случаев, когда дети хамят, провоцируют педагогов, сейчас стало больше. Учитель находится на своем посту, и его тоже нужно защитить. Почему он должен выслушивать оскорбления и терпеть унижения? Конечно, он ни в коем случае не должен опускаться до взаимных оскорблений. Но почему он так себя ведет? С чего он вдруг завелся-то? Просто от усталости? От чрезмерной загруженности? Из-за проблем и низкой зарплаты? Если его прорывает в ответ на провокации учеников, значит, есть какие-то внутренние проблемы, и сначала нужно убрать их - искоренить причину. В моей практике были случаи, когда приходилось работать с учениками, которые целенаправленно выводили учителя из себя. Но это в основном были дети с девиантным поведением. Тогда к работе психолога подключаются и социальный педагог, и школьный психолог.
Обычно педагоги предпочитают не говорить на эту тему, ведь прийти и признаться психологу, что у тебя есть проблемы в общении с учениками, - значит в какой-то мере признать свою некомпетентность, - продолжает Юлия. - Поэтому они обращаются к нам только в самом крайнем случае. Хотя не нужно забывать, что современный учитель настолько загружен, что у него порой просто нет времени и сил на то, чтобы прийти к специалисту. Но есть и третья сторона - родители. К сожалению, сейчас многие из них ищут проблемы не в себе и своей семье, а вовне - в школе, в учителях...
Именно с родителей начинает наш разговор руководитель Фонда женского лидерства Светлана БОГАТЫРЕВА (на снимке), когда я спрашиваю ее о том, насколько подвержены травле педагоги.

Наш эксперт вместе с коллегами последние несколько лет занимается внедрением в казахстанских школах новой системы психологической поддержки учеников, родителей и - само собой - учителей. Изучала фонд и тему буллинга - травли, которой нередко подвергаются члены одного коллектива - как правило, школьного или студенческого.
- Но это не самая артикулируемая проблема. Скорее, жалуются на поведение родителей, а не детей, - неожиданно заявляет Светлана. - Они могут со скандалом прийти в школу, устроить разборки. Современные мамы и папы считают, что школа предоставляет образовательные услуги, а значит, с них и их детей пылинки должны сдувать, как с клиентов в дорогом бутике. Поэтому очень много жалоб педагогов как раз на то, что статус учителя больше ничего не значит для родителей - они перестали его уважать: могут повысить голос на педагога, позволяют себе нелицеприятные высказывания в его адрес, требуют, ничего не давая взамен, относятся свысока. И эту модель поведения транслируют своим детям. То есть авторитет учителя во многом подрывают сами родители - и это массовая ситуация. А травля педагогов детьми, которую мы видим в школе, - афтершок этого явления.
А что касается темы буллинга, то мы проводили опросы в школах и выяснили, что зачастую травлю как способ управления коллективом использует сам учитель, - продолжает Богатырева. - Дети третируют кого-то из своих одноклассников: это или своеобразная дедовщина, или разделение на любимцев и осуждаемых учеников. И педагог это либо поощряет, либо закрывает глаза на эту ситуацию.
- Нужно ли предусмотреть в будущем законе о статусе педагога какие-то меры, которые позволят изменить ситуацию и свести к минимуму случаи травли в отношении учителей и учеников? Например, обязать оборудовать все классы видео­камерами. За оскорбление учителя штрафовать родителей детей, позволяющих себе подобное, и т. д.
- Вы знаете, я очень осторожно отношусь к регламентации: законы в нашей стране хорошие, но возникают проблемы с их применением. То, что написано сегодня, завтра используется не так, как предполагалось, и, возможно, против тебя. Поэтому меня не греет идея законодательно прописывать какую-либо ответственность.

У каждой школы есть устав, опираясь на который она работает. Может быть, добавить в него какие-то санкции: например, внутришкольный учет. Собирать таких ребят в группы, пытаться им помочь. Карательные меры никогда не работают, надо понимать: ребенок хамит не потому, что он плохой (если мы его будем наказывать, то только закрепим это поведение), а потому, что ему нужна помощь.
Всех буллеров, агрессоров, которые травят своих одноклассников или учителей, скорее всего, бьют дома. Это одинокие дети, родители которых не уделяют им достаточно внимания, и те уже не знают, как его к себе привлечь. Они воспроизводят это поведение, и, повторяю, им нужна помощь, а не наказание.
Кто этим будет заниматься? Это может быть группа специалистов: медиатор, школьный инспектор, социальный педагог, психолог. Если не штрафовать агрессора или его родителей, а попытаться помочь ему, то от этого выиграют все - он не будет транслировать такое поведение в дальнейшем, - считает Светлана Богатырева.
Юлия Коршунова, которой мы задали тот же вопрос о штрафах, считает, что их все же можно применять, но лишь в самых крайних случаях, когда невозможно достучаться ни до ребенка, ни до его родителей:
- Предупредили один раз ученика, второй. Провели с ним беседу - не помогает. Вызвали в школу его родителей, но они не идут на контакт, не хотят ничего предпринимать, считают, что не происходит ничего страшного. Наверное, только тогда, чтобы решить проблему, можно применять какое-то наказание, в том числе и в виде штрафа.
А вот заместитель директора центра повышения квалификации и дистанционного образования Казахского национального педагогического университета им. Абая Александр СЕМЧЕНКО (на снимке) предлагает заглянуть в глубь проблемы.

- Дело не в том, что мы утратили статус учителя - обесценилось само образование, - говорит профессор. - Кто идет в педагоги? Вчерашние школьники, получившие минимальный пороговый балл на ЕНТ. По уровню знаний они недотягивают до среднего выпускника, но тем не менее получают диплом учителя.
Например, в Алматы катастрофическая нехватка педагогов начальных классов, особенно преподающих на русском языке. Есть четверокурсники, которых принимают на работу в школу. То есть человек еще не доучился, но уже стоит перед детьми. Что он может им предложить? Знает ли он, как вести себя в конфликтных ситуациях, ведь возникают они не только со старшеклассниками? Самое главное, нужно понимать, что плохой учитель не может воспитать хороших учеников. Если из двух детей, которые успевают примерно одинаково, одного отдать сильному, а другого слабому педагогу, то успеваемость первого повысится на 40 процентов, а второй постепенно потеряет 60 процентов своих знаний. А чтобы завлечь сильного учителя в школу, нужно платить достойную зарплату. Иначе будет как в присказке, популярной в советское время: вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем.
В советское время к трудным ученикам применялись дисциплинарные меры. Ребенка, который неподобающе себя вел, могли исключить из школы на какое-то время (неделю или две), а сейчас он этому только обрадуется. Поэтому не думаю, что здесь помогут какие-то точечные меры, тот же штраф. Например, есть кодекс учителя, в котором перечислены нормы поведения педагогов, но ведь они не всегда их выполняют. Так что на бумаге можно красиво написать все, что угодно. Но реализуется ли это? Поэтому проблему нужно решать системно, - заключает нашу беседу Александр Семченко.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и с интернет-ресурсов, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 23 января

Золотые слова

«- Сегодня проехался по Аль-Фараби в два часа дня (в разгар обеденного перерыва. - Ред.) - спокойно все было, никаких пробок или нервов.»

Бауыржан БАЙБЕК, аким Алматы:
Сказано по поводу снижения скоростного режима на основных трассах города с 16 января.
Вопрос на засыпку

Станут ли лекарства более доступными?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева