⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Точка Х6

Тулеген БАЙТУКЕНОВ


Любая критическая ситуация, как рентген, высвечивает слабые места общества. Трагическая история с гонщиком по имени Максат УСЕНОВ, сбившим на своем BMW X6 именно шестерых человек, один из которых погиб, не стала исключением.
Что с нами не так?
Максат Усенов, ставший виновником смерти человека, отпущен на свободу в связи с примирением сторон. Согласно действующему законодательству, если потерпевшие (в данном случае ближайшие родственники) не имеют претензий к виновнику, то он освобождается от уголовной ответственности. И, как сказал председатель надзорной судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Акыл­тай КАСИМОВ, суду ничего не оставалось, как отпустить Усенова. Да и министр внутренних дел Калмуханбет КАСЫМОВ заверил - уголовное дело в отношении Усенова прекратили на законном основании.
Сразу возникает вопрос: а если погибший под колесами сирота? Тогда и потерпевших нет. Выходит, детдомовских можно давить безнаказанно?
Может быть, лучше тогда вернуться к установлениям Жеті Жарғы хана Тауке, в которых стоимость убийства представителя каждого сословия была строго тарифицирована? Цинично? Зато честно!
Правда, согласно тем же нормам за убийство можно было безнаказанно и “симметрично” мстить. Ну а что делать, Средневековье - так для всех.
Как известно, Усенов вышел на свободу, несмотря на то, что управлял автомобилем без прав и самовольно покинул место ДТП.
При этом суд, учитывая, видимо, примерное поведение подсудимого, даже не приписал ему максимальный штраф в 500 МРП, полагающийся в таких делах.
А певец Кайрат ТУНТЕКОВ по той же статье КоАП 468-1 получил 40 суток ареста и лишился водительского удостоверения на два года. При том что людей на тротуаре не сбивал и родителей сына не лишал.
Понятно, что с логикой у наших служителей Фемиды напряженка. Остается только один вопрос: как далеко они могут зайти в разнообразных толкованиях одного и того же нормативного акта?
Много уже переписано на эту тему, но факт остается фактом: в стране живут два крупных социума, ведомых разными интересами. Так, инцидент с Максатом Усеновым вызвал бурю негодования со стороны русскоязычной аудитории, в то время как қазақи қаум отреагировала на происшествие достаточно прохладно.
Казахскоязычная страта, что интересно, мощно откликается на какие-то глобальные вещи, которые претендуют на оскорбление сразу всей нации (или языка как национального индикатора): гептил, Семипалатинский полигон, голова Кенесары, неправильное написание улиц на государственном языке. При этом бытовые происшествия игнорируются почти полностью. Автор этих строк не раз становился свидетелем того, как ущемляются права выходцев из аулов, однако сами выходцы реагировали на это “фиолетово”. Более того - опасались последствий для себя. Понятно, что у “титульных” масс низкий уровень правового и гражданского сознания - но и казахская интеллигенция почему-то не горазда вступаться за собратьев в повседневных делах.
Дело Усенова вызвало широкий резонанс, и общественность начала требовать “правосудия для всех”. Вернее, как бы начала. Пыл местных социальных активистов, как правило, начинается и заканчивается в пространстве Интернета. Есть такой термин - “тодология”. Это когда человек, считающий себя достаточно умным для того, чтобы высказывать свое мнение на публике, высказывает его по всему спектру жизненных проявлений: от ПДД до формирования внешнего имиджа государства. У нас так все и выходит.
Социальные сети пестрят статусами: “Беззаконие!”, “Сколько можно!”, “Они доиграются!”, все подписывают петиции, текст которых затем произвольно меняется модератором (при сохранении имен “подписантов”).
Разумеется, замечательно, что люди не остаются в стороне, но в развитых обществах такие проявления гражданской позиции имеют тенденцию к строгой регламентации.
Вот как выглядела бы ситуация с тем же Усеновым, случись она где-нибудь “в европах”: журналисты все непредвзято освещают. Юристы-общественники готовят претензии к суду на основании незаконных актов. Социальные активисты совместно с юристами готовят петиции и собирают подписи, разъясняя суть претензий. Волонтеры собирают митинги.
И тогда...
И тогда власть наконец поймет, что с этим надо что-то делать. Пока же она либо прячет голову, как страус, либо делает заявления, никак не способные успокоить общество. Понятно, что власти, в принципе, по фиг, она никак не мониторит настроение различных слоев населения, не замеряет лояльность, не вступает с обществом в переговорный процесс и старается всячески его атомизировать. Полагая, что принцип “разделяй и властвуй” - панацея от всех бед.
Но сколько это будет продолжаться?
То, что недовольство в нашем обществе нарастает, - аксиома. А вот что будет власть делать с ним и есть ли у нее какой-либо вменяемый инструментарий для реализации своей политики - большой вопрос.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы

Темы: Мистер X6
Загрузка...
Астропрогноз
на 23 мая

Золотые слова

«- …Необходимо быть быстрыми и гибкими: понятно, что рано или поздно любое правительство съест другое правительство. »

Бахытжан САГИНТАЕВ, премьер-министр РК:
Сказано на пленарной сессии Астанинского экономического форума.
Вопрос на засыпку

Как вы относитесь к тому, что за вами следят с помощью современных технологий?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

 
Новости партнеров