⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Ксивый мерин

Тулеген БАЙТУКЕНОВ

Лжесотрудники госорганов с завышенной самооценкой - самые актуальные герои современного Казахстана

На днях Сеть облетело видео: водитель орет на остановившего его полицейского, а потом с улыбкой и матами бьет его наотмашь по лицу. По словам стражей порядка, до этого мужчина угрожал им расправой, ссылаясь на должность в акимате. Правонарушитель по имени Алмат ШАЙМЕРДЕН, как оказалось, действительно раньше работал в алматинской горадминистрации, но уволился оттуда 6 марта текущего года. Возможно, его мозг еще не успел перестроиться за пару месяцев отдыха, и он по инерции вел с полицией себя так, как привык вести ранее. Все-таки деятельность в акимате оставляет на психике неизгладимый след. Теперь г-н Шаймерден предстанет перед судом.

А в конце апреля другой молодой человек на автомобиле “фольксваген поло” совершил ДТП в Алматы, после чего 40 километров скрывался от преследования, по пути ударив еще несколько машин. Пойманного в конце концов нарушителя повезли на экспертизу, которая показала среднюю степень опьянения. Пока парень объяснялся с полицией и медиками, его спутница курила сигареты и рассказывала окружающим, что работает в акимате, что у нее крыша, поэтому ей ничего не будет и лучше не доводить дело до суда, потому что “у нас у всех есть крыша, вы это понимаете?”. К несчастью для девушки, кто-то в это время исподтишка тоже начал снимать ее на видео, после чего запись, душераздирающая по степени правдивости, стала достоянием Интернета. Развязка истории оказалась типичной для подобного рода инцидентов в нашей стране - спустя несколько дней “госслужащая”, в реальности оказавшаяся сотрудницей частной финансовой структуры, сидела в официальных кабинетах, роняла слезы и просила на камеру прощение у народа Казахстана.
Показательно, что первый бенефис девушки выглядит гораздо более правдиво, чем повторное выступление со слезами раскаяния. По степени прочувствованности и вживания в роль реплика “когда мы все помрем, мы будем отвечать за свои поступки. А сейчас, б..дь, когда есть крыша, на х.. это надо!” не оставляет никаких шансов последующим витиеватым извинениям.
Никто не сомневается, что примерно так же вел себя при задержании и Алмат Шаймерден, и это при том, что в его случае видео никто не показывал. Полиции у нас не принято верить на слово, а тут все поверили сразу и беспрекословно.
Причина банальна: опыт говорит нам, что в большинстве случаев, когда камеры не включены, власть имущие именно так себя и ведут, и зачастую это действительно сходит им с рук. Ситуация с незадачливой “акиматчицей” по духу копирует нашумевшую историю Айгерим ФАЗЫЛОВОЙ, которая похвастала в Инстаграме правами, которые “папочка купил”, а потом объяснялась, что ее не так поняли. Проблема в том, что все поняли как раз так - и Фазылову, и участницу ДТП.
Собственно, именно это и вызвало возмущение аудитории - поведение девушек абсолютно репрезентативно для существующей в стране обстановки. Одна купила права, другая заявила, что она из акимата и ей ничего не будет. Если бы кто-нибудь во время очередного конфликта кричал, что он всех порвет, потому что его папа работает в Институте зоологии старшим научным сотрудником, все приняли бы такое поведение за клоунаду или сумасшествие. Но принадлежность к акимату или, допустим, к прокуратуре сразу возвышает обладателя заветной корочки над всеми остальными. И предполагается, что ему можно если не все, то очень многое.
В стародавние времена в степи вопрос “Ты кто такой?” был методом социальной идентификации. При встрече незнакомцев проходил обмен информацией о роде и семье, после чего становилось ясно, кто есть кто. В Казахстане XXI века фамильная принадлежность все так же имеет значение - но уже только с точки зрения влиятельности “предков”. А основную нагрузку по идентификации несет та самая заветная “корочка”. Она, как гоголевская шинель, моментально возвышает своего обладателя независимо от того, какими качествами он обладает.
“А вы кто?” - вкрадчиво спрашивают дорожные полицейские, если останавливают дорогую машину, а ее собственник ведет себя подчеркнуто интеллигентно и спокойно. На этом этапе полицию не интересуют человеческие качества водителя и даже его родоплеменная принадлежность. Полиции интересно, какая “корочка” может быть у остановленного участника дорожного движения.
В поздней Монгольской империи понятие “монгол” превратилось из этнонима в политоним. Представителям разных племен, в том числе тюркских, было выгодно называться монголами. Это придавало статус и сулило привилегии, потому что монголов боялись и уважали. В независимом Казахстане за два с лишним десятилетия образовалась своя “Внутренняя Монголия” - из чиновников и силовиков всех рангов и мастей, которые при случае не упустят возможности заявить о своей “монголистости”. В такой ситуации отчетливо проглядывает преувеличенная роль государственного аппарата в жизни нашего общества (равно как и значение средневекового монгольского администрирования на завоеванных землях). Государство опутало все институции в стране, подчинило себе гражданские инициативы, и закономерно, что принадлежность к аппарату в той или иной степени наделяет человека званием “решалы” - пусть даже он сам не может, но точно знает, к кому подойти.
Если писать сейчас актуальный казахстанский роман с риторической интонацией, охватывающий всю основную проблематику общества, то называться он будет не “Что делать?” или “Кто виноват?”, а “Есть знакомые в акимате?”. Поэтому инциденты с сотрудниками (или лжесотрудниками) разнообразных гос­органов, которые будут манкировать своим положением, никуда не денутся - напротив, их станет больше. И так будет продолжаться до той самой поры, пока современные казахстанские “монголы” не перестанут быть привилегированной кастой.
Очень сложно представить себе, что во Франции после ДТП из машины выскочит человек и начнет кричать, что он из префектуры и ему ничего не будет. Или что в США кто-нибудь во время бытового конфликта скажет: “Э, я из ФБР, ты чё, проблемы хочешь?”
И когда сами ситуации такого рода начнут казаться нам здесь, в нашей стране, абсурдными, тогда не придется сажать девушек перед камерами и заставлять извиняться перед народом. И бывшие сотрудники акиматов не станут бить полицейских на видео. Да и сама полиция начнет вести себя по-другому. Когда это будет? Уже пора.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 2
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
klain
11 мая 2017, 09:18
При нынешней власти никогда.Пойманные на взятках высокопоставленные чиновники включая бывшего премьера извинялись перед президентом,но не перед народом.Примеры США и Франции приводить просто некорректно. Мы же идем своим путем. И этот путь единственно верный. И сомневаться в его правильности никто не должен.
Ссылка
KMukanov
11 мая 2017, 11:55
А кто их поднял на этот эфемерный подиум? Мы, люди. Мы, люди и должны их приземлить. Пока психология не поменяется у большинства, "корочка",а не Закон будет править в нашей стране.
Ссылка
Астропрогноз
на 22 ноября

Золотые слова

«- У нас, у органов, есть старая болезнь - мы считаем себя хозяевами уголовного дела. И гордимся, что держим в руках судьбу подозреваемого. »

Жакип АСАНОВ, генеральный прокурор РК:
Сказано на пленарном заседании мажилиса.
Вопрос на засыпку

Как вы определяете качество, выбирая продукты?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров