⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Баян, казах!

Тулеген БАЙТУКЕНОВ

Как новая экранизация эпоса “Козы Корпеш и Баян-Сулу” расколола казахстанское общество

Каждый народ заслуживает своей Матильды: конец прошлого года и начало года текущего ознаменовались громким скандалом вокруг новой экранизации эпоса “Козы Корпеш и Баян-Сулу”, который спродюсировала Баян АЛАГУЗОВА (бывшая Есентаева).

Шестисерийный фильм вышел в эфир национального телеканала “Казахстан” в конце декабря. Точно к показу заключительного эпизода на сайте qazaquni.kz появилось открытое письмо министру информации и коммуникаций Даурену АБАЕВУ и председателю правления АО “РТРК “Казахстан” Ерлану КАРИНУ с требованием снять сериал с эфира. Авторы обращения, под которым впоследствии подписалось около 200 человек, жестко раскритиковали проект.
Среди претензий значатся следующие: главная героиня совсем не похожа на Баян-Сулу и не такая красивая, как ждал истосковавшийся по прекрасному зритель; авторы сериала были воспитаны в русской среде и не смогли передать в своей экранной поделке подлинно национальный дух; герои разговаривают, как шала-казахи, что недопустимо; в целом сериал не конгениален эпосу, исторически не верен ни по духу, ни в инсценировке и костюмах; и вообще все было на самом деле иначе.
Завершается письмо вопросом о том, как могли руководство телеканала и худсовет (если он существует) пропустить такой ужас в эфир.
Позже появились заявления отдельных лиц, в частности певицы Меруерт ТУСУПБАЕВОЙ, о том, что авторы сериала должны вернуть потраченные на производство деньги в госбюджет.
Баян Алагузова тоже в долгу не осталась и организовала на своей странице в инстаграме обращение к подписчикам с просьбой предоставить свои голоса в поддержку свободы творчества. Под постом сразу отписались несколько тысяч человек. В том числе и ваш покорный слуга. Думаю, нужно объяснить, в чем тут дело.
Экранный продукт с претензией на историчность - это всегда проекция актуального времени. Андрон КОНЧАЛОВСКИЙ писал, что в любом, даже детально воссозданном историческом фильме априори сквозит дух не той эпохи, про которую снимали, а во время которой снимали. Это чувствуется по всему, в том числе и по костюмам, которые привязаны к текущему представлению о моде. Гамлеты разных десятилетий одеты по-разному, даже если режиссеры хотят одного и того же. Естественно, при этом меняется и сам герой, поскольку он представляет собой отношение к старой ситуации в рамках нового контекста. Поэтому одна и та же - вроде бы - воительница Жанна д`Арк у всех авторов разная. У ШОУ - остроумная, у АНУЯ - набожная, у ДРЕЙЕРА - страдающая, а у БРЕХТА - политизированная, и так далее. Она и не может быть одинаковой. Кому нужна одинаковая Жанна, переснятая сто раз?
Баян-Сулу в новом проекте не похожа на Баян-Сулу из одноименного фильма Асанали АШИМОВА, который сняли в 1992 году. Не совпадает она и со своей тезкой из мультфильма 2006 года. А те, в свою очередь, не копируют полностью женский образ, который запечатлен в оригинальном эпосе. Точнее, в его вариантах, которых около полутора десятков. Ридли СКОТТ прав: лучший кинотеатр - это наша голова. Фольклорные и вообще любые литературные произведения выполняют роль триггера, который запускает воображение читателя. Если читатель оказывается режиссером или продюсером, он снимает свое видение материала. Так появляется очаровательная и жизнерадостная Вивьен ЛИ, а также обкуренная опиумом пессимистка Софи МАРСО. И при этом обе - Анны КАРЕНИНЫ.
Тут можно соглашаться или нет, но факт остается фактом: автор адаптации имеет право на трактовку. Это, в принципе, важнейшее и основное для творчества его право.
Баян-Сулу в новой экранизации получилась очень свободолюбивой, почти дерзкой. Ей явно тесно в тех рамках, которые навязал женщинам степной патриархат. Баян хочет сама решать свою судьбу и разговаривает с мужчинами всех мастей на равных. Может быть, именно это смутило тех людей, которые написали обращение против сериала? Они ведь говорят о том, что легендарная Баян была невиданной красоты, обаяния и вообще милашка - без всякой ереси. Ну как раз из тех, кого называют “настоящие казахские девушки” в самом буколическом смысле слова.
Однако дело в том, что любой исторический фильм следует снимать только тогда, когда есть что сказать о настоящем. Голливудский теоретик драматургии Роберт МАККИ определяет этот принцип как хронологический сдвиг, благодаря которому можно поднять такие вопросы, которые в современной инсценировке могли бы показаться слишком буквальными и неприятными. И вот вам - гордая, но трагически погибающая, в том числе из-за тотального самоуправства мужчин - Баян-Сулу в сериале. И новый отчет Генпрокуратуры в реальности: в 2016 году зарегистрирован рост уголовных правонарушений в отношении женщин на 90,3 процента (с 65 325 до 124 298), причем рост произошел во всех регионах, за исключением Северо-Казахстанской области. Представьте только: двукратный рост насилия! Причем в анализ не включены случаи бытовых преступлений.
И какая Баян-Сулу нужна современному зрителю на этом фоне? Покорная и забитая? Ласковая и всепрощающая?
Претензии к исторической достоверности сериала тоже выглядят странновато. Во-первых, никто доподлинно не знает, как все там было на самом деле. Во-вторых, для создания убедительной иллюзии правдоподобия в историческом кино нужны совсем другого размера бюджеты. Что, впрочем, тоже не спасает от придирок: когда Роланд ЭММЕРИХ снимал “Патриота” за $110 миллионов, он нанял команду специалистов из Национального музея американской истории. Режиссер хотел сделать фильм максимально достоверным во всем, что касается материального мира, и все равно не избежал колких выпадов от любителей истории. Метатели критических стрел, например, разглядели в кадре коровник, не соответствующий реальному топографическому раскладу во время финальной битвы.
Ну, и в-третьих, сериалы и кино - это продукт игровой, а не документальный. Средства художественной выразительности автор может использовать какие угодно, чтобы подчеркнуть ту идею, которая ему близка. Ведь никто же не думает всерьез, что во времена, когда сложилась поэма “Кыз-Жибек”, казахи кутались в разноцветный шелк и носили театральные костюмы. Тем не менее фильм Султан-Ахмета ХОДЖИКОВА, в котором есть все это и еще куча других условностей, у нас почитают за классику. Режиссеру важно было показать трагическую поэму о любви в жестоком степном феодализме, и опереточное решение оказалось для этого наиболее подходящим.
Тут важно понимать: новая экранизация “Козы Корпеш и Баян-Сулу” далека от совершенства, в ней можно обнаружить массу недостатков. Но обсуждение любого фильма нужно вести не с позиции, кто чего ждал и какую гуманитарную травму получил от своих неоправдавшихся ожиданий. Обсуждать надо смыслы, цели и задачи, которые ставили перед собой авторы.
Культуролог Земфира ЕРЖАН после выхода сериала написала, что нам рано подступаться к вершинам национальных сказаний, что мы еще недостаточно взрослые, умные и мало испытываем перед ними благоговение. Но если руководствоваться таким принципом, то мы никогда ни к чему не будем готовы.
Ситуация напоминает предисловие Роджера ХИЛЛА и Орсона УЭЛЛСА к книге “Шекспир для всех”, которое называется “Об изучении пьес Шекспира”. Первая же строка эссе гласит: “Не делайте этого! (не изучайте. - Т. Б.). Читайте их. Наслаждайтесь ими. Играйте в них”.
То же самое относится и к национальному наследию. На горы можно бесконечно долго смотреть. Но лучше начать в горы ходить.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, фото с интернет-ресурсов, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 18 июля

Золотые слова

«- Председатели судов Алматы Абдиканов и Акмолинской области Амиров, неужели вы не видели?! Вас используют для захвата чужого бизнеса! »

Жакип АСАНОВ, председатель Верховного суда:
Сказано на расширенном совещании судейского корпуса в Астане.
Вопрос на засыпку

Внимательно ли вы проверяете свои данные, когда вам выдают какие-либо документы или договоры?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева