⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Те ещё кадры

Тулеген БАЙТУКЕНОВ


Как запрет на фото- и видеосъемку помогает развивать туристический потенциал страны, а на самом деле - нет

В конце мая этого года администрация Иле-Алатауского заповедника объявила, что будет взимать плату за съемку на своей территории. День фотографирования теперь обходится посетителям в 25 тысяч тенге, а работа с видеокамерой - в два раза дороже. При этом материалы, записываемые для личного пользования и на любительские девайсы, по-прежнему останутся бесплатными. Отдавать деньги нужно в случае использования профессиональной аппаратуры для создания контента коммерческой направленности. Степень профессиональности техники определяется на месте. И на глазок.
Это уже не первая попытка администрации парка наладить поступления денег от непрекращающегося потока фотографов и видеомейкеров. В 2016 году в парке вообще повесили баннер, запрещающий любые съемки на территории заповедника. После возмущения общественности баннер убрали, а представители администрации объяснили, что в объявление закралась досадная ошибка. И вместо “любая фото- и видео­съемка запрещена” должно быть “по поводу фото- и видеосъемки обращайтесь в администрацию”. Как в анекдоте про женщину, которая на приеме у психотерапевта пожаловалась, что допустила оговорку по Фрейду. Хотела попросить: “Мама, подай соль, пожалуйста”, а сказала: “Сволочь, ты мне всю жизнь испортила!”
Но в случае с Иле-Алатауским заповедником хотя бы понятно, чем руководствуется администрация. На баннере следовало просто написать: “Денег хочется!” Мотивация, может быть, не очень приличная, зато близкая любому человеку.
С остальными пространствами в нашей стране все гораздо хуже. Блогер-путешественник Яков ФЕДОРОВ уже не первый год пишет посты и запросы на тему, почему во многих казахстанских музеях и просто на объектах историко-культурного значения нельзя фотографировать и снимать видео. Иногда, как в случае с Таразом и мавзолеями Айши-биби и Карахана, его посты оказывают влияние на ситуацию, а иногда, и это касается музеев всех мастей, нет.
Внятного объяснения существующему положению дел пока никто не дал, хотя есть подозрение, что таким образом кураторы объектов просто берегут их от слишком пристального внимания общественности. Мало ли что. В прошлом году на вершине монумента “Ќазаќ Елі” в Астане, заснятом с квадрокоптера, обнаружили надписи “Мурат”, “Бердибек” и “Тараз” (это, видимо, имена монтажников). Разгорелся скандал, с ситуацией начали экстренно разбираться, но ведь факт в том, что не попади надпись на видео, скандала бы не было. А стоит “Ќазаќ Елі” с 2009 года, слава Мурату, Бердибеку и Таразу.
Поэтому лучше вообще ничего не снимать. Ничего и не будет. Правда, туризма тоже - люди же привыкли фотографировать, видео снимать в тех местах, которые они посещают. И вот с этой досадной нелепостью пока непонятно, что делать.
Справедливости ради надо сказать, что запрет на съемку существует и в развитых странах. С одним отличием: там это регламентировано. Снимать с квадрокоптеров в Европе нельзя по соображениям безопасности. Представьте себе, например, Эйфелеву башню, вокруг которой вьются сотни мини-вертолетов, и все становится понятно. В некоторых музеях съемка тоже под запретом, потому что собирающиеся с фотоаппаратами туристы создают потенциально опасное столпотворение, которое не может контролировать служба безопасности, а кроме того, фотовспышки вредны для старых полотен.
В остальном - полная свобода. И не только в Европе. Недавно нам довелось побывать с недельными съемками в двух российских городах - Омске и Санкт-Петербурге. Несмотря на достаточную визуальную увесистость аппаратуры и активные уличные съемки, к нам подошли всего один раз, на разводном мосту над Невой. Сотрудник органов поинтересовался, безопасна ли наша работа для нас и для окружающих, поскольку мост - сложное инженерное сооружение и важный объект, потом взял под козырек и ушел.
А в нашей стране, как только достанешь что-то похожее на штатив и камеру, тут же, будто черт из табакерки, появится или охранник, или сторож, или просто непонятно кто с требованием немедленно остановить съемку. Так происходит везде и всегда. Возле торговых центров, около музеев, в парках и заповедниках.
Апофеозом ситуации можно, наверное, считать случай с моим знакомым, который уехал в голую степь за 150 километров от Алматы, чтобы снять клип. Как только команда выставила оборудование, прилетели два джипа с автоматчиками и заявили, что это частная территория и снимать нельзя.

В принципе, конечно, можно и не снимать. Нигде и никогда. Но в таком случае надо развивать туристический потенциал страны именно в таком ключе. Замечательный народ с богатыми традициями, умопомрачительные пейзажи, отличные памятники и музеи. Приедьте и насладитесь! Но только не снимайте - к чему это? Всю красоту нашей страны вам все равно не удастся передать. Она, как Мурат, Бердибек и Тараз, на недосягаемой неснимаемой высоте.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева