⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Пётр Своик: Казахстан и ВТО давно живут гражданским браком

Игорь ХЕН

Недавно министр финансов Болат ЖАМИШЕВ во время “прямой линии” отметил, что Казахстан, несмотря на то что не является членом Всемирной торговой организации, на 90 процентов живет по ее правилам. Известный экономический предсказатель Петр СВОИК на пальцах объясняет, что стоит за высказываниями министра, и рассуждает о роли Казахстана в глобальном мироустройстве

- По отчетам прошлого года структура казахстанского ВВП такова: 48,4 процента составляет экспорт и ровно 30 процентов - импорт. Если добавить сюда всю инфраструктуру, которая обслуживает экспорт, и добавить внут­реннюю торговлю, сопровождающую импорт, можно сказать, что три четверти национального производства формирует экспорт сырья за границу, а больше половины ВВП по потреблению формирует завоз иностранных товаров. Такую экономику трудно назвать самодостаточной.
В производственном смысле мы есть территория для максимально удешевляемого вывоза сырья за границу, а в потребительском смысле мы не что иное, как конечная сбытовая провинция для российских, китайских, турецких и других товаров. При этом ни добытчики нашего сырья (в подавляю­щем большинстве иностранцы), ни поставщики импортных товаров объективно не заинтересованы в развитии производственных и сбытовых структур в Казахстане.
Причины банальны - огромная страна, малое население, климат не самый благоприятный, коррупция и все такое. Причем наше положение очень устоявшееся и стабильное, потому что мы являемся частью не только мировой экономики, но и одного мирового государства.
- Есть, значит, и такое?
- Обосновываю. Одним из признаков государственности является наличие собственной валюты. Тенге функционирует в режиме местного доллара, причем по правилам Международного валютного фонда, определяющего правила функционирования местных валют. Мы часть мирового долларового пространства. Другой критерий государственности - наличие государственных границ. У доллара это весь мир. Доллар заходит даже в Северную Корею, на Кубу и в Иран. Но там он функционирует с некоторыми препятствиями, а в такие страны, как Казахстан или Россия, он заходит “как хозяин необъятной Родины своей”. Причем это все делается строго по правилам, которые мы приняли и аккуратно внедрили в течение 1998-2002 гг. Речь идет о так называемой полной конвертации тенге. А это не только обменники на каждом углу. Это значит, что доллар без регистрации, учета и пошлины, пусть символической, имеет право заходить в экономики нашего типа. Доллар - это главная местная валюта, отображением которой является тенге.
- Международный валютный фонд, получается, глобальное Министерство финансов. А ВТО тогда что?
- Да, если МВФ - это всемирный Минфин, то ВТО - это всемирный Минторг. Мы так долго стремимся туда попасть, а нас все не принимают, обнадеживают и вроде как в этом году все-таки примут. Но мы уже давно там, и никакого принятия не требуется. ВТО определяет правило торговли во всемирном долларовом государстве. Единственный товар, который не облагается никакими таможенными пошлинами и никаких границ не имеет, - это доллар. Все остальное облагается пошлинами, защищаю­щими вроде свой внутренний рынок, но в любом случае курируются они ВТО.
Мы давно играем по этим правилам. У нас пошлины на вывоз из страны всего сырья нулевые, и все страны, покупающие наше сырье, имеют встречные нулевые пошлины. Потому что таких чудаков, которые бы начали отгораживаться от казахстанской нефти, сырого урана или черных и цветных металлов, нет и не будет. Что касается ввозных пошлин на все импортные товары, то они еще до вступления в ВТО у нас ниже, чем в среднем по организации.
Вступление Казахстана в ВТО можно сравнить с гражданским браком - люди давно живут друг с другом, уже и детей нарожали, имеют совместное имущество и вдруг решают сыграть свадьбу. Она, конечно, не помешает, чтобы повеселиться, но на следующее утро законные супруги просыпаются в той же постели, что и раньше. Штамп в паспорте особо ничего не меняет, он нужен лишь при разводах и скандалах, а до этого в глобальном государстве пока не дошло.
- Какова структура управления глобальным долларовым государством и можно ли провести аналогии с СССР?
- В бывшем Союзе Москва не спрашивала нас, где и что ей на нашей территории строить. Были ужасные проекты вроде Семипалатинского ядерного полигона, но было и много полезного - промышленность, инфраструктура, города, дороги. Нынешнее всемирное государство дает всем своим “союзным республикам” полную самостоятельность - лишь бы вписывались в правила МВФ и ВТО. Краем глаза, конечно, поглядывает, но нового Колбина из Вашинг­тона присылать никто не будет. Глобальное государство не только не вкладывает в развитие Казахстана или России, но согласно установленным правилам только усиливает сырьевую и монетарную вторичность своих периферийных “республик”. И еще одно отличие - если в СССР весь управляющий аппарат находился в Москве, то в нынешнем Совмин находится в Вашингтоне, а Политбюро - в Лондоне.
Теперь пару слов о Таможенном союзе. Это принципиально иное, потому что если ВТО - это договоренность о таможенных пошлинах на границах, то Таможенный союз - это отмена таможенных границ. Нужны ли Казахстану Таможенный союз и Евразийское экономическое пространство сейчас, в контексте нахождения Казахстана в глобальном МВФ-ВТО-государстве? Не нужны и напрямую вредны. Для экспорта Казахстана союз ничего не дает, так как Россия и Белоруссия - транзитные страны, не покупающие наше сырье в больших объемах. Что касается импорта, то раньше мы завозили товары из 10 основных стран, а потом повысили таможенные барьеры для них и сняли все барьеры для России и Белоруссии, которых и раньше, в общем-то, не было.
- В Казахстане время от времени предпринимаются попытки уйти хотя бы частично от сырьевой зависимости. Как вы их оцениваете?
- При всех своих достоинствах та же программа форсированного индустриально-инновационного развития, где были и есть не только распилы и разворовывания, но и реальные дела, ни на йоту не освободила нас от экспортно-сырьевой и импортной зависимости. И объективно единственным крупным и значимым проектом за все время нашего суверенитета является Кашаган. Это важный стратегический объект. Но он совершенно иностранный и предназначен для добычи и вывоза каспийской нефти. Доля КМГ здесь символична. Кашаган имеет отношение к Казахстану постольку, поскольку находится на нашей территории.
- Нахож­дение в составе глобального долларового государства - это вообще хорошо или плохо для нас?
- Главная проблема в том, что все это скоро перестанет существовать. В истории все имеет свой конец, и мировое государство тоже. Одна из самых главных причин - заканчивается эпоха не просто частного капитализма, а именно частного ростовщичества. Способов снабжения экономики деньгами человечество знает множество. Но на современном этапе всемирную историческую, пусть и временную, победу одержало ростовщичество - принцип, когда все деньги попадают в экономику на возвратной и платной основе. Таким образом, экономика всегда должна банкам все имеющиеся в ней деньги плюс еще и проценты по кредитам, которые даже еще не напечатаны. Рассчитаться можно, лишь взяв еще больший кредит.
Работоспособна ли такая схема? Вполне, но при одном обязательном условии - экономике необходимо постоянно развиваться, должна идти экспансия новых денег и расширение товарного производства-потребления. Ростовщический механизм вкупе с культом денег победили в итоге СССР, поглотили и Китай. Почему? Ростовщическая схема не может существовать, не расширяясь, а для соцлагеря проблемой было удержание тех пространств и объе­мов, которые у него были. В итоге ему пришлось упасть в объя­тия модели ростовщичества - теперь уже единственной и глобальной. Но ей приходит конец, потому что расти уже некуда.
Как КПСС распалась на респуб­ликанские ЦК, первые секретари которых и стали суверенными президентами, так и глобальная долларовая держава распадется на ранее существовавшие, имеющие свою географию, историю и менталилет блоки, которые пока находятся в ее составе. Вот тогда евразийская интеграция станет вопросом нашего общего исторического выживания. Поэтому сейчас потренироваться с Таможенным союзом очень полезно.
Перспектива такова: инду­стриальная экономика мощнейшим образом наращивая свои производительные силы и радикально подняв уровень жизни в мире, в силу разделения труда распространилась на весь мир, и все государства этого мира (кроме Северной Кореи и Кубы) являются производственными цехами. Нам досталась, к сожалению, роль сырьевого цеха. Но технический, экономический прогресс не остановить, и уже сейчас в мире существует много технологий, позволяющих удовлетворять материальные требования в гораздо меньших объемах рынка с задействованием относительно небольшого количества как производителей, так и покупателей. Уже совсем недалек тот день, когда отнюдь не глобальные сообщества смогут обеспечивать себя и жить пусть не обособленно, но самодостаточно. Это будет совсем иной мир, но пока мы подходим к такому переломному историческому моменту, которое человечество еще не переживало. Каким-то отдаленным аналогом является крах Римской империи, после которого Европа 500 лет жила в дикости. Сегодня масштабы гораздо больше. Это не катастрофа и не конец истории, но новый виток ее развития.

Игорь ХЕН, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

15.08.2013

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева