⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Не все государственные инициативы сразу воспринимаются обществом и рынком

То ли на фоне глобального противостояния России и Запада, то ли действительно наболело, но в последнее время журналистское сообщество Казахстана значительно активизировалось: за несколько последних месяцев 2014 года - целых три медийных форума. Топ-менеджеры отрасли говорят о нехватке финансовых ресурсов и просят поддержки у государства; часть экспертов размышляет на темы информационной бе­зопасности и необходимости ограничить вещание иностранных телеканалов, другая критикует качество отечественных программ, сравнивая прически казахстанских ведущих с российскими. Какова позиция государства по этим вопросам, что оно предпринимает для повышения конкурентоспособности отечественных медиаструктур в эксклюзивном интервью рассказал вице-министр по инвестициям и развитию Аскар ЖУМАГАЛИЕВ (на снимке), курирующий развитие информационной отрасли.

- Давайте начнем с самого злободневно-болезненного для нашей медиасферы: качество казахстанских СМИ по-прежнему критикуют, к тому же в последнее время много говорят об угрозе информационной безопасности. Государство что-нибудь делает, чтобы переломить это состояние, эти настроения?
- “Информационная безопас­ность” - на самом деле более широкое понятие. Сюда входит защита IT, телекоммуникационные инфраструктуры, системы мобильных платежей, кибербе­зопасность. А то, о чем говорят в журналистской среде, я бы назвал проблемой информационно-психологического воздействия СМИ. Работа, которую в этом направлении проводит государство, имеет комплексный характер. Это не тот случай, когда проблему можно решить только ограничениями и фильтрами. Нельзя просто взять и закрыться от чужих информационных потоков, тем более в условиях глобализации информационного поля.
Нужно продвигать свои идеи, свои ценности, а для этого надо повышать доверие населения к своим СМИ и их популярность. Поэтому помимо принимаемых нами технических мер мы работаем над созданием условий для развития отечественной журналистики, повышением качества контента, расширением доступа к отечественным электронным и печатным средствам массовой информации. К ним же можно отнести законодательные нормы по обязательной доле отечественного контента в эфире. Именно такие меры в результате приведут к росту индекса доверия к нашим телеканалам, газетам и, что не менее важно, - к последовательному формированию в обществе принципов медиаграмотности - способности к анализу и критическому восприятию потока информации, генерируемой в медиасфере. К слову, в прошлом году мы расширили географию присутствия казах­станских журналистов за рубежом, открыли коррес­пондентские пункты еще в 15 странах, чтобы наши телеканалы имели свой взгляд на происходящие в мире события.
- Ну и как, на ваш взгляд - не чиновника, а зрителя: есть ли хоть какой-то прогресс в развитии нашего телевидения?
- Могу сравнить с 2010 годом. Это был период, когда я практически все вечера проводил возле телевизора, чтобы быть в теме. Вспомните то время: эфир был заполнен в основном закупными фильмами и сериалами - ни собственных больших шоу, ни форматных программ, а качество картинки оставляло желать лучшего. За четыре года в этом отношении произошел большой прогресс. По поручению президента страны внедряется цифровое телевидение, многие каналы перешли на вещание в HD, начали снимать вечерние шоу-программы, адаптировать популярные международные форматы, появилось множество отечественных реалити-шоу, сериалов и ситкомов - то, чего тогда точно не было.
Поверьте, многие передачи я сейчас смотрю не потому что надо, а потому что действительно интересно. Отдельно можно сказать про информационный блок программ: они стали работать не на количество, а на качество. Каналы начали делать реальные прямые включения в новостях. И я думаю, что все это зрители замечают.
А что касается критики наших СМИ, то считаю, что она всегда должна быть, потому что стимулирует и задает планку.
- Вот вы сказали о законодательной норме по обязательному объему отечественного контента. Но разве это можно отнести к государственной поддержке? Насколько я помню, в свое время эту норму телевизионщики назвали чуть ли не губительной для отрасли…
- Действительно, когда мы в 2010 году прописали в Законе “О телерадиовещании” обязательства по поэтапному увеличению в эфире телеканалов доли отечественного контента, все в один голос начали говорить, что это невозможно и что такими мерами мы задушим медиабизнес. Многие думали, что только турецкие и корейские сериалы могут дать хорошие рейтинги. Что мы видим спустя четыре года? Ничего плохого не произошло, вместо этого - в десятки раз увеличилось количество продакшн-компаний, появилось много новых программ, сериалов, ток-шоу. Кстати, по закону в 2014 году каналы должны были обеспечить 30 процентов отечественного контента, но по факту эта цифра уже составляет почти 40.
- А до принятия этого закона какая была ситуация?
- До этого закона у нас производством телевизионного контента занималось несколько крупных игроков. Этот рынок не развивался, потому что все деньги уходили на закуп зарубежной продукции. Сейчас, если взять государственные каналы, они сотрудничают с сотней аутсорсинговых компаний. И уже есть достаточно примеров, тех же сериалов, которые доказали, что хороший отечественный контент востребован нашим зрителем. На телеканале “Казахстан”, к примеру, в последнее время сериалы по рейтингам обходят то же турецкое или корейское “мыло”. На мой взгляд, это рельный прогресс. Поэтому, как видите, не все государственные инициативы сразу воспринимаются обществом и рынком.
Такая же реакция была при создании телеканалов “Балапан” и “24.kz”. Когда разрабатывались их концепции, некоторые говорили, что эти СМИ “мертворожденные”, у них нет будущего. Но государство все равно пошло на их создание. Задача детского канала - воспитывать будущее поколение, прививать наши ценности: уважение к родителям, любовь к Родине, честность, порядочность... Учитывая, что, с точки зрения рекламодателей, он практически не­рентабелен, кому как не государству его финансировать? Круглосуточный новостной канал тоже был необходим, сегодня среди всех наших телеканалов он самый оперативный, при необходимости может провести включение практически из любого места, в любое время. К тому же эфир телеканала состоит исключительно из отечественного контента.
- Продолжая о контенте… Сегодня, как вы сказали, 30 процентов эфира должно быть занято отечественными программами. Как быстро эта планка будет расти?
- Эти периоды мы прописали в том же законе о телерадиовещании. В 2016 году планка поднимется до 40 процентов, а в 2018-м каналы должны перейти на 50-процентный объем отечественного контента. В прошлом году мы пытались также добиться налоговых преференций для СМИ, но пока не получилось… Возможно, не самое лучшее время сейчас.
- Вы упомянули про увеличение финансирования. Можно поподробнее?
- С момента создания Агентства связи и информации, потом уже в новом министерстве мы занимались разработкой механизмов для поддержки рынка, частных СМИ. В том числе путем госфинансирования. Глава государства нас поддержал, поэтому с этого года мы перераспределяем объем выделенных средств в сторону увеличения финансирования частных СМИ, причем сразу примерно в 3 раза. Кроме того, с этого же года не только для государственных, но и для частных телеканалов пре­дусмотрели средства на создание сериальной продукции.
- Какая выгода от этого государству?
- Во-первых, таким образом мы помогаем телеканалам, во-вторых, это работа для целого ряда режиссеров, сценаристов, актеров, ну и, в-третьих, зритель будет смотреть в эфире на нашу жизнь, наши традиции, наши обычаи… На телеканалах будут продвигать наши казахстанские ценности - уважение своих родителей, межнациональное согласие, патриотизм…
- Кто сможет принять участие в конкурсе?
- Республиканские телеканалы.
- Спросил об этом, потому что региональному телевидению в ситуации с контентом еще тяжелее. Им как-то планируете помогать?
- Действительно, с учетом постоянного оттока кадров на рес­публиканские каналы у местного телевидения ситуация куда более сложная. Еще в Министерстве связи и информации мы рассмат­ривали возможность передачи всей сериальной линейки, произведенной госканалами за счет государственных средств, регио­нальным телеканалам. Сейчас вернулись к этому вопросу. Раз государство уже оплатило производство фильмов, премьерный показ состоялся - почему бы их не передать другим каналам? По-моему, это эффективнее, нежели они будут лежать в архивах. За последние четыре года “Казах­стан” и “Хабар” произвели более 30 сериалов и ситкомов, причем 14 из них в прошлом году. Для региональных телеканалов это большая поддержка, потому что производство контента, тем более сериального, занятие не из дешевых. Сейчас разрабатываем соответствующий механизм: по истечении какого периода этот контент может передаваться в регионы, на какой правовой основе, на какой срок и т. д. Уже в этом году местные телеканалы смогут получать эти фильмы и транслировать их в своем эфире.
- Госканалы, наверное, будут не в восторге от вашей инициа­тивы.
- В принципе, они понимают, что это важно.
- В чем-то схожая ситуация со столичным медиацентром: 14 современных студий, дорогущее оборудование, но все это в основном в пользовании госканалов. И вряд ли они полностью загружены. Почему бы не дать возможность частным каналам и компаниям пользоваться этими ресурсами…
- Еще летом мы пересмотрели концепцию работы “Қазмедиаорталығы”, предварительно проведя анализ эффективности. Некоторые студии действительно были задействованы в съемках всего несколько раз в неделю. Все остальное время эта полезная площадь вместе с оборудованием простаивала. Не для того глава государства поручал построить это специализированное здание, чтобы эти возможности не использовались. Поэтому мы развернули ситуацию лицом к рынку. А чтобы у руководящего состава появился стимул, чтобы не рассчитывали только на средства, которые гарантированно поступают им от государства, поставили KPI по загрузке студий и по привлечению клиентов. Некоторые павильоны уже задействованы в съемках сериалов, сейчас телеканал “Астана” записывает программу “Sky-студия”, есть частные компании, которые пользуются монтажными аппаратными медиа­центра.
- Кстати, первое время говорили, что наши специалисты не умеют пользоваться его оборудованием…
- Девять сотрудников медиацентра мы отправляли на стажировку в Санкт-Петербург, приглашали специалистов в Астану для обучения. На самом деле повышение квалификации - очень актуальный вопрос для отрасли. На обучение своих сотрудников, я считаю, денег жалеть не надо - об этом я всегда говорю руководителям СМИ. С одной стороны, я их понимаю - не хочется отпускать хорошие кадры, но с другой - когда они вернутся с учебы, благодаря полученным знаниям принесут еще большую пользу. В 2013 году по программе “Болашак” 13 специалистов прошли стажировку в России и Великобритании, среди них видеоинженеры, операторы, звукорежиссеры. Начиная с прошлого года представителям СМИ выделили отдельную квоту на обучение по президентской программе “Болашак”, такую же, как у госслужащих и научно-педагогических работников. Семь сотрудников госканалов уже получили стипендии: часть из них пройдет краткосрочную стажировку в этом году, другие получат магистерское образование в США и Великобритании.
- Смогут ли журналисты частных каналов принимать участие в конкурсе на эту стипендию?
- Эта квота не только для журналистов государственных СМИ, но и для работников отрасли.
- В последнее время очень активно обсуждают присутствие на нашем информационном поле иностранных СМИ. Некоторые эксперты даже высказываются по поводу необходимости ограничения их вещания. Почему так получилось, что у нашего зрителя большой интерес к иновещанию?
- В том, что иностранные СМИ есть на информационном поле какого-либо государства, нет ничего особенного, и это вполне нормально. Ограничительные меры, о которых вы упомянули, - не выход. Просто на отечественном медиарынке должны быть единые правила игры, как это сделали наши соседи по Евразийскому экономическому союзу - Россия и Беларусь. Например, российское законодательство регламентирует иностранным каналам создание в стране юридического лица, которое работает в правовом поле страны. Схожие подходы в Белоруссии. Это сделано для того, чтобы у всех были одинаковые условия. К примеру, если в стране запрещена реклама алкогольной продукции, то и иностранные каналы должны соблюдать эту норму. В рамках гармонизации нашего законодательства мы как раз занимались разработкой похожих норм.
Что касается причин высокого интереса к иностранному ТВ, это произошло прежде всего из-за отсутствия возможности смотреть свое телевидение - знаете же, какая у нашей страны большая территория. Не поверите, но это факт: жители 550 сел раньше вообще не смотрели казахстанское ТВ, потому что до них сигнал просто не доходил. В других селах было максимум два телеканала - “Хабар” и “Казахстан”. Все это и привело к широкому использованию населением “серых тарелок”, распространяющих сигналы лишь зарубежных каналов. В результате на севере страны смотрели преимущественно российское ТВ, на юге - узбекское, турецкое, а на западе - туркменское.
- Получается, люди жили событиями соседних стран…
- Да, было такое время. Сейчас ситуация кардинальным образом изменилась. По поручению президента мы в 2010 году приступили к реализации проекта по переходу на цифровое вещание. Услугами спутникового цифрового телевидения уже сейчас пользуются около 800 000 семей. Преимущественно это жители тех населенных пунктов, где раньше вообще не было технической возможности обеспечить прием казахстанских телеканалов. Параллельно внедряется цифровое эфирное телевидение. Сегодня 72 процента населения уже может смотреть целый пакет казахстанских каналов в высоком качестве через обычную телевизионную антенну. По нашим подсчетам, к услуге уже подключилось около 150 000 домохозяйств. Кстати, прошлым летом мы запустили еще и интернет-вещание. Те же казахстанские телеканалы вы можете смотреть и в онлайн-режиме. К тому же система позволяет “перекручивать” эфир телеканала на 24 часа назад, что позволяет просматривать передачи или фильмы, которые уже прошли в эфире.
- Если с доставкой телевизионного контента в регионы ситуация кардинально меняется в лучшую сторону, то печатная продукция в отдаленные села по-прежнему приходит с недельной задержкой.
- В этом вопросе ситуация тоже меняется. Еще не так давно газета могла идти до подписчика 8 дней, а за последние полгода удалось сократить это время в два раза. Более того, в первом квартале этого года новое руководство “Казпочты” обещает сократить это время до трех дней. Сейчас для этого проводится целый комплекс мероприятий: внедряется механизированная одноэтапная сортировка печатных изданий до уровня каждого почтальона, переводится на газ автотранспорт, который участвует в доставке, транспорт оснащается датчиками GPS, чтобы осуществлять контроль за доставкой в режиме реального времени, и т. д.
- Что еще делается для поддержки печатных изданий?
- Во-первых, ежегодно предусматриваются средства в рамках государственного информзаказа для печатных СМИ, в том числе и в этом году. Кроме того, мы помогали региональным газетам развивать свои интернет-ресурсы, на бесплатной основе создавали сайты для печатных изданий. За прошедший год мы перевели в Интернет две сотни региональных газет. “Казахстанская правда” тоже последовала этому примеру, они создали интернет-редакцию, полностью изменили концепцию сайта. В результате с весны посещаемость ресурса увеличилась в 5 раз. Думаю, это очень хороший результат.
Должен сказать, большая работа ведется по развитию Интернета в принципе. С этого года начинается реализация проекта по обеспечению сельских населенных пунктов высокоскоростным Интернетом посредством прокладки оптики.
- Интернет-ресурсы будут вовлечены в государственный информационный заказ?
- Он уже на них распространяется, но в этом году планируем увеличить финансирование по этому направлению практически вдвое. Особое внимание будет уделяться казахскоязычным ресурсам, потому что интерес со стороны населения к качественному контенту на государственном языке быстро растет.
Распределение средств будет осуществляться по открытому конкурсу согласно Закону “О государственных закупках”. Основные критерии, которые будут предъявляться к интернет-ресурсам, - высокие рейтинги посещаемости, качественный контент, цитируемость материалов и т. д.
- Коль уж мы заговорили про Интернет и интернет-ресурсы, не могу не задать вопрос о блокировке сайтов. Неужели в этом есть какая-то эффективность? На мой взгляд, кто хочет, тот ведь всегда найдет…
- Ограничение противоправного контента направлено не на тех, кто целенаправленно ищет такую информацию, а на тех, кто может ее случайно встретить. Прежде всего это дети, подростки, у которых еще не развито критическое мышление. К тому же это крайняя мера, к которой государство прибегает исключительно в предусмотренных законом случаях. Если собственник интернет-ресурса не выполняет требования казахстанского законодательства, после решения суда доступ к нему ограничивается. Убирает противоправный контент - доступ восстанавливается. Я, например, как отец не хочу, чтобы мои дети смотрели какие-то ролики про террористов, разжигающие межнациональную рознь… И уверен, многие родители со мной в этом вопросе согласятся.
- Вы сами какие ресурсы посещаете?
- Их достаточно много. В основном это новостные ленты и агрегаторы, в закладках также все сайты наших госСМИ. Есть ряд иностранных ресурсов, которые также периодически читаю, чтобы анализировать происходящие в мире события с разных точек зрения.
- Прошедший год был очень насыщенным на разные события в отрасли. Как вы его оцениваете с точки зрения эффективности?
- Многое из того, что хотели сделать, мы сделали, поэтому для нас он был эффективным! Желаю, чтобы новый год был таким же плодотворным, как и 2014-й!

Самат АШИМОВ, фото автора, Астана

Загрузка...
Астропрогноз
с 13 по 19 декабря

Золотые слова

«- Я независимый человек, я ни от кого не завишу. Я даже родителям своим помогаю - вот это круто! »

Габидулла АБДРАХИМОВ, аким Шымкента:
Сказано во время выступления на форуме молодежи
Вопрос на засыпку

Что будет, если МВД начнет выплачивать вознаграждение за фото и видео правонарушений?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева