⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Забытая рота

Галина ВЫБОРНОВА

В Таразе на краю старого кладбища за 5-м микрорайоном есть братская могила. О ней мало кто знает. Сюда редко кто забредает. Весной трава здесь по пояс. Когда директор соседнего кладбища скашивает ее, обнажаются железные таблички с номерами. 73 таб­лички. Здесь покоятся 73 воина, погибшие от ран в военных госпиталях тогдашнего Джамбула...

Как получилось, что в городе со славными армейскими традициями заброшенным и забытым оказалось воинское захоронение, понять трудно. И ведь что интересно: 11 солдатам, точно так же умершим от ран в госпиталях, чьи имена известны, установлен мемориал, им воздаются почести. А их собратьям - высокая трава и забвение.
Но пришло, видно, время собрать и эти камни. Стрясти пелену. Вывести из небытия забытых героев.
Одно имя уже ждет своей памятной плиты.
Фамилия Щелочков в Таразе известная. Владимир ЩЕЛОЧКОВ - полковник милиции в отставке, бывший начальник УВД Жамбылской области. Павел ЩЕЛОЧКОВ (на верхнем снимке) - подполковник в отставке, последнее место службы - заместитель начальника Сарысуского РОВД. Сейчас оба брата - пенсионеры МВД. И, как в былые времена, ведут поиск. Но не преступников разыскивают. Ищут могилу деда, участника Великой Отечественной войны.
- У нашего деда Егора Ивановича ЩЕЛОЧКОВА и его жены Евдокии было три сына: Иван, Владимир и Александр, - рассказывает Владимир Щелочков (на снимке). - Жили они в Алтайском крае, оттуда, из города Камень-на-Оби, в 1941 году дед и старшие сыновья ушли на фронт. А бабушка Евдокия с младшим сыном Александром - будущим нашим отцом - приехала сюда, в Казахстан. Александру было тогда 15 лет, он устроился работать кочегаром на паровозе, а вскоре парню доверили водить состав. Рабочая карточка позволяла ему содержать себя и мать.
В 1945 году вернулись с фронта в родной дом в России Иван и Владимир. У дяди Володи после ранений в ногу и лицо колено не сгибалось, и глаз не видел. А дяде Ване пулей раздробило зубы, его сослуживцы, по его рассказам, шутили: “Ты, наверное, слишком громко “Ура!” кричал, вот пуля в рот и залетела!”.
Пришел с войны и Егор Иванович - только не на своих ногах, - продолжает свой рассказ Владимир Щелочков. - Всего израненного, да еще и больного туберкулезом, его привезли в Джамбул - к жене и младшему сыну. По сути, привезли умирать. Он и умер вскоре. Так вот моя бабушка по материнской линии, которая работала операционной сестрой в том госпитале, где он скончался, мне потом рассказывала, что родственникам похоронить деда не дали. По причине туберкулеза, я так думаю. И хоронило туберкулезных больных государство.
- О том, что умершие от ран похоронены вместе, мне сообщил один из местных старожилов, - подхватывает нить разговора Павел Щелочков. - Я тогда уже очень активно вел поиски могилы деда, дал объявление в газету. И на него откликнулся человек почтенного возраста, чья мама работала медсестрой в железнодорожной больнице. Именно на ее базе был развернут один из госпиталей, а другой, кстати, размещался рядом, в железнодорожной школе № 320 (сейчас это гимназия № 24. - Г. В.). Старожил подтвердил, что всех умерших в госпиталях хоронили в братской могиле на кладбище за 5-м микрорайоном.
Я стал искать братские могилы. Обошел все кладбище - ничего похожего. А могила, оказывается, на самом краю, откуда уже начинается спуск к реке, я всего-то несколько метров не дошел до нее. Ее мне показала бухгалтер Успенского храма Марина, она частый посетитель на этом погосте. Невозможно передать мои чувства, когда я увидел эти таблички - ведь под какой-то из них лежал мой дед… И хотя саму дедову могилу я так и не нашел, но теперь, по крайней мере, круг сузился до двухсот квадратных метров.
Братья Щелочковы рассказали о дальнейшей судьбе своих боевых предков. После того как дед умер, а его старшие сыновья вернулись с фронта в родные места, бабушка Евдокия уехала к ним на Алтай. А младший сын Александр остался в Джамбуле. Женился, родились дети - Владимир и Павел Щелочковы. Александр так и проработал всю жизнь машинистом. Трудился ударно, стал заслуженным железнодорожником, его портрет всегда висел на Доске почета.
Умер Александр Егорович в 2003 году в возрасте 78 лет. Спустя два года Владимир Щелочков съездил на Алтай, в военкомате города Камень-на-Оби ему предоставили документы, по которым он без труда отыскал родственников и вскоре смог навестить могилки своих дядей.
А вот двести квадратных метров на таразском кладбище, где покоится дед Егор, для братьев Щелочковых пока непреодолимы. В местном военкомате, куда Павел обратился с запросом, ответили, что для дальнейшего поиска нужна более подробная информация о бойце. А архив железнодорожной больницы, как выяснилось, сгорел.
...Мы с Павлом стоим у края братской могилы. “Здесь захоронены воины Великой Отечественной войны” - гласит надпись на указателе. Откуда он здесь? Я достаю мобильник и набираю номер директора главного городского кладбища Тараза “Зеленый ковер” Кадырхана АБДУЛЛАЕВА в надежде, что, может быть, ему что-то известно о тех, кто покоится на этом квадрате.
- Указатель поставил я, - отвечает Кадырхан. - Несколько лет назад ныне покойная заместитель председателя городского совета ветеранов Лариса Алексеевна ЩУКИНА меня просила: “Кадырхан, ты уж, пожалуйста, позаботься об этом участке кладбища. Ведь здесь лежат воины Великой Отечественной войны”. И я завещание Ларисы Алексеевны выполняю: каждый год выкашиваю здесь траву и крашу таблички, хоть это дело и не мое - кладбище в коммунальной собственности. И буду делать это впредь. А правильнее было бы поставить хоть какой-то памятник этим неизвестным героям. Ведь от того, что солдаты безымянные, величие их подвига не уменьшилось…
Возвращаясь назад по главной кладбищенской аллее, мы остановились у мемориала, где захоронены те 11 бойцов, чьи имена вы­гравированы на мраморных плитах. Мемориал, установленный еще в конце 70-х, давно нуждается в реставрации, а прилежащая к нему территория - в благоустройстве. Год назад, к 70-летию Великой Победы, на это выделялись деньги. И что же? Ремонт был сделан такой, что лучше бы его не делали. Вместо тротуарной плитки появился асфальт, вернее, видимость асфальта: некая рассыпчатая масса с прорастающей из-под нее травой... Сам памятник был заштопан гранитными плитками другого оттенка, выбивающимися из общего тона. В общем, все было сделано тяп-ляп для отвода глаз.
Видеть такое отношение городских властей (именно отдел ЖКХ акимата Тараза выступал заказчиком ремонта, а подрядчиком - небезызвестное в нашем округе ТОО “Жасыл Ел-Тараз”) к памяти о великой войне было невыносимо, и я обратилась с заявлением в антикоррупционную службу Жамбылской области. После долгой и наверняка “тщательной” проверки пришел ответ - цитирую ключевую фразу (орфография и стиль сохранены): “Осмотром уложенного асфальта на площадке памятника установлено его наличие, а в местах проросшей травой, подрядчиком произведена замена асфальта”.
Сегодня все та же проросшая трава и “наличествующий” асфальт: латка на латке…

Галина ВЫБОРНОВА, фото автора и Ольги ЩУКИНОЙ, Жамбылская область

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 18 октября

Золотые слова

«- У граждан возникает резонный вопрос: если правительство допускает такую ситуацию, то зачем намтакое правительство? »

Айкын Конуров, депутат мажилиса:
Сказано на заседании парламента в среду по поводу топливного кризиса в стране.
Вопрос на засыпку

Министр труда и социальной защиты Тамара Дуйсенова в минувший вторник сообщила, что самозанятым планируется упростить порядок регистрации в налоговых органах. На ваш взгляд, какие выплаты должны делать 1,4 миллиона выявленных “непродуктивно самозанятых”?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров