⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Лимон для фиников

Тохнияз КУЧУКОВ

Как руководители департамента финансовой полиции Алматы раскручивали контрабандистов на миллионную взятку

Старший инспектор департамента финансовой полиции Алматы Кенжебай ЖУМАБЕКОВ, который вместе с агентом Санычем (он же Талгат МАХАТОВ) был внедрен в доверие контрабандистам, поведал следователям Генпрокуратуры о том, как его руководители приняли предложение Талгата КАЙР­БАЕВА и Бахыта ОТАРБАЕВА крышевать теневые схемы. Как заверял на допросах Жумабеков, финполовские бастыки отказались от еженедельных взяток и уговорили конт­рабандистов собрать разом миллион долларов взамен на свое покровительство...

Если верить показаниям майора Жумабекова, его визави, промышлявшие контрабандой китайского ширпотреба, согласились на условия финполиции и начали собирать тот самый миллион. А чтобы покровители контрабандных схем не сомневались в искренних намерениях Кайрбаева и Отарбаева, они, раз в неделю встречаясь с агентом финпола Махатовым в ресторанах и на парковках, передавали ему вместе с деньгами письменные отчеты: сколько всего машин с грузом было завезено в Казахстан за прошедшие семь дней и какая доля причитается руководителям финансовой полиции южной столицы. В свою очередь Саныч привозил эти деньги и записки Жумабекову, который аккуратно подшивал отчеты в дело оперативного учета. Так начиналась раскрутка самого громкого в истории страны коррупционного дела, на суде по которому сейчас фигурируют 45 обвиняемых, более 90 защитников и почти 600 свидетелей.
По данным Жумабекова, в апреле 2011 года ему позвонили Кайрбаев и Отарбаев. Они сообщили, что миллион собран и нужно решить, где, когда и кому отдать заветный чемоданчик. Нужно особо отметить: хотя операция была проведена по всем канонам оперативно-розыскной деятельности, обязательного в таких случаях громкого задержания взяткодателей с поличным почему-то не последовало. А ведь такую внушительную взятку наличными еще никто в Казахстане не получал, и борцы с коррупцией из финпола могли сорвать шквал оваций, изобличив контрабандистов и их “покровителей” - высокопоставленных комитетчиков и таможенников. Однако вопреки ожиданиям громкая “хлопушка” не состоялась.
Почему?
Из показаний майора Жумабекова:
“Летом 2010 года Кайрбаев и Отарбаев сообщили, что за услуги ДБЭКП Алматы в части покровительства деятельности преступного сообщества и устранения конкурентов они готовы еженедельно передавать через меня руководству департамента незаконное денежное вознаграждение - 1000 долларов за одну перемещенную конт­рабандным способом из Китая в Казахстан автомашину с товарами народного потребления и 250 долларов - плата за машину с однородным контрабанд­ным товаром. В апреле 2011 года миллион долларов был готов к передаче. Однако в этот же период в СМИ и правоохранительной системе обсуждался вопрос передачи экономических преступлений, к которым относится и экономическая конт­рабанда, в ведение органов внутренних дел. В этой связи члены сообщества постоянно отсрочивали передачу, однако все равно обещали передать всю сумму. В конце апреля 2011 года каким-то образом произошла утечка информации о проведении операции в отношении лидеров и членов преступной группировки. В связи с чем принято решение о возбуждении уголовного дела и проведении активных следственных мероприятий. По этой же причине передача указанной суммы так и не состоялась...” (подробные показания Жумабекова имеются в томе № 1022, л.д.57-86).
Возникает закономерный вопрос: что мешало сотрудникам финансовой полиции задерживать контрабандистов раньше - при каж­дом факте дачи взятки их агенту Санычу - и сразу возбуждать конкретные уголовные дела? А потом выйти на высокопоставленных силовиков, крышующих, по данным следствия, конт­-
рабанду, провести серию их задержаний с поличным и объединить все дела в одно производство? Тут тебе и конкретные факты взяточничества, и злоупотребление силовиками их должностными полномочиями, и, наконец, внушительные суммы наличными - главное вещественное доказательство коррупционных преступлений. Контрабандистам и их крыше - суд и тюремные сроки, финполовцам - лавры народных героев и государственные награды. Увы...
В материалах уголовного дела имеется протокол негласной фиксации, изъятия следов преступления и их предварительного исследования от 18 октября 2010 года. В документе указано: агент Саныч выдал старшему инспектору по особо важным делам ДБЭКП Алматы Кенжебаю Жумабекову шесть листов с отчетами: 152 000, 186 000, 27 750, 125 000. Всего - 490 750 долларов. Этот отчет вместе с кэшем Талгату Махатову якобы передал его тезка - контра­бандист Талгат Кайрбаев. Однако подсудимые и их адвокаты, самым скрупулезным образом изучившие все тома уголовного дела, не нашли аудио- и видеозаписей этой встречи. Напомним: основной задачей финпола была именно фиксация преступной деятельности Кайрбаева, чтобы потом через него выйти на его покровителей в погонах с большими звездами. Но отсутствие фиксации данной встречи дает основание предполагать все, что угодно: полмиллиона “зеленых” до финполиции по каким-то причинам не дошли либо дошли и их кто-то попросту прикарманил...
А дальше - еще интереснее.
Согласно протоколу следствия от 26 декабря 2010 года агент Бетон (он же Саныч, он же Махатов) выдал майору Жумабекову семь листов, в которых указаны следующие суммы: 177 000, 195 000, 23 750, 164 000, 146 000, 17 200, 121 000, 18 000, 151 000, 14 500. Всего - 1 миллион 27 тысяч 450 долларов. Бетон заявил, что получил финансовый отчет от “кассира” преступного сообщества Д. ТУЛЕБАЕВА. Но вот незадача - записи этой встречи в деле опять-таки нет (детали допроса агента в томе №1018, л. 151).
Почему же подсудимые так уверены, что сотни тысяч долларов были переданы агенту финполиции? Оказывается, об этом не раз писал на имя генерального прокурора Асхата ДАУЛБАЕВА и в СМИ Талгат Кайрбаев, который прямо заявил: “Регулярно, с декабря 2009 года, Махатов получал крупные суммы денежных средств за каждую ввезенную автомашину от меня лично...”.
Кроме того, разрабатывая дело оперативной групповой проверки под кодовым названием “Караванщики”, комитетчики сумели зафиксировать несколько фактов передачи денег от агента КНБ Ореке агенту финпола Санычу.
Говорят, что новый руководитель следственной группы по “хоргосскому делу” Улугбек ПАТСАЕВ поручил своим подчиненным проверить все доводы Кайрбаева, но об итогах этого расследования ничего не известно...
Еще одно подтверждение того, что не все полученные от конт­рабандистов деньги были оформлены должным образом, добровольный визит агента Саныча в центральный аппарат КНБ (наша газета не раз писала об этой встрече агента с зампредседателя спецслужбы Госманом АМРИНЫМ). На этом фоне не совсем логичным видится решение руководителей финансовой полиции южной столицы взять контрабандистов с поличным - при даче взятки в миллион долларов. И вот почему. Тот самый “лимон” баксов был собран еще в конце 2010 года. Но первые аресты начались аж в апреле следующего года. Чего же ждали четыре месяца финполовцы?
Вот одно из свидетельств подобных встреч. В томе № 957, л.д. 8-34, имеется распечатка разговоров Махатова и Кайрбаева (орфография сохранена).
Кайрбаев: Өйткені сен ол уже пятьдесят процент аласында сен Макспен бөлесін сенін де апарып беретін жерін бар дұрыс па? (Ведь ты уже 50% берешь и делишься с Максом, есть у тебя люди, с кем ты делишься, правильно?)
Махатов: Конечно, братан, ол (он).
А в другом томе “хоргосского дела” - № 964, л.д. 9-49, можно найти результаты судебной экспертизы № 7144 от 15 августа 2011 года. Речь идет о диалоге Махатова с
Отарбаевым (звуковой файл “file_3_(110405-192623)_AK1MUW87756.wav”). Вот некоторые фрагменты их разговора.
Отарбаев: Все ровно по этому списку. Бумажка есть, да?
Махатов: По списку, да? Двести двадцать пять...
(Шум, похожий на шелест купюр)
Махатов: Қалайсыңдар? Что нового?
Отарбаев: Да, ничего. Все также бегаем...
(Звуки музыки)
Махатов: Двести двадцать пять - это за сколько?
Отарбаев: За две недели. Там две недели работали, по два дня всего.
Махатов: Була, молодец. Не жадничал...
Отарбаев: Ну правильно же. На х... мне жадничать?! Сейчас жадничать, ж... тогда была бы, долго не работал бы. Да?
Махатов: Двести двадцать пять штук сейчас. Молодец, работать приятно, честно. Да?
Отарбаев: По крайней мере, все сыты...
Этот разговор - еще одно свидетельство того, что Отарбаев, как и его партнер по бизнесу Кайрбаев, встречался с агентом Санычем и привозил тому деньги. В прошлой публикации мы писали, что финполовцы, имитируя преступную деятельность, будто бы позволили фирмам Кайрбаева провезти на 8488 грузовиках товар из Поднебесной. Вот полный список этих компаний.
ТОО “Ляйля Корпорейшн” - оформило на границе 1088 грузовых таможенных деклараций (ГТД), “Гоги” - 514 ГТД, “Баки Групп” - 713 ГТД, “Талдыкорган Диас Групп” - 1245 ГТД, “Бека Групп” - 1020 ГТД, “Группа Чарли” - 415 ГТД, “Даулет Тур” - 188 ГТД, ИП “Хамит улы Ержан” - 73 ГТД, “Баймурзин Мерей” - 337 ГТД, “Битиманова К.” - 103 ГТД, “Омарбекова М.” - 171 ГТД, “Акжолов Бауржан” - 406 ГТД, “Табылдиева Газиза” - 723 ГТД, “Ор-Кусак” - 189 ГТД, “Тау-Белес” - 2 ГТД, “Иманбаев” - 432 ГТД, “Илякова” - 17 ГТД, “Тымбаев Е.К.” - 435 ГТД, “Ералы Сервис” - 166 ГТД, “Джексембиев” - 73 ГТД, “Ниязбекова” - 128 ГТД, “Тамиш” - 50 ГТД. По данным таможенников и брокеров, в одну декларацию можно вписывать до 10 грузовых машин. Несложно подсчитать, сколько всего машин с контрабандой на борту проехало мимо финполовцев, какой суммы обязательных таможенных платежей и налогов недосчиталась госказна и почему это произошло...

И напоследок самое вкусное. Как утверждают подсудимые комитетчики, в оперативных материалах КНБ, рассекреченных и переданных в Генпрокуратуру, имеется запись встречи внедренного КНБ агента Ореке с Санычем-Махатовым. Помимо прочего они говорят о начале спец­операции финансовой полиции по изобличению фигурантов “хоргосского дела”. Так вот, на одной видеозаписи отчетливо видно и слышно, как агент финпола сообщает агенту КНБ: в ходе оперативной разработки от преступного сообщества собрано 13 миллионов долларов! Правда, куда ушли эти миллионы, собеседник Ореке не уточняет...
...Тем временем судья Советхан САКЕНОВ оставил пока открытым ходатайства подсудимых и их адвокатов о вызове в суд агента Саныча-Махатова. Правда, пообещал, что к этому вопросу еще вернется на следующих заседаниях. Фигуранты надеются, что внедренный финполом агент расскажет суду, куда исчезли внушительные суммы в долларах - самые ценные вещественные доказательства, полученные (или неполученные?) финполовцами в ходе имитации преступной деятельности ради изобличения контрабандистов.

Тохнияз КУЧУКОВ, коллаж Владимира Кадырбаева, Алматы

11.07.2013

Теги: Хоргосское делоТемы: Хоргосское дело
Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева