⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Зек - он тоже человек

Лэйла ТАСТАНОВА

О заключенных, организовавших в тюрьмах бизнес, о детях, вынужденных пребывать за колючкой вместе со своими матерями, и о том, почему правительство отказалось от строительства новых тюрем, шла речь вчера на правительственном часе в мажилисе с участием главы МВД Калмуханбета КАСЫМОВА (на ниженм снимке). Заседание было посвящено вопросам социальной реабилитации граждан, освободившихся из мест лишения свободы и находящихся на учете в службе пробации. 

Перед заседанием депутатам продемонстрировали электронные браслеты, с помощью которых МВД будет следить за перемещениями лиц, находящихся на пробационном контроле. Этот проект ведомство уже несколько лет пытается реализовать, и вот депутаты спросили: когда наконец?
- Сначала мы хотели просто закупить (электронные браслеты. - Л. Т.), но это очень обременительно для бюджета. И Россия, и Израиль нам предлагали. Но они нам их купят, бросят, а потом кто их будет обслуживать, надевать? На два года нам был выделен бюджет, который мы не использовали, - поведал министр. - Мы потом пошли по другому пути. Сейчас в Талгаре построен завод, оборудование японское, сейчас эта программа проходит экспертизу. Как только она начнет действовать, со следующего года в рамках ГЧП они нам их (браслеты. - Л. Т.) будут давать, мы их будем использовать. За аренду будем платить. Я думаю, это экономнее для бюджета.
Систему электронного средства слежения разработала казахстанская компания KazTehInnovations. Электронный браслет похож на часы с резиновым ремешком. Он надевается на руку или ногу, закрепляется специальным приспособлением, запускается электронным ключом. Тепловой датчик обязывает подконтрольного носить браслет исключительно на теле, а не в кармане брюк или рубашки, а радиопередатчик фиксирует любую попытку снять его. Браслет нельзя перепрограммировать. Информация о местонахождении осужденного поступает в режиме онлайн на сервер МВД через GPS-связь. Как подчеркнул Калмуханбет Касымов, любая попытка нарушить установленный режим будет пресекаться сотрудниками службы.
К этому остается добавить, что уже в следующем году на 6000 условно осужденных казахстанцев наденут эти самые электронные браслеты. Обслуживание одного такого прибора слежения будет ежегодно обходиться государству в 34 000 тенге.

Вот уж действительно в Казахстане всячески поддерживают развитие малого и среднего бизнеса, и тюрьмы не исключение! Как поведал глава МВД, на сегодняшний день предприятия в колониях открыли 53 осужденных, 34 из которых были индивидуальными предпринимателями еще до того, как их “закрыли”, а 19 решили заняться бизнесом, оказавшись на нарах. Все они занимаются в основном пошивом обуви, производством инструментов, сувениров и даже продуктов питания. Как пояснил Касымов, осужденным предпринимателям в колониях предоставили в аренду неиспользуемые производственные мощности, где те и развернули свою деятельность.
Наряду с этим с прошлого года МВД начало сдавать в доверительное управление незадействованные площади находящимся на свободе 273 предпринимателям (т. е. не осужденным), а они в свою очередь предоставили рабочие места более 3000 заключенных.
- В целом по уголовно-исполнительной системе более 68 процентов трудоспособных осужденных обеспечены оплачиваемой работой, что дает им возможность выплачивать деньги по различным искам - ущербам, алиментам, штрафам, а также оказывать помощь своим семьям, - рассказал министр. - Правда, производство и потенциал наших предприятий невелик, они работают в сложных условиях. Сегодня в условиях рыночной экономики крайне затруднительно достигнуть полной трудовой занятости осужденных. Но проблема эта целенаправленно решается.
Позже, уже в кулуарах парламента, в интервью журналистам Касымов отметил, что зарплата осужденных варьируется от 30 до 65 тысяч тенге.
А на правчасе мажилисмен Тургун СЫЗДЫКОВ спросил, какую работу проводит МВД с заключенными, осужденными за терроризм и религиозный экстремизм. По словам Касымова, сегодня контингент таких лиц составляет около 400 человек.
- Конечно, мы к ним применяем особый режим содержания. Но для того чтобы поставить их на правильный путь, в штаты нашей уголовно-исполнительной системы включили теологов. Проводим совместную работу с Министерством по делам религий и гражданского общества. Уже наработана хорошая практика, есть хорошие результаты. Я думаю, что мы ее дальше будем развивать, - поделился мнением и планами Калмуханбет Касымов.
Рассказал он и о планах по строительству новых колоний. Но сначала отметим: в МВД и Миннацэкономики отказались от намерений строить новые тюрьмы на основе государственно-частного парт­нерства из-за дороговизны проекта - он даже на условиях частного капитала по схеме концессии не прошел экспертизу. Вместо этого в правительстве решили реконструировать имеющиеся на территории исправительных учреждений жилые корпуса либо строить на их месте новые с покамерным содержанием.
- Реализация данного предложения потребует значительно меньше затрат - на 50 процентов - в сравнении со строительством с нуля новых исправительных учреждений. Такой опыт у нас есть. Так, за последние четыре года за счет республиканского бюджета удалось практически заново выстроить одну колонию в Кызылорде, один следственный изолятор в Алматы, а также реконструировать две колонии в Уральске и Алматинской области, - отметил министр.
В первую очередь для покамерного содержания отремонтируют женскую колонию.
- Конечно, прогрессивное содержание - это чем больше мать находится с ребенком, тем лучше. Мы к этому стремимся. Еще больший прогресс, когда предоставляется отсрочка для этой матери. В 2017 году двум женщинам предоставили отсрочку исполнения приговора. Это мировая практика, мы ее будем придерживаться, - сообщил глава МВД.
Эту тему подхватила мажилис­вумен, уполномоченный по правам ребенка Загипа БАЛИЕВА. На территории казахстанских тюрем, сообщила она, сейчас воспитываются 22 ребенка.
- Преступница их мама, но не ребенок! Мы нарушаем его конституционные права! Неужели наше общество через институт пробации, через институт отсрочки этим женщинам не может создать такие условия? Не во имя этих женщин, которые сидят там, а во имя детей. Чтобы ребенок находился в домашней среде, слышал голос родных, гулял в парке возле дома, получал достойное воспитание. Ребенок не совершал преступления, и он не должен находиться в местах лишения свободы со своего рождения! - воскликнула депутат.
Она также предложила распространить институт пробации на подростков, находящихся в колониях из-за конфликтов с законом. При этом Балиева привела как неудачное решение колонию в Алматы, в которой содержатся 47 подростков:
- Это не дает эффекта, когда мы со всей страны детей, которые осуждены по очень серьезным статьям, концентрируем в одном месте. Они составляют устойчивую преступную группировку. Эффект от их воспитания практически нулевой! Идет рецидив, потом они попадают во взрослую колонию и получают там дополнительный “опыт”.
Депутат предложила по мировому опыту распространить на проблемных подростков пробационный контроль, надеть на них электронные браслеты и прикрепить к ним для контроля несколько сотрудников служб пробации.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото автора и Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Астана

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
с 14 по 20 декабря

Золотые слова

«- Вся система работает как? Нарушил... Сразу что? Гильотина опускается, голова отсекается. Иногда рука, иногда что-то...»

Даниал АХМЕТОВ, аким Восточно-Казахстанской области:
Сказано на аппаратном совещании в акимате.
Вопрос на засыпку

Что, на ваш взгляд, препятствует решению жилищных проблем казахстанцев?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров