⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

А напоследок он сказал

Аскар ДЖАЛДИНОВ

Громкий процесс по делу экс-министра нацэкономики близится к завершению

Ровно год Куандык БИШИМБАЕВ молчал. Ни слова он не проронил ни во время следствия, ни во время суда. Как и обещал, он заговорил лишь в самом конце процесса, когда уже были выслушаны все свидетели, другие подсудимые и были исследованы все материалы и обстоятельства дела. Если сопоставить все, что происходило до этого момента в суде и внимательно прислушаться к доводам Бишимбаева, то обвинение против него выглядит довольно хлипко. До сих пор не известно, когда, как и сколько именно получал взяток член правительства. Более того, выясняется, что следователи Нацбюро по противодействию коррупции в первые месяцы досудебного расследования настоятельно просили признаться в том, чего, по его мнению, он не совершал!

Как известно, экс-министра нацэкономики обвиняют в уже набивших оскомину едва ли не каждому казахстанцу преступлениях - в коррупционных поборах в бытность руководителем национального холдинга “Байтерек”. Есть два эпизода получения откатов: при строительстве стекольного завода в Кызылорде и при реализации гос­программы “Нурлы жер” в регионах. Остановимся на самых важных моментах речи Куандыка Бишимбаева, которая длилась ровно два дня.
Начал Бишимбаев с извинений перед народом Казахстана и главой государства.
- О том, что я непричастен, я также хочу донести до нашего общества и, самое главное, до президента Казахстана, лидера нации Нурсултана НАЗАРБАЕВА. Именно ему я обязан всеми своими профессиональными достижениями… Я осознаю, что виноват перед президентом: люди, которых я знаю и пригласил на работу, подвели меня. Приблизил людей, которые использовали меня и мое доверие. Прошу прощения за это. Я всегда есть и буду глубоко преданным президенту! - эмоционально заявил он.
А дальше, заглядывая в свои записи, которые вел с самого начала процесса, принялся методично уличать во лжи своих вчерашних друзей. Говоря об эпизоде со стекольным заводом, бывший топ-чиновник прямо дал понять, что в его травле был крайне заинтересован одиозный предприниматель Муратхан ТОКМАДИ (который, напомним, уже сознался в убийстве банкира Ержана ТАТИШЕВА).
- Много говорилось здесь о роли Токмади. С того момента, как мы начали заниматься стекольным заводом, активно параллельно начал заниматься и он. Он вел переговоры с компанией из Швейцарии. Завод, который они предлагали, стоил около 250 млн. евро, в то время как наши партнеры из Китая предлагали завод стоимостью 160-180 млн. долларов. Мы выезжали на встречу в Швейцарию, но, как оказалось, инвестор не хотел вкладывать свои средства, он просто хотел продать оборудование, - рассказал Куандык Бишимбаев. - Но переговоры со швейцарцами ни к чему не привели. С того момента Токмади начал препятствовать всей нашей работе, постоянно распространял какие-то слухи, писал негативные заметки, распространял клеветнические доводы среди высшего руководства правительства, пытался всячески дискредитировать проект, которым занимался я.
Для строительства завода еще в 2015 году создается дочерняя компания ТОО “Orda Glass LTD”, которая в свою очередь учреждает консорциум вместе с проектной организацией из Караганды, подрядной фирмой ТОО “Шымкентхиммонтаж” и американской компанией Stewart Engineers Inc - обладательницей технологии производства и лицензией. Проект оценивают в 37 млрд. тенге и после заключения всех контрактов начинают финансирование, сделав первый транш в сумме 3,6 млрд. тенге. Именно эту сумму в начале следствия инкриминировали как расхищенную Бишимбаевым и его подчиненными. Но уже во время досудебного производства выясняется, что ни тиынки оттуда не ушло не по назначению. Сейчас-то завод достроили, предприятие уже начинает выпуск промышленного стекла. Государство в лице нацхолдинга “Байтерек”, по сути, ничего не потеряло, даже, наоборот, вдобавок ко всему получило активы от ТОО “Шымкентхиммонтаж”, которое после всех этих перипетий обанкротилось, а его учредитель Жаксылык ИСАБЕК, который пошел на поводу у следователей, указал на то, что Бишимбаев от него брал взятку в 2 миллиона долларов, теперь сам сидит на нарах и, скорее всего, получит реальный срок. Да только до сих пор непонятно, дошли ли эти деньги до адресата или нет. Ни суд, ни сам Бишимбаев не могут это выяснить.
Хотя во время процесса всплыл один весьма важный момент. Исполнительный директор Национальной ассоциации энергосбережения и энергоэффективных технологий некая Эмма МАНГАЙМ, она же подчиненная Токмади, обратилась с письмом к тогдашнему председателю агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции Кайрату КОЖАМЖАРОВУ, требуя принять соответствующие меры в отношении Бишимбаева: мол, он занимается противоправными делами, связанными со стекольным заводом. По сути, это сообщение о совершении правонарушения достаточно для того, чтобы начать разбираться. Но его почему-то не зарегистрировали в установленном законом порядке в Едином реестре досудебных расследований и вообще не включили в материалы уголовного дела. Это вызвало резонный вопрос у Бишимбаева и его адвокатов: зачем следователи скрыли письмо?
Далее Куандык Бишимбаев детально остановился на другом эпизоде, связанном с “Байтерек Девелопмент”. Напомним, АО “Байтерек Девелопмент” - дочерняя организация НУХ “Байтерек”, занимающаяся реализацией госпрограммы “Нурлы жер” - той самой, в рамках которой в регионах строят жилье для граждан. Именно со строительных компаний, по версии следствия, руководство госкомпании брало откаты и потом якобы заносило деньги Бишимбаеву. Куандык Валиханович озвучил свой расклад.
- Во-первых, сам ЖАКСЫБАЕВ (Бахыт, возглавлял АО “Байтерек Девелопмент”. - А. Д.) сказал, что он сам пришел ко мне с предложением. И хотя весь его дальнейший рассказ является ложью, но даже в нем он не говорит о том, что его кто-то склонял. Напротив, я ему неоднократно говорил о том, чтобы он не подставлял себя и меня. Честно скажу, что мне не раз звонили акимы, жаловались на долгую оплату, говорили, что в “Байтерек Девелопмент” специально затягивают. Я всегда немедленно реагировал: говорил Жаксыбаеву о таких случаях. Я не знал тогда, что он прикрывал свои интересы и совершал противоправные действия, я не мог знать об этом, - рассказал суду Бишимбаев. - Обвинение считает, что я разработал план, поручил Жаксыбаеву привлечь людей, распределил их роли. Но, как я уже сказал выше, я не знал, не знаком, не нанимал никого, а именно АНАРБАЯ, САРИЕВА, АЙТИМБЕТОВА, АКРАМОВА и других. Никаких планов я не разрабатывал, не знал я о процедурах, которые действуют в “Байтерек Девелопмент”. Это не входило в мои обязанности, поэтому я не мог распределять эти роли. Я физически не могу знать положения, уставы, внутренние нормы.
Всплыли и детали получения тех самых взяток от строительных компаний. Оказывается, по поручению Жаксыбаева его друг собирал все откаты в одной банковской ячейке, обменивал тенге на доллары и евро и затем также передавал их другим участникам истории. Но никто и нигде точно не указал, передавались ли деньги лично Бишимбаеву или его родственникам и помощникам. Хотя известны все суммы до тиынок…
- С 6 мая 2016 года я не работаю в холдинге “Байтерек”, - заявлял экс-чиновник. - В этот период Анарбай, Жаксыбаев, Джакупов, Айтимбетов, Акрамов получают взятки от “Шанырак-14” - 44 млн. тг. Но разве кто-то из них приносит деньги мне? Нет. От PCG - 122 млн. тг. Хоть одну тиынку мне кто-то принес? Нет! От КОЩАНОВА - 35 млн. тг. Я получил хоть какие-то средства? Нет! От ТОО “БИНОМ” - 25,5 млн. тг. и там я не получил никаких денег!
Воздал подсудимый должное главному козырю следствия - загородному дому, принадлежащему Бишимбаеву и построенному якобы на откатные средства.
- Этот объект строился совместно вскладчину мной, Жаксыбаевым, Нурлыбеком, Бабагуловым, Достияровым и Сисембаевым, - пояснил он. - И следствие об этом достоверно знало, но эта версия их не устраивала, так как в этом случае никакого преступления с моей стороны да и других лиц нет. Хотя они (следователи. - А. Д.) их так запугали, что они боятся говорить правду, тогда как в суде все незаинтересованные свидетели сказали правду. Здесь я хочу пояснить, что Ринат Сисембаев, Бахыт Жаксыбаев, Арыстан Бабагулов, Султан Нурлыбек, Галымжан Тлеулиев, Айдар Тыныбаев знают друг друга. Мы иногда в выходные вместе ходили в баню, иногда собирались в “PRянике” на 2-м этаже. Здесь говорилось о том, что этот ресторан принадлежит мне. Я хочу сказать о том, что он принадлежит моим родителям и родственникам. Он был приобретен в 2012-м или 2013 г. - еще до моей работы в НУХ “Байтерек”. В одну из таких посиделок летом 2015-го
Бахыт вновь всем предложил поучаствовать в строительстве бани. Это было бы дешевле для всех, каждый мог выезжать туда семьями, приглашать гостей. Он говорил, что видел такое в Алматы. Всем эта идея понравилась, мы с Ринатом Сисембаевым уже слышали об этом и, в принципе, согласились.
Бишимбаев также подробно рассказал, как первым внес свою долю в строительство, и откуда он взял деньги и как передавал строителям.
- Как мы знаем из показаний Алибека Абдрахманова, которые он давал суду, и ранее в ходе следствия договор с Галымжаном Тлеулиевым Абдрахманов подписал 18 августа 2015 г., - продолжал подсудимый. - Он также подчеркнул - и на суде, и в ходе своих показаний во время следствия, что оплату 89 500 тыс. долл. он получил 18 августа 2015 г. Это же он показал и при выезде на месте. На видео видно, где он поменял доллары на тенге, он четко называет курс 186 тг. за доллар. Видимо, мне очень повезло, потому что не будь этой даты, не будь девальвации 20 августа, можно было бы еще раз корректировать даты и каким-то образом манипулировать с оплатой.
На этой дате - 18 августа - подсудимый сделал ударение. Дело в том, что первую часть взятки - деньги, якобы потраченные на строительство дома и (опять же якобы) переданные строителю Абдрахманову из Павлодара, - привезли только 21 августа, то есть спустя два дня после получения подрядчиком денег. Это зафиксировано в обвинительном акте. То есть 18 августа 2015 года никак не могли передать Абдрахманову деньги из откатных, которые, даже по версии следствия, были переданы после 21 августа…
Но особый (и вполне, кстати, понятный) интерес коллег-медийщиков вызвал подробный рассказ Бишимбаева о давлении на него со стороны следствия. В принципе, сегодня этим никого не удивишь - такая практика, увы, стала регулярной в работе следственных органов. Но в данном случае есть нюанс: во-первых, это личности тех, кто вел душевные беседы с бывшим министром, во-вторых, следователи обычно не “уговаривают”, а предъявляют обвинение и ломают подследственных тяжестью представленных улик и фактов. А тут…
- Меня приглашали на встречи без адвокатов к Олесе КЕКСЕЛЬ (на тот момент заместитель руководителя следственного департамента Нацбюро по противодействию коррупции. - А. Д.), - рассказал Бишимбаев. - Заходит следователь Дамир БАХЫТОВ и говорит: Олеся Кексель хочет с вами поговорить отдельно, один на один. И вот на таких встречах начинается: “Если вы не признаетесь, вам дадут по максимуму, признайтесь, признайтесь”.
Показательный штрих: Бишимбаев говорил столь четко и аргументированно, что никто не прерывал его.
И тут представитель гособвинения задействовал “тяжелую артиллерию”:
- Вы позволяли себе курить в здании, даже срабатывала сигнализация. Не хотели выезжать на допросы на “газели”, ссылаясь на то, что жаркая погода. Органы досудебного расследования всегда шли вам навстречу, принимали ходатайства. Что вы можете пояснить по этому поводу?
На что получил ответ: в автозак максимально могут вместиться 10 человек, в то время как сотрудники Нацбюро запихивали туда по 18 человек. Что касается курения в столь серьезных стенах, то этот довод Бишимбаев тут же отмел как нелепый.
…В общем, громкое уголовное дело идет к своему завершению. Пока Куандык Бишимбаев - один из немногих подсудимых, кто не признает себя виновным и отстаивает свою правду до конца. И главный вопрос сегодня в том, как отреагирует на это суд, чей приговор будет вынесен в ближайшие дни.

Аскар ДЖАЛДИНОВ, Астана

Теги: Куандык БИШИМБАЕВ
Загрузка...
Астропрогноз
с 18 по 24 октября

Золотые слова

«- Если 4 сентября тенге продавался по 365 (имеется в виду тенге за доллар. - Ред.), то 12 сентября уже по 380. Возникает вопрос: кто воспользовался ситуацией и скупил всю валюту? Очевидно, что это не население. »

Аманжан ЖАМАЛОВ, депутат мажилиса:
Сказано на пленарном заседании палаты.
Вопрос на засыпку

Где вы храните свои пароли и PIN-коды от платежных карт?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева