⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Бишкекский инвестор на томском коне с казахстанской колбасой

Лэйла ТАСТАНОВА

Как активизировать экономические отношения регионов Казахстана и России и в целом на пространстве ЕАЭС, обсудили на днях эксперты двух стран в ходе телемоста “Россия - Казахстан: повестка на 2018 год”, состоявшегося в центре аналитических исследований “Евразийский мониторинг” в Астане.

Экономическое взаимодействие двух стран в этом году в немалой степени будет зависеть прежде всего от того, отметили участники телемоста, как на деле покажет себя новый Таможенный кодекс Евразийского экономического союза (ЕАЭС), вступивший в силу 1 января 2018 года. Кроме того, на сотрудничестве Казахстана и РФ будут отражаться западные санкции в отношении России. Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов предстоящие выборы президента РФ и возможную в связи с их итогами смену правительства, но, как подчеркнул советник президента по внешнеэкономической деятельности Томской торгово-промышленной палаты Эдуард БЕЛЯЕВ, “Казахстан - это самый любимый, близкий партнер России”, тем самым акцентируя внимание на прочности и стабильности российско-казахстанского партнерства.
- Единый Таможенный кодекс ЕАЭС принесет один из невидимых эффектов: наконец-то мы сможем закрыть тему контрабанды китайского товара через Кыргызстан и Казахстан, - заметил он. - На самом же деле проблема кроется в несоответствии баз данных.
Говоря о совместном товаро­обороте, Эдуард Беляев подчерк­нул, что томские предприниматели объездили весь Казахстан, заключили много контрактов - от мелких по поставке мороженого до крупных договоров на уровне “Каз­атомпрома”.
- Я спрашиваю у наших бизнесменов: чего бы вам хотелось от Казахстана в 2018 году? Отвечают: нет никаких проблем, но хотелось бы побольше казахстанской конской колбасы! Может быть, это шутка, но здесь проблема зарыта! - продолжил далее уже более серьезно представитель томского бизнеса. - Если мы посмотрим на торговый баланс России и Казах­стана, то он явно не в пользу Казахстана. Экспорт России в два раза превосходит то, что мы из Казах­стана себе завозим. Наша экспорт­ная активность в 5-6 раз превосходит активность казахстанского бизнеса. Из казахстанского у нас хорошо идут рахатовские продукты (кондитерские изделия алматинской фабрики, до недавнего времени называвшейся “Рахат”. - Л. Т.). Это хороший, но единичный момент. Системной работы я не вижу.
По его словам, за последние 5-7 лет в Томскую область ни разу не приезжали делегации казахстанских предпринимателей.
- Конечно, бизнес-миссия не является основным форматом работы на территории сопредельного государства. Одной из форм лоббизма является то, что товарищ МЕДВЕДЕВ (Дмитрий, премьер РФ. - Л. Т.) берет за руку СЕЧИНА (Игорь, глава “Роснефти”. - Л. Т.) и ведет его в кабинет НАЗАРБАЕВА. Но мы были бы чрезвычайно рады видеть как можно больше представителей казахстанского бизнеса на территории Новосибирской, Томской, Кемеровской областей. Наши двери всегда открыты! - провозгласил Эдуард Беляев.
Наряду с этим он предложил активно сотрудничать в области цифровизации экономики (одно из ключевых направлений, заданных президентом Казахстана), да с таким забралом, чтобы потеснить китайских и американских конкурентов.
Вообще, представитель Томской ТПП был в тот день явно в ударе. Например, он предложил генерировать совместные проекты по созданию продуктов с высокой добавленной стоимостью. Он даже придумал их рабочие названия: “Бишкекский инвестор”, “Томские кони”, “Казахстанская колбаса”, которые смело можно продвигать, допустим, в Европе.
- Это очень просто, и таких точек соприкосновения можно накопать с десяток и больше! - считает он. - И нужно у себя в голове снять крыжик, что экономика формируется за счет поступлений от нефтяной иглы. Это, к сожалению, наша общая болезнь. Россия этим переболела, и Казахстану тоже нужно это раз и навсегда уяснить.
Сообщил Эдуард Беляев и такую интересную информацию: якобы практически все руководящие кад­ры “Казатомпрома” выучились в Томске. А сейчас в этом российском городе на технических специальностях в вузах обучаются пять тысяч казахстанских студентов.
Тему миграции, в том числе образовательной, затронул в своем выступлении замдекана факультета политики и международных отношений Сибирского института управления (СИУ) - филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) при президенте РФ Александр БАРСУКОВ. Миграционную активность он привел в противовес скептическим экспертным прогнозам о нестабильности ЕАЭС:
- Евразийская интеграция дает вполне конкретные результаты! В частности, в регионах Сибири наблюдается серьезный прирост людей, которые приезжают на работу. Это граждане Казахстана и Кыргызстана. Это люди, которые имеют образование, представляют определенную ценность. Например, в Новосибирске они работают в сфере строительства, торговли, услуг. Специалисты едут к нам и по приглашению предприятий. Но пока, к сожалению, процент таковых невысокий.
Журналисты напомнили инициативу Нурсултана Назарбаева, с которой он выступил в Челябинске на форуме приграничного сотрудничества двух стран: глава государства тогда предложил российским вузам открывать в Казахстане филиалы, особенно в густонаселенных южных регионах. Готовы ли наши соседи к экспорту образовательных услуг?
- Если не лукавить, скажу, что к этому вопросу надо подходить объективно, чтобы потом мы не столкнулись с впустую потраченными ресурсами. Сегодня в регионах Сибири вузы сталкиваются с тем, что структурно перестраиваются, в приоритете сейчас естественники. Необходимо понять, какие специальности интересны в южных регио­нах Казахстана, - заметил в этой связи господин Барсуков.
Предметом обсуждения в ходе телемоста стали и вопросы безопасности. Так, завкафедрой гуманитарных основ государственной службы СИУ Валерий ДЕМИДОВ отметил, что в статье в уругвайском журнале поднимается вопрос угрозы евразийской интеграции, исходящей от разгромленных в Сирии боевиков запрещенной как в России, так и в Казахстане ИГИЛ/ДАИШ. Данная террористическая организация, как отмечают авторы статьи, на радость американцам начнет отступать в Центральную Азию. “Сможет ли Казахстан поставить надежный заслон игиловцам и отвести угрозу?” - задался вопросом Демидов.
В ответ исполняющая обязанности профессора кафедры международных отношений Евразийского национального университета им. Гумилева Айнур НОГАЕВА подчеркнула, что общими усилиями страны ОДКБ дадут отпор интервенции.
- Хоть у Казахстана и нет границы с Сирией, но полторы тысячи наших соотечественников ушли туда воевать. То есть мы с этой проблемой уже сталкивались. Но если говорить о прямой угрозе, то, во-первых, наше геополитическое положение выигрышное - мы находимся в середине. То есть с какой бы стороны угроза ни пришла, мы не будем первыми, кто столкнется с ней. Соответственно, все наши интеграционные процессы, в военно-техническом плане в том числе, позволят нам скоординировать действия и выработать единую политику. У нас есть статья, аналогичная статье НАТО: угроза одной из стран ОДКБ является угрозой и для остальных стран-участниц. Поэтому, я считаю, мы сможем отразить атаки, - ответила Ногаева.

Лэйла ТАСТАНОВА, фото с интернет-ресурсов, Астана

Загрузка...
Астропрогноз
с 19 по 25 апреля

Золотые слова

«- Быть пациентом у этих полуживых, полуподвижных организаций желания, наверное, ни у кого из нас не возникает. »

Владислав КОСАРЕВ, депутат мажилиса:
Сказано по поводу результатов структурных реформ в системе здравоохранения.
Вопрос на засыпку

Часто ли вы приобретаете товары в интернет-магазинах?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

 
Новости партнеров