⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Мирись и больше не судись

Тогжан ГАНИ

     Казахстанцы редко прибегают к помощи независимых посредников, предпочитая разборки в суде, несмотря на то что закон о медиации в нашей стране действует уже 8 лет. Вчера на конференции в Генпрокуратуре обсуждали, с чем это связано.

По мнению экспертов, у медиаторов должны появиться специальные помещения в органах внутренних дел, какие имеются сегодня в судах. Кроме того, на конференции предложили законодательно обязать правоохранительные органы предоставлять подозреваемому медиатора на самой начальной стадии досудебного производства.
- При этом первая ознакомительная беседа медиатора со сторонами не должна ими оплачиваться. Вопросы оплаты должны возникать только после того, как стороны решили заключить соответствующий договор на оказание услуг, - высказался проректор академии правоохранительных органов при Генпрокуратуре Серик ШАЛАБАЕВ.
Такой гарантированный доступ к медиатору в самом начале разгрузит суды и снизит коррупциогенность следователей, которые, как видно из практики, нередко берут на себя заботы о примирении. Вспомнить хотя бы последние громкие истории, когда следователь звонит потерпевшему и просит разрешение дать его номер подозреваемому, чтобы помириться.
Успешная деятельность медиаторов на досудебной стадии не позволит делу пойти в суд, значительно удешевит и ускорит уголовный процесс. Удовлетворенность обеих сторон означает отсутствие жалоб в органы прокуратуры. То есть чем больше загружен медиатор, тем меньше работы у следователя, прокурора и судьи. А они наконец смогут сосредоточиться на более серьезных делах.
Также эксперты предлагают субсидировать государственные услуги медиаторов, оказываемые социально незащищенным слоям населения, как это делается в Испании, Молдове и ряде штатов США. Сейчас медиация поставлена в неравные условия с теми же адвокатами, которым государство платит за оказанные услуги.
- В итоге страдают люди. Потому что если у тебя нет денег, то будет бесплатный адвокат, которому, по сути, все равно - примиришься ты с потерпевшим или тебя осудят. В любом случае свои деньги от государства он получит. К тому же в обязанности адвоката напрямую не входит обеспечение примирения сторон, - считает Серик Шалабаев.
Еще одна большая проблема - слабая подготовка медиаторов. Сегодня их обучение урегулированию конфликтов, как и 7 лет назад, длится 50 академических часов. Из них только шесть (два часа теории и четыре практики) отведены под медиацию в уголовном процессе. Ученые мужи сетуют, что при таком подходе получить на выходе профессионала практически невозможно. А ведь после такого обучения и сдачи экзамена медиатор попадает в реестр профессиональных медиаторов: это может быть врач, учитель или психолог, получивший об уголовном процессе весьма скудные представления. Поэтому на конференции поставили вопрос о пересмотре порядка и сроков подготовки медиаторов.
Также прокуроры считают, что сферу практики медиации нужно расширить. Сегодня закон позволяет ее применять только по уголовным проступкам, преступлениям небольшой и средней тяжести и в отношении определенных категорий лиц по тяжким преступ­лениям. Но эксперты считают возможным использовать медиацию по тяжким преступлениям для всех категорий граждан, но совершивших преступления впервые. Совершенно необязательно, чтобы примирение сторон заканчивалось прекращением уголовного дела, но это может явиться для суда смягчающим обстоятельством.

Тогжан ГАНИ, Астана

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева