⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

И восходит солнце

Аскар ЕСЕНЖАНОВ

     Один студенческий сокурсник в 60-х годах прошлого столетия пошутил на дружеской пирушке, что «много читал Хемингуэя, и ни хемингуя не понял». Если второе могло и улыбнуть, то первое было всерьез. Во времена железного занавеса дядюшку Хэма оперативно печатали в журнале «Иностранная литература», позже выпускали немалыми тиражами и книги, все это читалось, обсуждалось, доходило до сердец и умов. Мы, нынешнее старшее поколение, упивались его способностью простым языком, рублеными фразами доносить сложные человеческие чувства, непростые процессы в переплетении общественного и частного начал бытия.
В нынешние же времена его книги запросто могут сжечь на костре оголтелого антиамериканского психоза. И отстоять будет некому – от былой интеллигенции осталась тонюсенькая прослоечка. Это я о нынешней российской действительности, которая благодаря Таможенному союзу и Евразийскому экономическому пространству и в особенности предстоящему Евразийскому союзу может стать и нашим сегодняшне-завтрашним днем.
Официальная версия евразийской интеграции не оставляет сомнений. Это восходящее всеобщее благо во времени и пространстве, которым трудно пренебречь. Всякие иные версии – это безжизненные домыслы, несмотря на то парадоксальное обстоятельство, что они как раз и вытекают из внимательного анализа мировых и региональных социально-экономических и общественно-политических процессов.

По ком звонит колокол?

В 2013 году годовой прирост ВВП, являющегося интегральным показателем экономического развития, составил 6 процентов, в то время как в 2011 году был 7,5 процента.
Прирост объема промышленного производства был на уровне 2,5 процента , в то время как в том же 2011 году был 3,8 процента. По первому же полугодию 2014 года, в сравнении с аналогичным периодом прошлого года уже имеет место снижение производства на 0,4 процента.
Не лучше, а, точнее, немного хуже обстоят дела с главным показателем диверсификации экономики – вкладом обрабатывающей промышленности в ВВП, который, несмотря на меры в рамках проводимой государством индустриально-инновационной политики, имеет тенденцию к снижению: с 11,3-11,4% в 2011-2012 годах до 10,8% в 2013 году.
Прирост объема производства в обрабатывающей сфере снизился в 2013 году до 1,9 процента против имевших место 7,7 процента в 2011 году. По первому полугодию имеем спад на 0,3 процента.
Все это к тому, что нет пока анонсированного в период идеологического обоснования Таможенного союза и ЕЭП роста экономики. Помнится, тогда многие российские научные коллективы «рисовали» благостные картины: в частности, анализ Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН «позволял утверждать, что суммарный эффект за 5 лет от подобных интеграционных процессов стран СНГ составит 400 млрд. долл. США и даст прирост ВВП в 15-20 процентов для всех его участников» (см. Строкатов А. Что сулит Таможенный союз для Казахстана: экономический аспект // Информационно-аналитический бюллетень «Мосты», Выпуск 1, март 2010 г.).
Сегодня практически наступил тот срок, на который и был составлен этот прогноз. По 2013 году прирост ВВП в Казахстане составил 6 процентов, в России – 1,3 процента, в Беларуси и вовсе имел место спад на 1,1 процента. По итогам I квартала текущего года – 3,8, 0,9 и (-1,6) процента соответственно.
Как говорится, комментарии излишни. И все это есть не только и не столько последствия влияния мирового финансово-экономического кризиса, на который принято традиционно ссылаться, сколько проявление реалий Таможенного союза и ЕЭП как переходной формы к союзу.
И, пожалуй, самое главное - состояние конкурентоспособности отечественной продукции на внешних рынках, включая и рынок ЕЭП.
Анализ конкурентных позиций Казахстана с использованием признанных в мире индексов Балассы и Лафея по более 50 товарам и товарным группам промышленной продукции за 2010-2012 годы показывает, что более 90 процентов из них мало- и совсем неконкурентоспособны на мировом рынке. Если исключить сырьевые товары, металлы, продукцию неорганической химии, по которым Казахстан имеет традиционно сложившиеся сравнительные конкурентные преимущества, то можно констатировать, что на мировом рынке отечественная промышленная продукция практически неконкурентоспособна.
Не лучше ситуация в ЕЭП. Вдвое возрастает количество групп с достаточно сильными позициями, однако значительно выше и количество абсолютно неконкурентоспособных товаров. Думается, это главным образом связано с политикой ограничения доступа казахстанской продукции на рынок ЕЭП и в частности на российский рынок.
Об этой ограничительной политике со стороны партнеров по ЕЭП говорит и тот факт, что реально значительная часть казахстанской промышленной продукции в достаточной мере конкурентоспособна в сравнении с аналогичной продукцией России и Беларуси.
Действительно, расчеты и анализ показывают, что в торговле с Россией почти по половине товарных позиций (47 процентов товарных групп) Казахстан имеет либо сильную (свыше 75 процентов от индекса России), либо высокую (индекс Казахстана превосходит в десятки раз), либо абсолютную конкурентоспособность (превосходство в сотни и тысячи раз). Соответственно, остальная продукция не имеет какого-либо сравнительного преимущества либо существенно проигрывает на рынке ЕЭП российской продукции.
Аналогичный анализ торговых взаимоотношений Казахстана и Беларуси показывает, что уровень конкурентоспособности по товарным позициям выше, чем с Россией, и охватывает 56,9 процента от всех товарных позиций. Это объяснимо, если иметь в виду, что львиная доля общего товарооборота Казахстана в ЕЭП приходится на Россию (см. «Проблемные аспекты развития промышленности Казахстана в условиях евразийской интеграции // Сборник докладов II Международной научно-практической конференции «Промышленная политика Казахстана», 21-22 ноября 2013 года, Астана. – АО «КИРИ», 2013).
Вполне понятно, что с подобным уровнем конкурентоспособности трудно рассчитывать на достойное участие в ЕЭП и тем более в ЕАЭС. При этом сохраняется нерациональная структура взаимной торговли как со странами ЕЭП, так и с третьими странами.
Также должно быть понятно, что в сухом остатке остается висеть вопрос о целесообразности углубления своего участия в подобной интеграционной схеме, которая не имеет особых экономических перспектив, если еще и учесть нынешние прямые санкции США и ЕС и ответные санкции со стороны России, вкупе с запутанной и не до конца внятной политикой вступления в ВТО.

Прощай, оружие

С объединением к 2025 году финансовых систем стран ЕАЭС (думается, процесс пойдет еще быстрее) потеряем главные инструменты проведения самостоятельной денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики. Рухнет выстраиваемая годами финансовая система с ее «лучшей на просторах СНГ» банковской составляющей. Просто не выдержит конкуренции с банками той же России, которые уже сегодня уверенно завоевывают казахстанский рынок, предоставляя более выгодные банковские продукты за счет эффекта масштаба и высокопрофессионального менеджмента.
Стоит ли жалеть отечественных банкиров, которые за все время независимого развития так и не повернулись лицом к реальной экономике да и к населению относились как к дойной корове, в особенности во времена строительного бума.
Стоит сожалеть о потерянном времени и тех немалых средствах, которые государство было вынуждено потратить на спасение практически обанкротившейся банковской системы. Отложенных в свое время как бы для будущих поколений.
В главном финансовом штабе вынашивается идея реструктуризации самой банковской системы по принципу слияния в несколько супербанков. Но что это изменит, если не поменять саму идеологию банковского дела и психологию их носителей? В какой-то мере это якобы попытка подобным образом повысить конкурентоспособность отечественных банков на отечественном рынке финансовых услуг. В главном же - это удовлетворение аппетитов отдельных отечественных олигархов, для остальных - по принципу «а вы, друзья, как ни садитесь…».

Острова в океане

По сообщениям главного статистического ведомства, дефицит бюджета страны по итогам 2013 года составил 2 процента к ВВП. По итогам же второго квартала текущего года платежный баланс снизился на 40 процентов.
Немалую роль в этом играют складывающиеся перекосы в соотношениях нашей торговли в рамках ЕЭП и с третьими странами: в последние годы снижаются объемы торговли с традиционными торговыми партнерами — Германией, Италей, Нидерландами и др. В противовес растет товарооборот со странами ЕЭП и главным образом — с Россией, доля которой в импорте Казахстана составляет 96-97 процентов, в экспорте – 98-99 процентов.
В результате закрепляется сырьевая ориентация отечественного экспорта и импортозависимость от российской продукции конечного передела. Как в старые союзные времена. Ставя крест на нашей новой индустриальной политике. А нам это нужно?
Свою усугубляющую роль в вынужденной, по принятым соглашениям ТС, переориентации торговли на Россию и Беларусь играет такой инструмент ЕЭП, как Единый таможенный тариф (ЕТТ) на импорт из третьих стран. Для Казахстана в результате импортные тарифы в целом выросли в 2 раза, что привело к сокращению импорта из третьих стран, за исключением Китая.
Вроде бы проклюнулась возможность снижения ЕТТ за счет выполнения обязательств России перед ВТО на период до 2015 года. Для Казахстана это означало бы возврат практически к прежнему уровню импортных тарифов.
Однако, как известно, быстро лишь сказки сказываются, на деле не все так просто. С одной стороны, издавна анонсируемое вступление Казахстана в ВТО предполагает принятие собственных обязательств перед этой организацией по импортным таможенным тарифам, что может идти в разрез с политикой ЕТТ в рамках евразийского новообразования. И это может привести к войне взаимных искусственных барьеров на рынке ЕЭП. С другой стороны, ЕТТ вряд ли будет снижен по графику ВТО в условиях «санкционной войны», в особенности с обратными санкциями со стороны России. И это может привести к исходу последней из ВТО, депутаты Госдумы уже активно будируют этот вопрос на законодательном уровне.
Наше же законодательное собрание, даже если и проявит инициативу, что еще не факт, вряд ли сможет сформировать решение о выходе из ЕАЭС, поскольку какие бы законы мы ни принимали в рамках Евразийского союза, нормативные правовые документы последнего как наднациональные, надо понимать, по значимости будут выше национальных.
Как результат всей этой мешанины в помыслах и движениях – неопределенность и неуверенность в стабильности экономического роста, достижении грандиозной задачи вхождения в число 30 развитых стран. И будем мы носиться по океану мировой торговли как те плавучие острова, гонимые розой ветров.

За рекой, в тени деревьев

Есть ли альтернативы этому броуновскому хаосу суетливого бега неизвестно куда? Их просто не может не быть.
Можно отсидеться в тени мировой экономики, отбросить лозунговые амбициозные числа 50, 30 (а вскоре, опять досрочно, может быть и 20), неспешно, но последовательно решать посильную задачу повышения конкурентоспособности экономики, поддерживать внешнеэкономические отношения со странами, придерживаясь взаимовыгодных интересов, в том числе и с Россией и Беларусью, сохранять мир и согласие в стране, решать социальные задачи. Так называемая политика мелких, но результативных шагов.
И сами не заметим, как однажды придет качество как закономерный итог накопленного количества продуманных действий. Но этот путь долгий, не терпящий суеты, предполагающий перманентную передачу «эстафетной палочки» от одной команды топ-менеджмента другой, приходящей на смену, и формируемых на принципах безусловного приоритета государственных интересов над личными и командными.
Но поскольку нынешний топ-менеджмент торопливый, рапортующий, с психологией временщиков, как панацея от него возможен переход и на «ручное управление» ключевыми процессами. Как минимум, может проявиться и ответственность за свои действия. Однако, если при этом главным рычагом опять будет Национальный фонд, то и вовсе без особых проблем можно рулить, но придем с неизбежностью к еще большим проблемам.
Возможен и вовсе фантастический вариант – полностью поменять кадровую колоду, невзирая на всякие фикс-идеи корпускулярного подхода к формированию госслужбы. Сколько уже может Глава государства уподобляться тому же хэмингуэйевскому Старику, и практически в одиночку бороться с внешними и внутренними силами в сражении за состоятельность Казахстана.

Аскар ЕСЕНЖАНОВ

Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Ukolov_Pavel
19 октября 2014, 13:29
Попытка автора статьи навязать свою картину действительности выглядит несостоятельной. Хемингуэевский Старик борющийся за состоятельность Казахстана, эту самую состоятельность и прогулял, определяя экономическую политику Казахстана на годы вперед. Земля, в которой есть вся таблица Менделеева, превратилась в землю, на которой не существует своей промышленности. И Россия здесь ни при чем. Сами.
Ссылка
Астропрогноз
с 19 по 25 октября

Золотые слова

«- ...Прокуратуры стало везде много. Как наш генеральный прокурор говорит, мы, как проворная келин, то там, то здесь. »

Думан КОЖАХМЕТОВ, старший помощник генерального прокурора:
Сказано на сайте exclusive.kz
Вопрос на засыпку

Как вы устраивались на работу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров