⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Хочу в тюрьму!

Руслан ЦЕЧОЕВ имеет странный статус “самого известного в Европе художника из Костаная”. При этом он, член  Международной федерации художников ЮНЕСКО, пребывает в состоянии перманентной нищеты, хоть и выставляется в странах Старого Света и прилично продается за евроденьги.

Хочу в тюрьму!Мало-помалу Руслан пришел к убеждению: весь мир - тюряга, а люди в нем - зэки. А что, логично: кто в большей степени, кто в меньшей, но все ж мы - грешные… И захотелось Цечоеву попасть в самую сердцевину этого мира, за колючую проволоку.

- Я по жизни тяготею к уголовному миру и много лет достаю своих друзей просьбами показать мне зону изнутри. Согласен даже сесть лет на 15, чтоб изучать их, зэков, колоритнейшие рожи и потом создать особый живописный жанр. Но писать буду вещи не типа вангоговских “Прогулок заключённых” или опереточного “Тюремного дворика” (сейчас не помню, чья там кисть), а реальную зону с реальными уголовниками.

- И кто это говорит? Чистейшей воды модернист, с презрением относившийся ко всему “реальному”?!
- Вот только не надо меня ни в чем ограничивать. Как художнику мне интересно выразить красками эмоцию, характер, движение души. А у кого богатство испытанных переживаний лучше на лице отражено - у простого обывателя или у сидельца с тремя ходками? Видишь, тебе и крыть нечем.

Ну раз так - приходится помогать. И уже завтра при участии костанайского филиала Международного бюро по правам человека и юриста Анастасии КНАУС, а также с согласия начальника управления Комитета уголовно-исполнительной системы Сергея МОЩЕНКО в колонии строгого режима УК 161/4 откроется персональная выставка художника Руслана Цечоева. Между прочим, первая за 7 лет - именно на этот срок он “выпал” из казахстанской художественной среды, работая преимущественно в “западном” направлении.

- Хватит на буржуев горбатиться, - жестко заявляет сегодня Цечоев. - К чему я пришел со всей этой европейской свистопляской? Превратился в дешевую рабсилу. Мой голландский импресарио, который в Амстердаме занимается крупными поставками леса (а мной - для души), стал на меня смотреть как на дешевый лес из стран третьего мира. И на кой мне это? Я завалил его холстами, а присылаемых им “бабок” едва на жизнь хватает, не то что на бутылку.

- Выходит, в родных степях житье лучше и с заработком проще?
- Как бы не так! К моменту разрыва контракта с голландским галерейщиком здесь уже закрылись все выставочные залы и салоны. В Костанае художнику податься некуда. Да и за 7 лет меня тут позабыть успели. В общем, оказался я в глубокой… долговой яме. Грустно жить без денег, Стас!..
Хочу в тюрьму!
- По-моему, тебе не привыкать.
- Да уж! Вот я и говорю, что к выставке в зоне шел всю жизнь, начиная с беспризорного детства. И рос я не в детском саду, а на базаре - тогда самом злачном месте в Кустанае. Между прочим, состоял на учете в детской комнате милиции. И только любовь к искусству и чтению позволила мне избежать криминальной карьеры. Вот звучит все это как-то пафосно и ненатурально, а у меня недавно друг детства скончался преждевременно. От передоза. У него было шесть или семь ходок - я так и не запомнил, блин.

- Ну, друзей, как и времена, не выбирают…
- Правильно. Куда от них денешься? Вот друзья мои по детству только “откинутся” - ко мне идут в гости. Один рассказывает, как заставил всех в бараке замолчать, когда со мной передавали интервью по радио. Другой, как газету со статьей о моем творчестве выкупил и долго хранил. А ее хотели на самокрутки пустить. И так далее. Ну тяготею я, Стас, к уголовному миру. И он, мир, тяготеет ко мне. И бичи тянутся ко мне, отзывчивому. Потому и понятия у меня по жизни правильные остались, привитые бывшими уголовниками и бичами. Ну и всемирной литературой, конечно, базара нет! Я тоже ведь всем лучшим в себе книжкам обязан.

- В общем, я тебя понял. Пускай унизившие и оскорбившие, привыкшие видеть художества в виде наколок, получат глоток чистого искусства.
- И это будет прогрессивно! Проводят же конкурсы “Мисс Зона”, играют же там в футбол с хоккеем. И самодеятельность в некоторых зонах есть. А тут - художник, которого от скамьи подсудимых спасло искусство. А вдруг это искусство спасет и пахана, и паству? Да и контролерам не грех будет взглянуть.

- Но ты, нищета художественная, денег этим не заработаешь. Ведь не коммерческий это проект.
- Ну и хрен с ним! Жить в тоске хуже, чем в бедности. Эх, замутим у мира в сером хламе!.. Я очень этого хочу, а иначе - скучно жить на этом свете, господа!

P. S. Пока статья готовилась к печати, а выставка - к открытию, Цечоев получил письмо от “голландского буржуя”-импресарио. Тот предложил ему новые условия сотрудничества и спросил разрешение устроить презентацию цечоевской живописи для представителей элиты Амстердама на крутом винном заводе. Цечоев согласился. А заодно задумался о следующей дислокации своих работ: “Почему бы после зоны выставку не переместить в вытрезвитель?” Жаль, в Костанае нет публичного дома. Ну а на что Цечоеву Нидерланды.

Стас   КИСЕЛЕВ,  Костанай,
тел. 8-777-2265521, e-mail: 
stas_kiselev@rambler.ru

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 14 ноября

Золотые слова

«- Я бы посоветовал Ильясу Алмасхановичу не слишком афишировать, что госслужащие тупее, чем бизнес. »

Владимир БОЖКО, вице-спикер мажилиса:
Сказано в адрес и.о. директора департамента Минсельхоза Ильяса ДОСХОЖАЕВА.
Вопрос на засыпку

Хотели бы вы перевести своего ребенка на дистанционное школьное обучение?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева