⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Говинда СВАМИ: Элвис был мне как брат

Говинда СВАМИ: Элвис был мне как братО “священной войне” координатора “Общества сознания Кришны” по Казахстану и Центральной Азии Бхакти Бхринга Говинда СВАМИ (на снимке) с властями Карасайского района Алматинской области за право кришнаитов достойно жить на этой земле мы писали неоднократно. Однако сейчас на фронтах этой “войны” обозначилось небольшое затишье, и мы решили побеседовать с этим удивительным человеком, что называется, за жизнь.

- Махарадж, расскажите о себе. Какое ваше настоящее имя, откуда вы родом?
- Мое настоящее имя Шон О’Нил ХОБГУД. Я родился 12 января 1951 года на юге США в городе Мемфис (штат Теннеси). Там прошло мое детство. У нас была большая семья - несколько братьев и сестер. Я - один из младших. Мой дед был известным христианским проповедником, а отец - Боб О’НИЛ начинал диджеем на радиостанции. Одним из музыкантов, которые с ним работали, был “Человек в черном” - известный американский певец в стиле кантри Джони КЭШ. Когда мне было восемь лет, мы переехали в Лос-Анджелес, а еще через два года - в Луизиану, где мой отец открыл собственную радиостанцию. В те годы Америка жила бурной музыкальной жизнью. Неудивительно, что в начале 50-х отец вместе с Сэмом ФИЛЛИПСОМ создал студию звукозаписи “Сан рекордс”.

- Это не тот ли Сэм Филлипс, который “открыл” легендарного Элвиса ПРЕСЛИ?
- Да. Но в “открытии” Элвиса немалая заслуга и моего отца. История такова: однажды в студию пришел молодой парень. Он хотел записать традиционную песню - подарок своей матери на день рождения. Сэм Филлипс послал эту запись моему отцу и попросил поставить ее в радиоэфир. Он сказал: “Боб, в этом парне что-то есть”. Как только мой отец услышал голос Элвиса, он сразу понял: это начало чего-то великого. Весь день на радиостанцию звонили люди, чтобы высказать благодарность за эту песню. Они очень хотели узнать имя талантливого певца.

- Что было дальше?
- Помимо работы на радиостанции мой отец занимался организацией концертов, на которые приглашал известных певцов в стиле кантри. Однажды Элвис попросил разрешения выступить на этом концерте. Хорошо помню тот день. Я носился как угорелый, а Элвис выглядел очень взволнованным. Еще бы, ведь это было его первое большое выступление! Но он зря волновался - зрители влюбились в него с первой секунды. Это был успех.

- А потом ваш отец стал первым импресарио Пресли?
- Да, и они были очень дружны. Элвис часто приходил к нам в гости. Из всех моих братьев и сестер он больше всех любил меня. Он был мне как старший брат. Элвису очень нравилось производить впечатление. Поэтому каждый раз, когда он собирался на свидание с очередной девушкой, он всегда заходил к нам - взять отцовский “Кадиллак”. Элвис всегда любил такие машины. Помню, однажды он приехал к нам и спросил: “Шон, как ты смотришь на то, чтобы поехать на ярмарку?” Я ответил: “Почему бы и нет?” Мы долго катались на различных аттракционах. А потом Элвис пошел бросать мяч. Там был такой аттракцион - нужно было мячом сбить бутылку. За это давали приз - плюшевого медвежонка. Если человек сбивал ближнюю бутылку, то ему давали маленького медвежонка, а если самую дальнюю, то - большого. Элвис сбил самую дальнюю бутылку, но хозяин аттракциона хотел дать ему маленького медвежонка. Элвис возмутился: этот медвежонок больше подходит Шону, чем мне. Однако хозяин был непреклонен. Тогда Элвис взял его за шкирку: “Я хочу большого медведя”. Тот сказал ему, чтобы он проваливал. Элвис ударил его в лицо, и хозяин аттракциона потерял сознание. Элвис забрал большого медведя, и мы ушли… А через несколько лет менеджером Пресли стал Том ПАРКЕР. Отец тогда в одном из интервью сказал: “Элвис так вырос. Значит, мне придется все бросить и пойти с ним. Но у меня в Мемфисе дом, и я хочу поднять на ноги детей”. В 1975 году Элвис дал свой первый концерт в Лас-Вегасе, на который он пригласил моего отца. Его первым вопросом был: “Как там Шон?” Отец рассказал, что я стал кришнаитом. Элвис очень удивился и спросил: “А что такое Харе Кришна?” Мне очень жаль, что он ушел из жизни, а я так и не успел рассказать ему о Кришне…

- Почему же вы стали кришнаитом, а не пошли по стопам отца?
- Мои два брата так и сделали. Я же всегда стремился пробудить свое сознание, понять, что такое Истина и какова природа Бога. В то время в Америке произошла культурная революция. Закончив школу, я поступил в театральный университет. Через год бросил учебу и отправился путешествовать по стране. Встречался с различными людьми, беседовал с ними о самосознании.

- А когда вы впервые столкнулись с кришнаитами?
- В 1969 году на рок-фестивале в Атланте я впервые увидел последователей Кришны, но тогда не осмелился к ним подойти. В то время меня больше интересовал Led Zeppelin. Через год я снова встретил кришнаитов. Они дали мне бумажку, на которой было написано “Харе Кришна”. Тогда я уже знал эту мантру, но они помогли мне взглянуть на нее с другой стороны. Эта мантра освобождает глаза и позволяет понять, что человек, кем бы он ни был - американцем или казахом, мужчиной или женщиной, - это прежде всего дух, чьим главным достоинством является сознание. Тогда во мне проявился йог: я перестал пить пиво, отказался от всех одурманивающих веществ, стал вегетарианцем. Весной 1977 года я вновь встретил преданных Кришне в Пенсильвании. В то время уже был готов к серьезному диалогу с ними. Я стал петь эту мантру и понял, что она отличается от всего, что я знал раньше. Она позволяла мне быть в обществе Бога. Через 10 дней я нашел храм Кришны. С тех пор я работаю в “Обществе сознания Кришны”. Уже 37 лет. В 1971 году я получил духовное посвящение у основателя-ачарьи международного “Общества сознания Кришны” (ИСККОН) Шри Шримад А.Ч. Бхактиведанты Свами ПРАБХУПАДЫ.

- Как вы попали в Казахстан?
- Это было в 1992 году. Я приехал в Москву, где должен был пройти наш фестиваль. То был феноменальный праздник. На концерт был приглашен Бой ДЖОРДЖ, у которого в одной из песен звучит наша мантра “Харе Кришна”. С тех пор начался бум кришнаизма в России. Я же отправился в небольшое путешествие по странам Центральной Азии - посетил Алматы, Ташкент, Бишкек, Душанбе. Этот регион мне очень понравился. Я стал возвращаться сюда снова и снова. А в 1995 году перенес из Индии в Алматы свою штаб-квартиру.

- Как вы оцениваете ситуацию, сложившуюся вокруг фермы “Шри Вриндаван Дхам” в Карасайском районе?
- Я могу сказать, что, покупая земли в Карасайском районе, мы делали это честно. Мы никогда не обманывали власти. Мы считали, что открытие такого духовного центра станет нашим вкладом в общественное развитие Казахстана. Но в итоге нас снесли. Более того, ходят слухи, что нашу общину хотят включить в список тоталитарных сект. Я считаю, что нельзя верующих причислять к тоталитарным сектам только потому, что власть снесла их дома. Мне кажется, это делается лишь с одной целью - тотально контролировать общество. Я этого не понимаю…

Беседовал Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 21 октября

Золотые слова

«- ...Прокуратуры стало везде много. Как наш генеральный прокурор говорит, мы, как проворная келин, то там, то здесь. »

Думан КОЖАХМЕТОВ, старший помощник генерального прокурора:
Сказано на сайте exclusive.kz
Вопрос на засыпку

Как вы устраивались на работу?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров