⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Ольга МАРК, президент общественного фонда “Мусагет”: Перестаешь читать - перестаешь думать

Ольга МАРК, президент общественного фонда “Мусагет”: Перестаешь читать - перестаешь думать Писатель и президент общественного фонда “Мусагет” Ольга Марк (на снимке) официально приглашена в состав жюри самой крупной национальной российской литературной премии “Большая книга”. В его составе такие известные персоны, как Леонид ПАРФЕНОВ, Эдвард РАДЗИНСКИЙ, Константин ЭРНСТ. Председатель жюри - Андрей БИТОВ.

“Большая книга” пройдет в этом году в третий раз. Это самая внушительная премия России и по призовому фонду (5,5 миллиона рублей), и по количеству членов жюри. На нее могут претендовать любые произведения, написанные на русском языке, - как изданные, так и не изданные. Но только написанные или изданные не ранее, чем была вручена прошлогодняя премия, - то есть самые свежие. В прошлом году лауреатом стал роман Людмилы УЛИЦКОЙ “Даниэль Штайн, переводчик”, в позапрошлом - Дмитрия БЫКОВА “Пастернак” в серии ЖЗЛ. Премия эта настолько значительна, что ее обладатель может быть уверен в огромных тиражах не только произведения-лауреата, но и всех ранее написанных им книг.

Ольга Марк была удивлена и польщена, когда представитель попечительского совета пригласил ее стать членом жюри. Тем более что эта почетная должность - пожизненная. От исполнения обязанностей, причем лишь на год, может освободить только участие в конкурсе собственного произведения.

- Почему пригласили именно вас?
- Этого я не знаю, мне было неудобно расспрашивать. Просто думаю, что любая многолетняя работа дает какой-то отклик. Вот один из результатов.

- Раскройте секрет - по каким критериям нужно оценивать  литературное произведение?
- В литературе даже самая профессиональная оценка всегда субъективна. И любая премия не может стопроцентно объективно назвать лучшую книгу. Это подразумевается изначально. И уж, конечно, не существует жестких критериев оценки текста. Только, как говорил Мандельштам, “если чувствуете при чтении дрожь по позвоночнику - значит, это гениально”. Но в то же время существуют такие понятия, как эстетическая значимость, композиционная целостность, актуальность текста. Именно поэтому в составе жюри “Большой книги” не только профессионалы, но и общественные деятели. Ведь самый главный суд для любой книги - это суд читателей.

- Кстати, а какие у нас в Казахстане есть национальные литературные премии?
- Существует госпремия в области литературы и премия клуба меценатов “Тарлан”. Но у нас нет ни одной премии, которая соответствовала бы общепринятому мировому образцу. То есть проходила бы по четко установленным правилам: жанр, объем, время, издание, тема и т.д. С формированием лонг-листа, обсуждением его широкой общественностью, рецензиями, нагнетанием напряжения, затем - формированием шорт-листа и, наконец, награждением. Это длительный процесс, занимающий примерно год. Кстати, одна-две премии обстановки не изменят. Для сравнения: в России более 700 премий, а в Великобритании - несколько тысяч. Любая премия - это не просто способ поддержать литературу, хотя и такая функция важна. Выбор и признание лучшего автора - это общественная акция, способ оживления литературной жизни и придания литературе определенного статуса.

- И как же в Казахстане со статусом литературы?
- Плохо.

- Очень странно для страны, ценящей слово, гордящейся своими акынами и поэтическими традициями...
- Здесь есть один очень сложный момент. У нас гордятся акынами и некоторыми писателями, которые признаны официально. Но, к сожалению, нет понимания, что литература - это не только перечень нескольких имен, а живой процесс. Нет осознания того факта, что цивилизации проходят, а остается от них только культура. Говоря о каких-то странах, мы вспоминаем их великую живопись, музыку, романы, а не развитие прослойки купцов или объемы нефтедобычи - это дело историков. Так что, если такого понимания нет, то совершенно бесполезно говорить о развитом государстве. Ведь показателем такового является не величина богатства, а социальная организованность общества и возможность его бесконечного культурного и духовного роста. А чтобы судить о статусе литературы у нас в Казахстане, надо, наверное, сначала говорить о том, как у нас относятся к ценности человеческой жизни, к достоинству, значимости и уникальности каждой отдельной личности. Только в таком контексте разговор о литературе выглядит органичным.

- Надо ли искусственно продвигать писателей и их книги?
- Продвигать и популяризировать стоит само чтение. Тем более что мы находимся в ситуации, когда очень большое количество детей утратило потребность читать. Потребность такую же обыкновенную, как чистить зубы и появляться в обществе причесанным. Общественный фонд “Мусагет” подготовил программу популяризации чтения еще в 2006 году, но, к сожалению, нас не услышали. Сейчас разработана, принята и профинансирована государственная программа развития чтения.

- Чем она отличается от вашей программы?
- Очень многим. Прежде всего тем, что в ней нет, как и во многих других государственных программах, оценки их результативности. А именно с этого надо начинать.

 - А в чем проблема? Ну не читают люди - да и бог бы с ними. Разве что не смогут к месту вставить звучную цитату...
- Читающие люди очень редко обильно вставляют в речь цитаты. Скорее, наоборот. Гораздо хуже, что сейчас люди, переставая читать, перестают и думать.

- Что позволяет делать такие выводы?
- Наше бесконечное терпение. В мире нет, наверное, более терпеливых людей, чем мы. Мы безропотно выносим все - от мелочного хамства до каких-то очень больших неурядиц: это некачественные продукты, медицинские услуги, образование и дороги. Список можно продолжать до бесконечности.

 - Вы считаете, что начитанный человек легче устроит скандал в универмаге или поликлинике?
- Начитанный человек будет стремиться изменить жизнь к лучшему...

- Если бы у вас была возможность, чем бы вы могли изменить ситуацию?
- Избавила бы книгопроизводство и книготорговлю от налогов и от таможенных сборов при ввозе-вывозе, чтобы книга стала дешевле.

- Вам не жалко государственную казну?
- Мне жалко не казну, а людей, которых лишают книг.

- А что вам мешает самой организовать пару-тройку литературных премий в Казахстане?
- Ничего, кроме отсутствия финансов. Ведь бюджет при проведении приличной литературной премии огромен - сумма призового фонда, умноженная примерно на сто.

- То, что вы стали членом такого престижного жюри, это признание ваших заслуг или респект относится ко всему Казахстану?
- Я работаю в Казахстане, и вся моя жизнь посвящена казахстанской литературе. Так что даже если это личное признание, то, я думаю, признание именно казахстанского писателя и общественного деятеля.

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, Алматы
evdokimenko@time.kz
Фото с сайта musagetes.com
Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева