⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Асанали и сын

В начале декабря в Таразе откроют музей в честь своего именитого земляка Асанали АШИМОВА.
Пока кто-то собирает его фото и вещи, сам виновник торжества выдает замуж старшую внучку, собирается стать прадедом и… покупает памперсы маленькому сыну.

- Асанали Ашимович, в то время как в честь вас открывают музей, вы вовсю снимаетесь. Говорят, сейчас идут съемки продолжения трилогии о Касымхане - “Конец атамана”, “Транссибирский экспресс” и “Маньчжурский вариант”?
- Я давно хотел, чтобы оно было снято. Меня к этому подталкивают зрители. Во время творческих встреч они постоянно задают вопросы: чем все закончилось? где сейчас Касымхан? будет ли продолжение? По сценарию в новом фильме наш герой находится в Гонконге. Он мирового масштаба человек, знает, где что происходит, где какая мафия, с ним все консультируются. Но в глубине души хочет вернуться на родину. И тут его соратники делают хитрый ход, подговаривают врачей, и те выносят Касымхану “заключение”: вам осталось жить приблизительно две недели. Он собирается на родину. Приезжает сюда, разоблачает большую мафиозную группу, а под конец попадает под пулю и оказывается в больнице. В финале видим его у могил предков, он молится, встает, в кадре - как в “Конце атамана” - закат солнца, и на этом фоне фигура уходящего главного героя. Так завершается фильм. Мы оставляем его живым. Чем черт не шутит, может, и пятую часть снимем?

Сейчас уже заканчиваем фильм. Здесь снимали, в Москве, и остался эпизод в Гонконге - с него начинается картина. Но мы его пока отложили - до марта. Рабочее название ленты - “Цветочник”. Но сейчас объявили конкурс на новое название, я свое предложил - “Кто вы, господин Ка?” Мне оно нравится, есть вопрос, загадка, и название прокатное. А то “Цветочник” какое-то детское название.

- Вы хотели, чтобы режиссером стал Эльдор УРАЗБАЕВ, снявший “Транссибирский экспресс”. Но фильм снимает другой человек...
- Да, это режиссер Куат АХМЕТОВ - московский казах, который раньше снимал боевики. В нашем фильме тоже есть экшн, судьба главного героя связана с наркобизнесом, наркобаронами. Поскольку наш основной зритель - молодежь, а ей нравятся подобные фильмы, то мы и сделали ленту с этим уклоном. С Эльдором не получилось, потому что ему тогда делали операцию в Америке, а нам надо было быстро запускаться.

- Кто помимо вас снялся в этом фильме?
- Московский актер Александр ФЕКЛИСТОВ. В фильме есть еще молодой парень Игорек, его играет казахстанский актер из Немецкого театра Филипп ВОЛОШИН.

- Когда выйдет фильм?
- В 2009 году, в августе-сентябре.

- Вы хотите посвятить его Шакену АЙМАНОВУ - своему тестю?
- Да, он снял “Конец атамана”. Потом мы с Эльдором Уразбаевым посвятили ему “Транссибирский экспресс”. И здесь хочу его голос поставить - песню о родине, которую он исполняет. Она есть в двух предыдущих фильмах трилогии. И в этом фильме в финал хочу включить ее - это и будет посвящением. Но, правда, не знаю, как режиссер к этому отнесется.

Шакен Айманов был не только моим тестем, но и учителем. Он не такой казах, который тащит своих. У него и дочка была, и сын - тоже творческие люди, жена - актриса. Но он всегда смотрел на человека: потянет или нет? Во мне он увидел не только внешность. И когда создавался сценарий фильма “Конец атамана” вместе с Андреем КОНЧАЛОВСКИМ, Айманов познакомил нас и сказал ему: “Вот для него и пиши”. Совместная работа с Шакеном была для меня счастьем.

- Сколько всего фильмов вы сняли как режиссер?
- “Чокан Валиханов”, “Козы-Корпеш и Баян-сулу”, “Год Дракона”, “Полынь”, “Дом у соленого озера” - всего пять. В театре около 10 постановок сделал.

- А сейчас в театре работаете?
- Конечно. Театр - это моя стихия! Но сейчас часто играть не получается: возраст. Поэтому лишь несколько раз в месяц выхожу на сцену в спектакле “Перед заходом солнца” по Герхарду ГАУПТМАНУ.
Как режиссер поставил спектакль “Фархат Шырын”. Мне нравится работать с молодыми актерами, хочу поставить еще комедию. Вот фильм завершу - и буду театром заниматься.

- Вы хотели сыграть роль короля Лира. Удалось?
- Нет режиссера, который бы смог это поставить. Андриасян мне предлагал в Лермонтовском театре сыграть эту роль на русском языке, но я сказал, что не могу, не буду себя свободно чувствовать: придется думать о том, куда поставить ударение. И предложил ему: давай я буду на казахском языке играть, а остальные - на русском, такое же практикуется, наушники есть. Но он не согласился. Тогда я предложил - ставь у нас, в Ауэзовском! Опять не согласился, говорит: “Я у себя поставлю”. Так и не поставил, а время уходит... Такова актерская судьба: когда молодой - опыта не хватает, когда старый - молодости. Не могу же я сейчас Гамлета сыграть. Хотя мечтал об этом всю жизнь. Сейчас могу разве что тень его отца изобразить (смеется).

- Асанали Ашимович, в этом году у вас родился сын, которого вы назвали Асанали. Но ведь у казахов не принято называть детей в честь родителей…
- Да, не принято. Асанали его назвала моя жена - Багдат. Кстати, и моего сына Олжаса, ему сейчас 28 лет, тоже назвала его мама. Я бы так не назвал никогда - против был. Хотел назвать его Жалгас - продолжение. У Олжаса есть маленькая дочка, назвали ее в честь сына Мади - Мадия. В честь еще одного сына Саги я назвал свою дочку Сагину. Она у меня отличница, учится во втором классе. У меня сейчас пятеро внуков. Недавно старшая внучка вышла замуж. Так что скоро прадедом стану.

А насчет имени Асанали... Разница у нас с Багдат большая - она младше меня на 34 года, и не всегда я, наверное, буду с ней. Жизнь берет свое. Видно, она хочет, чтобы рядом всегда был Асанали. Но самое главное - это одобрили старики.

Асанали сейчас 10 месяцев. Он уже вовсю ползает. Мне очень повезло, что я встретил Багдат - она очень мягкая, заботливая, чуткая, в доме с ней уют и тепло. Она похожа на мою первую жену Майру, которая родила мне Мади и Саги. Багдат - врач, и не только следит за моим здоровьем, но и предугадывает мои желания. Мне она и жена, и подруга, и соратник. 19 января нашему маленькому Асанали исполнится год, юбилей отметим пышно. Ждем не дождемся. И друзья тоже ждут. Мы ведь никому, кроме стариков, пока его не показывали. Серик КЕРИБАЕВ, Камал ОРМАНТАЕВ, Абдимажил НУРПЕИСОВ, Торегельды ШАРМАНОВ приходили, чтобы бата дать.

- На кого похож маленький Асанали?
- Естественно, на отца!

- У вас была идея организовать в 33-й алматинской школе музей сына Саги. Удалось это сделать?
- Для музея я все подготовил. Ждем переименования школы - документы лежат в правительстве. Министерство культуры и школа одобрили эту идею.

Беседовала Саида СУЛЕЕВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы
Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 13 ноября

Золотые слова

«- Я бы посоветовал Ильясу Алмасхановичу не слишком афишировать, что госслужащие тупее, чем бизнес. »

Владимир БОЖКО, вице-спикер мажилиса:
Сказано в адрес и.о. директора департамента Минсельхоза Ильяса ДОСХОЖАЕВА.
Вопрос на засыпку

Хотели бы вы перевести своего ребенка на дистанционное школьное обучение?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева