⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

В Шубарши был маленький джихад

На вопросы наших читателей отвечает президент Ассоциации охранных организаций Казахстана, генерал-лейтенант Булат БАЕКЕНОВ (на снимке), в прошлом руководивший силовыми структурами Казахстана.

Вопрос редакции газеты “Время”:

Почему после двух самоподрывов - в Актобе и Астане, а также жестокой расправы радикально настроенных исламистов над полицейскими в селе Шубарши Актюбинской области власть предержащие продолжают настаивать на отсутствии в Казахстане экстремизма, утверждая, что речь идет о чистейшей воды криминале?
- Меня часто спрашивают: были ли подобного рода ситуации в мою бытность руководителем силовых структур? Да, были. Просто тогда о них предпочитали не говорить вслух. Сегодня в стране действительно растет число религиозных фанатиков. Причем новые для Казахстана религиозные течения еще на заре независимости начали исповедовать приезжие. Будучи председателем КНБ, я неоднократно докладывал обстановку, сложившуюся в южных регионах страны, главе государства. Но, поскольку все силы были направлены на подъем экономики, вопрос идеологии на местах был запущен. А уже в начале 2000-х, когда я уже вышел в отставку, для меня неприятной неожиданностью стал арест группы членов движения “Хизб-ут-Тахрир” в Восточно-Казахстанской области, где, как известно, преобладает славянское население. А ведь изначально на эту область силовики практически не обращали внимания, считая наиболее подвержденными проявлению экстремизма регионы с населением, проповедующим ислам.
Сейчас силовики говорят: убийство полицейских в Актюбинской области носит чисто криминальный характер. У меня на этот счет есть сомнения: одно дело получить незначительный срок за кражу нефти, другое - нести несопоставимую ответственность за жестокое убийство представителей власти. И преступники это знали, раз готовы были пойти на верную смерть в войне с полицией. Причина трагедии в Шубарши - не нефть, а скорее - “маленький джихад”, акция неповиновения во имя религии.
Вопросы вызывает и непрофессионализм во время операции по задержанию преступников, затаившихся в камышах. Есть у военных неписаный закон: численность наступающих всегда должна превышать численность осажденных не менее чем в 3-5 раз. Во время недавних же событий мы видели: против четверых преступников операцию проводили столько же бойцов спецназа, тогда как их должно было быть минимум 12-16 человек.

Жалмауыз Кемпір, вопрос с сайта газеты “Время”:

В США столько религиозных организаций - и все там у них нормально! Почему у нас ищут ведьм? Может, устроить “варфоломеевскую ночь” и останутся одни “благонадежные”?
- Я бы не был столь категоричен в положительной оценке взаимоотношений религиозных организаций между собой и с властью в США. Проблем хватает везде. Достаточно вспомнить случай, когда в марте этого года американский священник Терри ДЖОНС прилюдно сжег Коран, спровоцировав этим агрессию афганских талибов.

Есть ли клановость в охранных организациях, а также в силовых структурах? Как это влияет на национальную безопасность?
- Действующая нормативно-правовая база не позволяет этого на госслужбе, однако на практике клановость существует. К сожалению, привычным в Казахстане стало понятие “команда”, причем она есть даже у каждого сельского акима, не говоря про политических служащих. Все возмущены тем, что назначаемые руководители приводят с собой “команду”, но борьба с этой порочной практикой не ведется. И от этого страдает качество работы того или иного госоргана: первый руководитель - менеджер, стратег, а его подчиненные - исполнители. Они должны оставаться на своих местах, потому что являются специалистами. Клановость всегда создавала и будет создавать предпосылки для коррупции. В советское время подобные вещи становились предметом разбирательства в партийных органах, доходило даже до исключения из партии. У нас же это стало нормой.
Что касается клановости в охранных организациях, то от госслужбы эту систему отличает важная деталь - это частный бизнес, где кадровые вопросы решаются с точки зрения развития этого бизнеса. Если родственник или земляк работает из рук вон плохо, никакому руководителю не захочется в ущерб бизнесу держать такого работника. И наоборот.

Бибигуль, Караганда:

Булат Абдрахманович, вы импонируете уволенным актюбинским полицейским, обратившимся за помощью к певцу Стингу? Это нормально, по-вашему? Чем может закончиться эта история?
- Нет, я не импонирую ни им, ни самому Стингу. Его поступок - отмена концерта в Астане - мне вообще непонятен: он - артист, а не политик, а его выходка якобы в поддержку бастующих Мангистауской области, по-моему, бастующим никакой пользы не принесла. А то, что он обидел простых казахстанцев, почитающих его талант, Стинга как артиста не красит. Хотя ему наверняка безразличны как наши рассуждения, так и сами бастующие. Звезды большой величины нередко проявляют неуважение к своим поклонникам.
Что касается обиженных полицейских, то я не знаю обстоятельств возникших у них проблем, но при чем здесь Стинг? Чем он может им помочь? Разве что посвятить им одну из своих песен. Ситуация, конечно, комичная, если не сказать - странная.

Игорь СЕРГЕЕВ, Алматы (вопрос публикуется в сокращении):

Ассоциация охранных организаций РК протолкнула изменения в законодательство, запрещающие заниматься охранной деятельностью представителям малого бизнеса. Как это стыкуется с поддержкой малого бизнеса, который в нашей стране и так в плачевном состоянии? Из собственного опыта знаю: в крупных охранных фирмах гораздо больше бардака, чем в маленьких, постоянно их охранники попадают в разные ЧП, нередко сами совершают преступления, которые потом “разводят” их руководители - бывшие высокопоставленные сотрудники МВД. Вы защищаете интересы только крупных охранных фирм, которые в состоянии платить вам членские взносы. А последние изменения в законодательстве повлекут уход значительной части охранных услуг в тень. Спасибо вам за вашу “работу”!
- На ваше категоричное заявление о “бардаке” приведу статистику МВД о преступности среди охранников. В 2009 году в Казахстане насчитывалось 77,5 тысячи охранников и 2912 охранных организаций, охранниками было совершено 13 преступлений, причем только пять из них - при исполнении служебных обязанностей. В 2010 году компаний стало 3185, а число охранников возросло до 82,3 тысячи человек, на которых пришлось 15 преступлений, из которых 10 - по службе. По удельному весу - уровень тот же.
Что касается остальных ваших утверждений, высказанных с какой-то обидой, то действительно с января 2012 года вступят в силу поправки в Закон “Об охранной деятельности”, которые значительно изменят рынок охранных услуг. Но прежде чем высказывать обиды, я бы посоветовал вам внимательно изучить эти изменения.

Во-первых, со следующего года в Казахстане упраздняется институт частных охранников, то есть те люди, которые имеют на руках лицензию и могут сегодня спокойно наниматься на службу как физические лица, с января будут обязаны трудоустроиться в охранную фирму или поменять сферу деятельности. Разве это плохое новшество? Взять хотя бы вопрос ответственности за охраняемый объект. Ни один частный охранник не сможет финансово возместить экономический ущерб своему работодателю, если он возникнет по его вине. Поэтому сейчас услуги частных охранников все меньше пользуются популярностью - заказчику нужны гарантии качества работы. Во-вторых, малые охранные фирмы по закону о частном предпринимательстве субъектами малого бизнеса не являются. О чем речь вообще? Я анализировал ситуацию: из 3,5 тысячи охранных компаний, действующих в Казахстане, сегодня около 30 процентов бездействуют из-за того, что не могут найти объекты, и абсолютное большинство из них - малочисленные. Опять же из-за малых бюджетов и, соответственно, ничтожных гарантий клиентам. Поэтому единственная возможность таких фирм выжить (чем они активно пользуются) - демпинговать в ущерб интересам безопасности. В-третьих, с января будут упразднены структурные охранные подразделения юридических лиц: охрану можно будет нанимать исключительно со стороны, во избежание аффилированности с учредителями. На этот шаг разработчик поправок в закон - МВД - пошел тоже сознательно: исключить любое давление на охрану, как это часто бывает, например, в ночных клубах, где торгуют наркотиками, а охранники закрывают на это глаза, выполняя волю хозяина.

Вопрос редакции газеты “Время”:

Какие уроки охранные фирмы должны извлечь из трагической гибели от рук бандитов в центре Алматы 28 марта 2011 года охранника Анатолия ГОРБАЧА?
- В первую очередь руководители охранных фирм должны соблюдать неукоснительное правило - выполнять исключительно ту работу, которой их сотрудники обучены, и не брать на себя чужие функции. Я имею в виду инкассацию денег - он не может быть одновременно и охранником, и инкассатором. Он должен охранять тех, кто переносит ценности. И все трагические случаи нападений на инкассаторов в нашей стране связаны с тем, что нарушаются общеустановленные правила инкассации ценностей: прежде чем их выносить, нужно убедиться в том, что это безопасно. И обеспечить эту безопасность должен охранник.
Пару лет назад мы предлагали главе Нацбанка Григорию МАРЧЕНКО, во-первых, установить единую программу подготовки инкассаторов в специализированных учебных центрах, поскольку лицензиаром на выдачу лицензий является Нацбанк. И, во-вторых, узаконить обязательное сопровождение инкассаторов охранниками. В ответ - возражения. Тогда наша ассоциация обратилась в МВД: чтобы внедрить такие требования на уровне правительства, раз в этом не заинтересован лицензиар. Тоже никаких сдвигов. Мы надеемся, что реалии жизни заставят решить этот вопрос.

 Александра АЛЁХОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева