⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Артур АРТЕМЬЕВ, религиовед: Не ходите по душам в сапогах!

Кто будет проводить экспертизу материалов религиозных организаций, предусмот­ренную будущим законом о религиозной деятельности? Может ли принятие обновленного нормативного документа породить исламофобию? Почему молиться запретили, а ответственность за это не ввели? На эти и другие вопросы на “прямой линии” с читателями отвечает доктор философских наук, профессор, религиовед (и, по его же признанию, атеист) Артур АРТЕМЬЕВ (на снимке).

Вопрос редакции газеты “Время”:
Справляется ли недавно соз­данное Агентство по делам религий со своими прямыми функцио­нальными обязанностями?
- Вообще, преобразование комитета по делам религий в самостоятельное агентство можно только приветствовать, поскольку теперь у этого госоргана есть четкий статус и его наконец перестануть футболить из одного министерства в другое. Но вот что мне непонятно: почему бывший председатель комитета Ардак ДОСЖАН, который фактически развалил ведомство и скомпрометировал его не только в глазах нашей общественности, но и за рубежом, вдруг оказался в должности первого заместителя председателя? Именно Досжан превратил комитет в филиал КНБ и прокуратуры, деятельность которого стала исключительно репрессивной, хотя ведомство по связям с религиозными организациями должно налаживать контакты, отстаивать права верующих, поскольку им больше некуда обратиться.
С главой агентства Кайратом ЛАМОЙ ШАРИФОМ лично я не знаком, но первые два его интервью меня поразили. Сначала он имел неосторожность произнести фразу: “Одна нация - одна религия”. И мировая общественность восприняла эти слова как заявку националиста, который вряд ли будет лоялен к религиозным направлениям, не относящимся к исламу. Затем он же дает интервью “Казахстанской правде”. Причем сначала я не посмотрел, с кем именно интервью, и подумал, что его дает Верховный муфтий. А когда оказалось, что на вопросы отвечает глава Агентства по делам религий, моему изумлению не было предела: со страниц государственного издания политический служащий выступает как лектор Духовного управления мусульман с пропагандой сунитского ислама. Он продемонстрировал политическую незрелость, и мне остается пожелать ему скорейшего взросления, иначе он создаст для государства массу проблем.
Я бы не стал обсуждать эффективность или неэффективность работы агентства, если бы не проработал в советское время в аналогичной структуре при Совете Министров СССР.

Гостюк, вопрос с сайта газеты “Время”:
Вы верующий человек или атеист? Если верующий, то к какой конфессии себя причисляете?
- Нет, я неверующий, хотя уже 50 лет занимаюсь изучением религий. Когда-то в Англии известная русская поэтесса Лидия ГРИГОРЬЕВА спросила меня, верующий ли я. Я ответил, что нет. “Как же вы тогда можете заниматься изучением религий?” - воскликнула она. - “Знаете, Лидия, лишь потому, что я неверующий, я могу изучать и объективно относиться ко всем религиям”, - ответил я. И на этом диалог прекратился.
Многие мировые исследования показали: истинно верующие люди составляют от 10 до 15 процентов, и Казахстан в этом плане не исключение. Остальные больше отдают дань традициям, сложившейся моде и надежде лучше устроиться в жизни. Сейчас мы видим всплеск обращения людей в религию исключительно из-за отсутствия идеологии. Я частенько беседую со своими студентами, которые утверждают, что они веруют. Однако в мечети не ходят, намаз не читают, уразу не соблюдают, хадж не совершают. Так какие они тогда верующие? И таких немало. Верующий не тот, кто бьет себя в грудь, говоря об этом на каж­дом шагу, а кто несет веру в своем сердце. Но наше государство уважать интересы своих верующих граж­дан, увы, не научилось, в кирзовых сапогах идя по душам.

Марианна ГУРИНА, Алматы:
Каково ваше личное отношение к новому закону о религиозной деятельности?
- В необходимости принятия принципиально нового закона о религиях нет никаких сомнений, поскольку предыдущий был принят 19 лет назад и не учитывает реалий нашего времени. Другой вопрос, что принятый на днях мажилисом документ к понятию “закон” не имеет никакого отношения. Это - развернутая инструкция по ограничению деятельности религиозных организаций. В нем не прописаны такие фундаментальные вещи, как веротерпимость, свобода совести, мировоззренческий плюрализм; не прописана ответственность за различные фобии, за откровенную веронетерпимость и фанатизм, переходящие в экстремизм и терроризм. Хотя изначально нам говорили, что все это станет частью именно этого закона, на деле оказавшегося пустым. Проект закона требует серьезной доработки, и меня удивляет такая космическая скорость, с которой мажилисмены приняли его. Кажется, будто перед выборами они действуют по принципу: “После нас хоть потоп”. Мнение общественности в данном случае не было учтено совершенно, хотя закон будет затрагивать интересы всего общества. Хочется верить, что мудрый сенат не проявит спешки в вопросах контроля за религиозной деятельностью и вернет законопроект на доработку.

Одобряете ли вы введение курса религиоведения в школах по учебнику, написанному сенатором Гарифоллой ЕСИМОМ?
- Я всегда был и остаюсь сторонником того, чтобы школьникам давали основы знаний по религии, чтобы воспитание молодежи в духе умения мировоззренческого выбора начиналось с детства. Однако у нас в стране все всегда делается по известной формуле Виктора ЧЕРНОМЫРДИНА: хотели как лучше, получилось - как всегда. Мало того что курс был введен в школьную программу в авральном порядке, так еще и при отсутствии к нему должной подготовки. Не­удивительно, что сегодня многие родители считают религиоведение в школах насильственным обращением детей в религию. И у них есть на то все основания, ведь в обществе всегда найдутся люди, которым безразличны духовные искания. Именно благодаря таким деятелям и родились первые учебники по основам религиоведения, скоропалительные и не прошедшие достойной экс­пертизы. Один из них подготовлен авторским коллективом во главе с депутатом сената Гарифоллой ЕСИМОМ. Благодаря использованию сенаторского авторитета он добился того, чтобы его творение, которое я бы назвал кратким курсом обращения в религию с крайне реакционных позиций, оказалось на руках у алматинских девятиклассников.
Уж лучше бы Министерство образования, за неимением достойных учебников казахстанских авторов, в качестве альтернативы воспользовалось российскими изданиями, хотя бы написанными с сугубо светских позиций.

Гость, вопрос с сайта газеты “Время”:
Наши глубокоуважаемые мажилисмены норму о запрете молиться в госучреждениях все же приняли, а наказание, преду­смотренное за ее нарушение, сняли. Получается, я могу молиться сколько хочу, и мне за это ничего не будет?
- Ответственность за то, что человек молится, - вообще нонсенс, это смешно. Другое дело, что руководители организаций должны следить за тем, чтобы религиозные убеждения их сотрудников соответствовали канонам светского общества. Норма, по-моему, рассчитана на честность людей.
А вообще, мы должны относиться очень внимательно и заботливо к религиозным убеждениям тех или иных людей. Когда я был в Лондоне, в центре города во время намаза группа мусульман расстелила коврики и устроила моление. И никто из окружающих даже не обратил на них внимания. Я на мгновение представил себе, как бы отреагировали на это у нас: как минимум выстроилась бы толпа зевак с последующим комментированием, а максимум - вызвали бы наряд полиции. Люди должны быть веротерпимы, однако и интересы светски настроенных граждан должны соблюдаться теми, кто верует. Недопустимо, например, закрывать на время намаза учреждения, поскольку Казахстан не религиозное, а светское государство. Религия - очень тонкая струна человеческой экзистенции, которую можно порвать любыми запретами, загнав в физическое и душевное подполье. В нашей стране должна проводиться широкая разъяснительная работа, однако Духовное управление мусульман совершенно бездействует в этом плане.

Не кажется ли вам, что новый закон о религиях породит исламофобию?
- Пророческий вопрос: породит или нет? В таком виде закон породит массу фобий, конфликтов и столкновений, разрешить которые будет потом очень сложно. А самое главное - Казахстан уже не сможет позиционировать себя как страна духовного согласия.

Зара ТУФАН, религиовед, Алматы:
Как предполагает новый законопроект о религиозной деятельности, все документы и материалы религиозных организаций, вплоть до личных вещей, должны проходить экспертизу. Кто будет ее проводить? Чиновники агентства, которые в этом мало что смыслят, или религиоведы, которых в Казахстане можно по пальцам пересчитать?
- Действительно, в проекте закона экспертизе посвящен целый раздел, но как Агентство по делам религий будет выходить из положения, я не знаю. И меня беспокоит, что мы столкнемся с непрофессионализмом и агрессивностью по отношению к тем или иным религиозным организациям и их лидерам. Ведь у нас уже есть одна скандальная история, когда по невежественной экспертизе была осуждена миссионерка из России Елизавета ДРЕНИЧЕВА, которой алматинский городской суд заменил двухлетнее лишение свободы на штраф, фактически признав тем самым судебную ошибку. Эта экспертиза, которую провели люди с шизофренической веронетерпимостью, опозорила нас на весь мир, ведь на всех международных конференциях до сих пор говорят об этом факте.
Кстати, в законе не прописано четко, кто именно должен проводить религиоведческую экспертизу, сказано лишь - “лицами, обладающими специальными знаниями”. А это  понятие растяжимое. Гарифолла Есим, например, обладает такими знаниями, являясь доктором наук в области религиоведения, однако его идеологическая установка идет вразрез с требованиями светского государства. Чтобы экспертиза была независимой, ее должны проводить люди светские, без каких-либо религиозных убеждений. Кроме того, эксперты должны нести ответственность за некачественную экспертизу, а она в проекте закона, увы, не прописана.

Ербол, вопрос с сайта газеты “Время”:
Как вы прокомментируете ситуацию, сложившуюся вокруг суфиев? Вроде судебный процесс еще не закончился, а их везде в СМИ выставляют сектантами-экстремистами? Как вы смотрите на то, чтобы создать независимую аналитическую контору, которая бы занималась исследованиями и делала независимую экспертизу на ту или иную деятельность религиозного объединения?
- К сожалению, я не знаком с материалами о судебном процессе над суфиями. Но что касается самих суфиев, существующая пропагандистская борьба против них совершенно неоправданна. Суфии - аскеты, ордена которых появились еще до ислама. Именно суфии сыграли колоссальную роль в принятии ислама жителями Казахстана. Именно суфии сумели объединить доисламские верования с исламом. Поэтому в Казахстане своеобразный ислам, своебразное отношение к женщине, которая никогда не закрывала лица и занимала практически одинаковое положение с мужчиной. Роль суфиев огромна, и мне неприятно слышать голоса, которые раздаются в пользу скорейшего сноса мавзолея Ходжа Ахмета ЯССАУИ, великого суфия Казахстана. Вот что сказал он когда-то: “Пророка есть такое завещанье - нечаянно столкнувшись с иноверцем, зла не чини ему, людей с жестоким сердцем не любит Бог”. Эти слова - кредо суфиев. Как можно выступать против этого кредо?
Что касается независимого аналитического органа... Есть у нас уже что-то наподобие, работающее при Агентстве по делам религий. Возглавляет его один из соавторов Гарифоллы Есима. Думаю, этим все сказано.

Агностик, вопрос с сайта газеты “Время”:
У нас разделили мусульман на правильных и неправильных. Как определяется правильность?
- Что значит правильный мусульманин или неправильный? Мусульманин и есть мусульманин. Если он истинно верующий человек, он должен соблюдать те нормы и правила, которые предписаны Аллахом и озвучены Пророком. Ислам, как и любая религия, направлен на гуманное отношение к действительности, на толерантность и веротерпимость. Если бы ислам носил в себе исключительно реакционное начало, наверное, он не получил бы такого широкого распространения и поддержки у огромного количества людей в мире. Ислам несет в себе идеи гуманизма, поэтому не стоит делить мусульман на категории. Другое дело, что и раньше, и особенно сейчас очень много тех, кто не верит ни в бога ни в черта, а прикрывает за ширмой религии экстремистские устремления и политические амбиции. Такие люди верят только в джихад, причем не в той трактовке, как завещал Пророк. А он говорил о джихаде сердца, то есть о борьбе с собственным неверием и дурными поступками. Я думаю, что если бы все мусульмане мира исполняли завет Пророка, в мире не было ни терроризма, ни экстремизма.

Александра АЛЁХОВА, фото Екатерины ЗАИКИНОЙ, Алматы

Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
маке
28 сентября 2011, 10:45
Ну слава Аллаху хоть один адекватный профессор!
Ссылка
Астропрогноз
с 13 по 19 декабря

Золотые слова

«- Я независимый человек, я ни от кого не завишу. Я даже родителям своим помогаю - вот это круто! »

Габидулла АБДРАХИМОВ, аким Шымкента:
Сказано во время выступления на форуме молодежи
Вопрос на засыпку

Что будет, если МВД начнет выплачивать вознаграждение за фото и видео правонарушений?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева