⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Ещё не перевелись

Достаточно известный в узких кругах алматинский писатель Илья ОДЕГОВ (на снимке) с рассказом “Пуруша” стал лауреатом Международного литературного конкурса имени Волошина. Вообще новости об участии или победе наших русскоязычных литераторов в различных российских конкурсах появляются довольно часто - во всяком случае, куда чаще, чем сами книги авторов на полках местных магазинов.

- Нам не привыкать к опосредованному усвоению информации, так что, Илья, говори, о чем твой рассказ?!
- Это рассказ о непальском мальчике, который случайно спасает в горах альпиниста. Фон рассказа строится вокруг легенды об индуистском божестве по имени Пуруша. По легенде, из тела этого существа был сотворен мир. Эти две истории пересекаются: вымысел проникает в реальность, реальность становится вымыслом.

- То есть снова бегство от реальности? А как насчет того, что писатель должен быть на острие общественной жизни ну или, по крайней мере, не прятать голову под стол?
- Как раз наоборот, в рассказе всё очень реалистично и современно. Я сам довольно долго жил в Непале, так что рассказ в некоторой степени основан на реальных событиях. Это вполне типичная для современного мира история столкновения двух абсолютно разных восприятий, двух полярных культур - мифологичной непальской и технологичной европейской. То есть, вместо того чтобы прятать голову под стол, я выбегаю из своего дома на чужую улицу.
Моя литературная жизнь за последние годы всё больше набирает обороты. Пишу я не очень много, зато ни одно из моих произведений, написанных за последние четыре года, не ушло в стол - все были опубликованы в толстых литературных журналах и сборниках. Правда, в основном это российские издания: “Новый мир”, “Дружба народов” и пр. В прошлом году мои вещи попали в “Каталог лучших произведений писателей России и СНГ”, переводились на английский язык, выходили в московском сборнике “Новые писатели”. Я просто не успеваю соответствовать спросу. Журналы постоянно просят дать им что-нибудь для публикации, есть предложения об издании книги, но у меня просто пока не хватает материала.

- Раньше русскоязычная литературная тусовка в Алматы вращалась вокруг “Мусагета”, а потом как-то рассосалась. Или мне так кажется?
- Да, фонд “Мусагет” под руководством Ольги МАРКОВОЙ добрых десять лет был таким центром-инкубатором, где начинающие авторы росли, учились литературному мастерству, впервые публиковались, обменивались опытом. А сейчас тусовка разделилась на несколько группировок, но в какой-то степени это на руку литературной жизни Алматы, потому что событий стало больше. Теперь каждый старается что-нибудь устроить, как-то заявить о себе. Литературная жизнь сейчас очень активная, только децентрализованная, и поэтому большая часть событий быстро проваливается в небытие. А преемником “Мусагета” по части проведения мастер-классов стала открытая литературная школа Алматы. Так что всё продолжается.

- Почему наши постоянно получают премии в России - у нас своих литературных конкурсов нет или они неизвестны?
- Они есть. За последнее время в Казахстане появилось несколько литературных премий. Но пока, как мне кажется, они носят местечковый характер.
В нынешних местных премиях я не участвую. Не вижу смысла. Что они могут мне дать? Публикации в мелкотиражных сборниках и почетные грамоты меня уже не интересуют.

- Вообще кажется, что русскоязычная литература в стране загибается, что отчасти закономерно в связи с развитием и расширением сферы влияния казахского языка.
- Основная задача каждого писателя - найти свою читательскую аудиторию. А язык - это ведь просто инструмент для передачи информации. На мой взгляд, сейчас русскоязычная литература развивается в Казахстане всё же гораздо интенсивнее, чем литература на казахском языке, просто потому, что русскоязычных читателей больше, чем казахско­язычных. К тому же русский язык позволяет выходить на другие литературные рынки - России, стран СНГ, зарубежных стран с большой русскоязычной диаспорой. Среди современных авторов очень много казахов, пишущих на русском и хорошо известных за пределами Казахстана. Это, например, Айгерим ТАЖИ, Марат ИСЕНОВ, Ербол ЖУМАГУЛОВ. Я не думаю, что ситуация изменится кардинально. Не хочу ничего прогнозировать, но в последнее время я всё больше встречаю людей, пишущих изначально по-английски, чтобы выходить сразу на мировой рынок. Вот эта тенденция вполне может стать преобладающей в нашей литературе, если литературный процесс так и не начнет получать должной подпитки на своей земле.

- А вообще русскоязычная современная литература нужна Казахстану?
- Пока, судя по всему, Казахстану любая литература не особенно нужна.

- Две казахстанские литературные традиции - русская и казахская - идут не пересекаясь. Если в советское время одна пыталась ассимилировать другую, то теперь они друг друга просто не видят и не воспринимают. Это естественное положение дел?
- Всё не совсем так. В советское время был мощный институт переводчиков, и поэтому можно было прочесть и “Евгения Онегина” на казахском языке в переводе Куандыка ШАНГИТБАЕВА, и “Кровь и потАбдижамила НУРПЕИСОВА на русском языке в переводе Юрия КАЗАКОВА. То есть самобытность и той и другой литературы сохранялась, но благодаря переводам она становилась доступна более широкому кругу читателей. Сейчас переводами почти не занимаются. У нас и писателей-то мало, а переводчик - профессия совершенно неблагодарная. В результате казахскоязычная и русскоязычная литература в Казахстане всё реже пересекаются. На мой взгляд, это гигантское упущение. У меня даже возникала мысль заняться переводами, но это очень кропотливый и пока совершенно нефинансируемый труд.

- Недавно вышли стихи гениального Мукагали МАКАТАЕВА в новых русских переводах одного уважаемого человека. Опустим вопросы стиля и конгениальности - в некоторых местах просто искажен поэтический смысл. Например, строки “Все богатство мира для меня в твоих объятиях, малыш” перевели как “Достаток мой и счастье - всё твоё, всё, чем мои хранилища полны”. Появится ли когда-нибудь перевод, который позволит понять русскоязычному человеку всю красоту казахской поэзии? Видел ли ты такие переложения?
- Я, наверное, не смогу судить объективно, потому что владею казахским только на бытовом уровне. Очень часто литературные переводы делают два человека: один готовит подстрочник, а другой уже превращает этот дословный перевод в художественную литературу на другом языке. И тут ошибки могут возникнуть на любом этапе. А что касается изменения смысла, то есть такой термин - “вольный перевод”. Это допускается в литературе - “Золотой ключикАлексея ТОЛСТОГО, “Волшебник Изумрудного городаАлександра ВОЛКОВА, “Аня в стране чудесВладимира НАБОКОВА. Но, конечно, это всё касается в первую очередь прозы. А в поэзии огромное значение играют ритмика, фонетика, энергия языка - ее, как ни крути, лучше читать в оригинале.

- Современная западная литература насквозь пропитана насилием, сексом, наркотиками. Восток все-таки сохранил больше наива и какого-то надинтеллектуального человеческого достоинства. А нас же постоянно раздирает между Востоком и Западом. К чему мы склонимся в итоге?
- Я надеюсь, что не склонимся, а так и останемся стоять в центре. Будем равновесие держать и себе верными оставаться. Мне такая позиция наиболее симпатична.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
с 13 по 19 декабря

Золотые слова

«- Я независимый человек, я ни от кого не завишу. Я даже родителям своим помогаю - вот это круто! »

Габидулла АБДРАХИМОВ, аким Шымкента:
Сказано во время выступления на форуме молодежи
Вопрос на засыпку

Что будет, если МВД начнет выплачивать вознаграждение за фото и видео правонарушений?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева