⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Адвокаты раскаявшихся участников процесса по делу Бишимбаева жалуются суду на публикации в газете "Время"

Корреспонденты "Гильдии судебных репортеров Казахстана" свой отчет с 19-ого заседания суда по делу Бишимбаева назвали "Войной адвокатов против журналистов". Газета "Время" предлагает познакомиться читателям со стенографическим отчетом наших коллег, ведущих беспристрастные репортажи со всех заседаний суда по этому резонансному делу.

В специализированном межрайонном суде по уголовным делам Астаны продолжается процесс по делу экс-министра национальной экономики Казахстана Куандыка Бишимбаева, который обвиняется во взяточничестве по предварительному сговору с группой лиц.

Девятнадцатый день судебного разбирательства начался с обращения адвокатов к судье, с просьбой вынести частное постановление в адрес журналистов. По мнению, адвокатов СМИ искажают факты, и выставляют их подзащитных, признавших себя виновными в многомиллионных хищениях, даче и получении взяток, соучастии и так далее в неблагоприятном свете. Итак, как это было (практически стенограмма – от авт.):

10:00 – Галина Алимгожина Адвокат экс-заместителя председателя правления АО «Байтерек DEVELOPMENT» Аслана Джакупова первая обратилась к судье:

- Хочу сделать заявление о том, что вчера в газете «Время», в интернете и посредством других информационных источников, была опубликована статья сомнительного содержания, не подтвержденная никакими фактическими обстоятельствами дела. Тем более, не имеющие никакого отношения к материалам рассматриваемого вами уголовного дела. Проведение открытого судебного заседания подразумевает и обязывает СМИ публиковать сведения о ходе судебного заседания и развитии событий в процессе его развития, а не давать анализ, делать выводы и распространять порочащие сведения о подсудимых, которые дают или не дают признательные показания, а также участниках процесса. Я считаю такую практику порочной и обращаюсь к вам, для того чтобы прекратить действия подобного характера, - обратилась к председательствующему судье адвокат Галина Алимгожина, представляющая интересы подсудимого Аслана ДЖАКУПОВА.
В частности, журналист позволил себе, газеты «Время» утверждать о наличии у нашего подзащитного Джакупова оффшорных зон, не подтверждая эти факт никакими обстоятельствами. Этот факт не имеет никакого отношения к материалам дела. Журналист пошел дальше, он задает вопрос – даст ли суд оценку этим обстоятельствам?
Ваша честь, мы рассматриваем уголовное дело, и я, как сторона защиты, и мои коллеги, считаем, что непозволительно представителям СМИ оказывать какое-либо давление как на суд, так и на участников процесса, тем более на подсудимых, которые и так находятся в таком неприглядном виде.
Далее в этой статье подсудимым Утебалиевым сделано заявление о том, что на него оказывалось давление. У подсудимого Утебалиева есть право высказываться на процессе, но это не говорит о том, что журналисту возможно делать выводы и обобщать все эти сведения и представлять по средствам СМИ нарушая закон об этом, пользоваться публикацией, для того, чтобы люди, которые не осведомлены о ходе развития событий, в ходе судебного заседания, в искаженном виде такие сведения представлять. Поэтому Утебалиев, если сделал такое заявление, это его право, и с его правом мы считаемся. Но журналисту не позволено, и тем более редакции не позволено обобщать это, высказывать какие-то сомнения. В этой части, я считаю необходимым и настаиваю на том, чтобы все, кто признает сегодня в зале судебного заседания и дает признательные показания высказались в отношении этого (отсутствия давления – от авт.) и развеяли все сомнения по этому вопросу.
Я обращаюсь к вам, для того, чтобы либо предупредить работников СМИ присутствующих и не присутствующих, чтобы они отличали сведения и не искажали их подобным образом. Хочу также заявить публично о том, что мой подзащитный оставляет за собой право обращения с иском к газете «Время» и конкретно к журналисту, и в дальнейшем, кто будет распространять такие сведения, порочащие честь и достоинство, оставляем за собой право обращения в суд с иском о восстановлении нарушенных прав.
После этого, подзащитный Алимгожиной, Аслан Джакупов сообщает суду, что вину свою полностью признает, «взятки брал, никакого давления на меня со стороны следствия не оказывалось, это мое решение, в котором я раскаялся», - сказал он.
10:05 – Свою позицию высказывает другой адвокат. Она не представилась. «Я хотела бы поддержать коллегу Алимгожину, в части публикации СМИ, где наши подзащитные признающие вину, предстают в роли овец, идущих на заклание. То есть они признают вину, ради…. (тут она привела цитату из статьи интернет-портала, названия она не уточнила – от авт.). «Есть определенные лица, которых поймали с поличным, они хотят выйти из ситуации с наименьшими потерями, облегчить свою участь, и перекладывают вину на Бишимбаева».
- Я считаю, что такие доводы, интервью, которые предоставляются в СМИ, в т.ч. нашими коллегами, защитниками Бишимбаева, недопустимы. Я прошу сделать замечание в этой части. Я считаю, что данные непосредственно высказываемые в СМИ оказывают давление на суд. Что же касается моего подзащитного — Айтимбетова, я четко заявляю, признание вины, это его гражданская позиция. Для признания вины необходимо мужество. Он прекрасно понимает, какую ответственность несет на себе.
После этой речи она спросила у Айтимбетова, «оказывалось ли на него какое-либо давление, добровольно ли он давал показания, и изобличал участников преступления?». Он ответил, что никакого давления не оказывалось, а давать показания и признавать вину, было его добровольным желанием. Он еще раз напомнил, что полностью признает свою вину.
- Мы просим суд отреагировать на данное выступление СМИ и более того, я бы хотел сказать еще – поскольку непосредственно, скажем, наши коллеги, которые защищают интересы Бишимбаева, я вот обратила, на одном из судебных порталов есть статья, где господин Бишимбаев заявляет: «Мне не понятно, в чем меня обвиняют». Так вот, я бы хотела сказать, обвинительный акт есть, и до сегодняшнего дня, получается Бишимбаев не знает того, что в нем …. Я считаю, пусть защита Бишимбаева занимается своими непосредственным делом, уполномоченным и предусмотренным статьей 70, пусть наконец-то объяснят в чем конкретно обвиняют подзащитного Бишимбаева.
10:09 – Еще один адвокат. Он тоже не представился, но полностью поддержал своих коллег. «Считаю, что необоснованно вообще позицию Утебалиева приравнивать к моему подзащитному Ибрашеву, потому-что он изначально обратился с явкой с повинной, принял вину, дал показания в этой части. Наравне с этим в этой публикации озвучено журналистом, о том, что наше дело, каким-то непонятным... Чуть ли как не заказное из дела Токмади. Тоже широко публиковавшемся в СМИ. Поэтому прошу суд в этой части сделать вывод, может какие-то предостережения в адрес представителям журналистики».
После речи адвоката, высказался Ибрашев, сообщив, что признает вину в совершении неправомерных, противозаконных деяниях. А также то, что на него не было оказано давление, и что он сам пришел с повинной. Он отметил, между ним и органами следствия, «к сожалению, нет никакого процессуального соглашения».
10:12 – Подсудимый Акрамов Адылжан обращает внимание суда на материал информационного портала «Nur.kz», в котором опубликованы показания Формона Маменжанова. По его словам, в статье, показания свидетеля не идентичны с его показаниями в суде «слово в слово, буква в букву не подходит».
- Хочу обратить ваше внимание на то, что «Nur.kz» опубликовали, то, что якобы я, со своими братьями Акрамовым Азизом и Анарбай Дельрухом работал в «Байтерек DEVELOPMENT», неоднократно получал взятки, отвозил в Жамбылскую область, потому-что я там проживаю. Ваша честь, у меня пятеро малолетних детей, трое из которых учатся в школе, 2,5,7 классы. Это воздействует на них психологически и морально. Далее, я хотел бы обратить внимание присутствующих в этом зале адвокатов, в т.ч. адвоката Зубенко, что Формон Маменжанов не является мне родственником. Вчера он заявил, что не является родственником Анарбая. Фактически, он является троюродным братом, по линии матери, Акрамову Азизу, ни ко мне, ни к Анарбаю он отношения не имеет, как пишут информационные порталы, и как все пытаются здесь узнать, и каким-то образом нас породнить. Хотел бы обратить внимание суда, и сделать замечание информационным каналам, а также журналистам, которые освещают ход событий. Мы не успеваем из зала судебных заеданий выйти, а про нас уже пишут всякую грязь. Согласно Конституции РК, лицо считается невиновным пока в отношении него не вступил в силу приговор суда.
10:14 – Дельрух Анарбай берет слово. Он поддерживает озвученные заявления, и обращает внимание суда на публикацию газеты «Время» от 30 ноября, в которой журналист «говорит и описывает события, которых вообще не было. В частности, он комментирует меня, что я когда-либо давал показания о том, что участок, на котором построена баня для Бишимбаева, когда-либо продавался Бахыту Жаксыбаеву». Он заявил, что таких заявлений он никогда не делал ни в ходе досудебного расследования, ни в ходе главного судебного разбирательства.
- Я считаю, что газета «Время» намерено искажает те данные, которые происходят непосредственно в суде. Я не знаю, с чьей подачи это все делается, и в какую сторону направлено. Но, считаю, что в глазах общества это дискредитирует не только меня, но и членов моей семьи, и бывших моих коллег. Прошу суд вынести частное постановление в адрес СМИ о том, чтобы они не давали себе волю делать комментарии нашим показаниям, которые мы даем в этом судебном разбирательстве. У них право комментировать процесс, но не наши показания.
Он также сообщил, что дал показания добровольно, без давления со стороны кого-либо. Признал, что действительно работ в финполе, «когда-то давно в 2005 году, но каждый человек волен менять свою профессию, и я ее уже давно сменил. И никаких у меня бывших и нынешних коллег там нет. Я не являюсь, ни в коем случае, каким-то негласным сотрудником, как хотел предположить на прошлом заседании Мусин».
10:17 – Слово взял Бишимбаев. Он прокомментировал высказывание Алимгожиной, о том, что ему якобы непонятно обвинение. И еще раз напомнил суду, о чем говорил в той речи, которую взяли за основу журналисты.
- Я говорил, что мне непонятно при каких обстоятельствах я похитил 1,2 млрд. тенге, непонятно при каких обстоятельствах я вступил в сговор с Ибрашевым, Исабеком, Кожабаевым. По-моему, мой вопрос был очень четко и ясно поставлен, я говорю это потому-что в обвинительном акте, никаких обстоятельств, связанных с тем, как я вступал в сговор, при каких обстоятельствах, время, даты, ничего это не указано. Тоже самое по обвинению с этим домом, по обвинению, что я получал взятки по …
- Бишимбаев вы будете, когда свои показания давать… - перебил его судья
- Ваша честь, раз другие подсудимые делают заявления и их адвокаты, адресуя их мне и ссылаясь на мои слова, я хочу, чтобы было предельно ясно, что конкретно в этом обвинительном акте…, - хотел было возразить подсудимый
- Хорошо ладно, будете давать показания, тогда будете пояснять, что вам понятно, что непонятно, - снова прервал его судья.
10:19 – Адвокат Сулейменова сообщает суду, что считает заявления относительно публикаций в СМИ, и просьбу отреагировать суд на эти материалы выходит за пределы данного судебного разбирательства. Она напомнила, что судебное разбирательство ограничено только тем обвинением и в пределах тех подсудимых, по которым они преданы суду. А потому суд не может на это реагировать.
- В Казахстане нет цензуры на СМИ, у нас и сейчас в зале присутствуют представители СМИ. И если они делаю материалы о ходе судебного разбирательства и цитируют то, что говорили подсудимые, защитники, без искажения, это их право. Давать оценку происходящему не в утвердительной форме, а в форме оценки мнений, и высказывание предположений — это право журналиста. Это прямо предусмотрено законом «О СМИ». И поэтому, если адвокаты считают, что здесь задета репутация их самих, или их подзащитных, пожалуйста, у нас закон предусматривает право обращения за судебной защитой в порядке гражданского судопроизводства, а если они считают, что здесь допущена клевета, пожалуйста, пусть обращаются в порядке частного обвинения».
10:21 – Адвокат Акатова полностью поддержала аргументы своих коллег, и не согласилась с Сулейменовой. Она считает, что СМИ начали злоупотреблять своим правом. А потому напомнила, что УПК предусматривает право суда решить будет ли СМИ освещать процесс, «и вы это право СМИ предоставили».
- Но у нас есть также и право просить о том, чтобы СМИ прекратили освещать этот процесс, но мы не делаем это, только потому, что хотим, чтоб этот процесс был действительно гласный и освещался. Общество должно знать, как у нас рассматриваются именно коррупционные преступления, общество должно знать, что есть люди, которые раскаялись и признали свою вину, и свою позицию выразили в суде. Искажать и комментировать, это я считаю уже злоупотребление своим правом и невыполнение своей обязанности.
- В конце концов, читаешь газету «Время», Гильдию судебных репортеров на фэйсбук, и иногда не узнаешь свой процесс. Вроде бы стенограмма в Гильдии судебных репортеров идет слово в слово, но многие моменты упускаются, и информация не становится полной, а, следовательно, она искажается. Поэтому я прошу сделать предупреждение СМИ, если дальше это будет продолжаться, мы будем ходатайствовать об удалении СМИ с нашего процесса.
10:24 – Адвокат Даниялова также поддержала коллег, добавив, что СМИ освещают процесс утрировано. «Потому-что делаются выводы, что оказывалось давление на подсудимых, о том, что с подсудимыми заключено процессуальное соглашение». По ее мнению, такие выводы недопустимы. А потому она попросила своего подсудимого еще раз сообщить, о том, как он давал показания. Подзащитный сообщил, что добровольно и без давления.
10:25 – Адвокат Мусин в начале своей речи ответил Алимгожиной. И сообщил, что никакими правами защита Бишимбаева не злоупотребляет, а заявление экс-министра о том, что он не понимает в чем его, обвиняют, прозвучало ответом на вопрос председательствующего «понятно ли вам обвинение?», и это его право.
- О том, что со стороны органов доследствия оказывалось давление, мы подтвердили только лишь фактами. Люди приходили, и говорили, что их вызывали во время судебного разбирательства для дачи тех или иных показаний. В данном случае, СМИ лишь констатируют те обстоятельства, которые озвучены в данном суде. Мы неоднократно к вам обращались, чтобы вы прекратили практику, чтобы свидетелей приглашали сотрудники НацБюро. Здесь есть прямое нарушение в данном случае, и на них оказывается давление, вчера свидетель показала, что ей звонил следователь. Как это расценивать кроме как не давление, когда идет судебное разбирательство и дело находится в компетенции суда?
- То, что, те или иные лица имеют право заключать процессуальные соглашения никто не отрицает. И этот вопрос обсуждался в ходе судебного разбирательства. То, что они могут давать признательные показания, этого никто не отрицает, но мы обязаны ка юристы, как адвокаты выяснять противоречия в тех показания, которые они давали первоначально, а затем были изменены. Если мы задавали вопросы Анарбаю, не является ли он сотрудником, этот вопрос не был снят, он на него ответил, это меня удовлетворило. Я не развивал эту тему. Поэтому я так полагаю, что эта абсолютно согласованная акция выходит за рамки данного судебного разбирательства. Я возражаю чтобы тем или иным СМИ делались замечания и тем более, чтобы процесс проводился в закрытом режиме.
- О том, что сотрудник НацБюро при расследовании данного уголовного дела допускали чудовищные нарушения УПК, которые ставят на нет весь ход этого расследования. Мы вам приводили конкретные факты из материалов уголовного дела, и таких ходатайств у нас еще множество, когда отсутствует регистрация уголовных дел, когда фактически укрываются уголовные дела, мы ставим об этом вопрос, когда нет заявления о совершении особо тяжких преступлений, не регистрируется в ЕРДР. Все что мы говорим, основано на материалах уголовного дела. Все вопросы, которые мы задаем подсудимым и свидетелям основаны на материалах уголовного дела. Мы ни на йоту не отступили от материалов, поэтому прошу не выносить никаких предупреждений СМИ.
10:28 – Своем мнение о публикации газеты «Время» под название «заказы, оффшоры, иные мотивы» высказала и прокурор Сыдыкова. Она сообщила суду, что в этой статье приведены предположения Мусина, сделанные в рамках судебного процесса «о якобы причастности бизнесмена Токмади к привлечению к ответственности Бишимбаева».
- Вместе с тем, в ходе судебного заседания такие свидетели опрошены не были, сведения, приведенные в статье о якобы споре по поводу нецелесообразности проекта, инициированного Токмади, общественных слушаний в НПП и другие обстоятельства, отраженные в суде, в ходе судебного заседания ничем не подтверждены.
- Также в статье высказаны предположения о причастности к делу Мухтара Аблязова через Токмади. Как известно, в отношении Аблязова уголовное дело завершено, и он заочно осужден. В отношении Токмади уголовное дело расследуется другими правоохранительными органами. По обоим этим делам нигде не установлено и не освещено о заинтересованности Аблязова или Токмади в провале стекольного завода. Также хотелось бы отметить, что Бишимбаев был задержан по подозрению в получении взяток от руководителей строительных компаний, при строительстве арендного жилья по программе «Нурлы Жол».
- Таким образом, газета «Время» освещая процесс по данному уголовному делу делает только предположения ничем не подтвержденные в ходе судебного заседания. Также в данной статье сделаны еще одни предположения, касающиеся оказанного давления на всех подозреваемых. Здесь также хотелось бы отметить, что в ходе судебного заседания, подсудимые, которые дали признательные показания сообщили, что показания ими давались добровольно. Налицо явное искажение освещения хода судебного разбирательства. Таким образом, в результате не объективных публикаций идет давление на суд. В этой связи, прошу сделать замечание газете «Время» и другим СМИ, чтобы они освещали объективно ход судебного процесса, а также сделать замечание адвокатам, чтобы они не делали предположений во время процесса, а основывались на фактических данных.
- Кроме того, внимание журналистов, хотелось бы обратить на следующее: согласно ст. 21 закона «О СМИ», в обязанность журналистов входит, п.2 – не распространять информацию, не соответствующую действительности, уважать законные права и интересы физических и юридических лиц.
10:31 – Еще один адвокат не поддерживает доводы Сулейменовой и Мусина, и соглашается со всеми остальными коллегами и прокурором. Она обратила внимание, что, отражая заявление Утебалиева и его адвоката, «о якобы оказанном морально-психологическом давлении, журналист не просто сделал свои преждевременные выводы, а буквально утвердил».
Она также отметила, что проверка по этим заявлениям еще проводится, и результатов пока нет. А потому, она считает, что такие выводы не позволительны, как со стороны журналистов, так и со стороны защитников Бишимбаева. Как и остальные, она отметила, что ее подзащитный давал показания добровольно и никакого давления не было.
10:34 – Сулейменова апеллирует, и обращает внимание на то, что в публикации, «журналистом приведены конкретные выступления участников, в том числе Мусина. Там цитаты из судебного заседания. Журналисты высказывают оценку. «Можно предположить», - пишет журналист. Он имеет право высказывать свою позицию, я считаю, что здесь доводы государственного обвинителя о недостоверных сведениях в статье не соответствуют действительности. Эти сведения взяты из выступления участников судебного разбирательства, что сказали, то и осветили», - отметила она.
10:36 - Выслушав мнения адвокатов, прокурора и подсудимых, судья Адильхан Шайхисламов сделал предостережение всем участникам процесса, включая журналистов.
- Суд разъясняет участникам процесса, а также СМИ, которые освещают процесс - объективно освещать. Суд не вправе запретить давать интервью или освещать, но предупреждает участников процесса, а также представителей (СМИ — от авт.), освещающих процесс, не выходить за рамки процесса, в частности признания виновности или невиновности подсудимых, которые проходят по нашему делу, заявлять всякие предположения - суд даст оценку всем показаниям при вынесении приговора. Делается официальное предостережение всем участникам процесса не заявлять какие-либо ходатайства, о чем я сказал выше. Все».
10:38 – Адвокат Мусин зачитывает ходатайство об исполнении требований уголовно-процессуального законодательства о порядке принудительного привода свидетелей, и просит суд использовать для исполнения постановления о принудительном приводе свидетелей судебных приставов или сотрудников органов внутренних дел, и отстранить от этого сотрудников Антикорруцпционной службы.
- В ходе судебного разбирательства судом было вынесено постановление о принудительном приводе ряда свидетелей. 30 ноября 2017 года в суде были оглашены рапорта следователя по ОВД СД НБ ПК РК А.Кабдрахманова без даты и без входящего номера (по свидетелям Кощановой Г.Ж., Маменжанова Ф.А., Тулеулиеву Г., Кочкарову М.У., Тохтарову О.Т., Темирбековой А.О.) и старшего следователя антикоррупцонной службы по Жамбылской области Б.Шамгунова без даты на Ваше имя, из которых следует, что сотрудники Антикоррупционной службы исполняли Ваше постановление о приводе свидетелей в суд.
Между тем, согласно части 6 статьи 157 УПК РК, постановление суда о приводе исполняется судебным приставом, органом внутренних дел. Согласно частей 1 и 2 статьи 84 УПК РК, судебным приставом является должностное лицо, выполняющее возложенные на него законом задачи по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Судебный пристав осуществляет привод лиц, уклоняющихся от явки в суд.
По его словам, сотрудники НацБюро не относятся к судебным приставам или органам внутренних дел, и соответственно на них не может быть возложена обязанность по доставлению свидетелей. Кроме того, полномочия сотрудников Антикоррупционной службы по данному уголовному делу завершились с окончанием досудебного расследования.
- Антикоррупционная служба продолжает оказывать давление на участников процесса. Они не имеют права это делать. Законом это запрещено. Для этого предназначены представители других служб. Почему они этим занимаются?" – добавил Мусин.
- Доставка не является оказанием давления, – ответил судья.
- Это не в пределах их компетенции. Законом им не разрешено. Они превышают свои полномочия в данном случае, – возразил защитник.
10:47 – Прокурор продолжает перечислять документы, имеющиеся в материалах уголовного дела.

С отчетами остальных заседаний суда можно ознакомиться на странице "Гильдии судебных репортеров Казахстана" в социальной сети facebook.com

Источник https://www.facebook.com/guild.kz/hc_ref=ARTmoPYabYYLI5eylCuSOJP0CfXaqk1BCDPThCvSUWDKmX7LfJJrD65d73LwwLtxVJ0&fref=nf

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
с 14 по 20 декабря

Золотые слова

«- Вся система работает как? Нарушил... Сразу что? Гильотина опускается, голова отсекается. Иногда рука, иногда что-то...»

Даниал АХМЕТОВ, аким Восточно-Казахстанской области:
Сказано на аппаратном совещании в акимате.
Вопрос на засыпку

Что, на ваш взгляд, препятствует решению жилищных проблем казахстанцев?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров