⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

...И хлебом единым

Антон МОЛДИН

Как женитьба наиб-имама из Актюбинской области подорвала влияние деструктивных религиозных течений

Взросление Нурлана АДАЕВА пришлось как раз на тот период, когда в его родном ауле практически всех накрыл интерес к исламу. Одни зачитывались религиозной литературой, другие ездили по пятницам в районную мечеть на проповеди, а третьи слушали исключительно интернет-миссионеров. Это было начало нулевых.
Нурлана тоже привлекала религия, он посещал мечеть, а позже поступил в казахстанское медресе “Нур Астана”.
- Мне нравится разбирать теологические вопросы и находить ответы на духовные метания, поэтому религиозную стезю я выбрал осознанно, - говорит Адаев. - А еще, сколько себя помню, я все время анализирую информацию, взвешиваю, где правда, а где ложь. Это мне здорово помогло не попасть в юные годы под влияние сомнительных миссионеров.
После окончания учебы и возвращения из столицы он без работы не остался - молодого имама отправили служить не куда-нибудь, а в Жанажол. Это в паре километров от Кенкияка и Шубарши, которые семь лет назад из-за религиозных фанатиков прогремели на всю страну (см. “Бойня в Кенкияке”, “Время” от 12.7.2011 г.).
Переживаний по поводу того, как его примут селяне (Адаев работает с верующими всех вышеперечисленных поселков), у него не было. Хотя мусульманский священнослужитель прекрасно понимал, насколько местная паства, мягко говоря, своеобразная.
- Наверное, мне помогло то, что я родился и вырос в этих краях, так что хорошо знаком с менталитетом местных, - говорит Нурлан. - Народ здесь очень прямолинейный и вспыльчивый. То, что мы называем “выражаться корректно”, с их точки зрения, звучит неискренне. При разговоре с ними не нужно прибегать к намекам или недомолвкам. Здесь принято говорить без обиняков, как есть, прямо в лицо, без скидки на возраст и должность. Из-за этого они могут показаться кому-то грубыми, но на самом деле люди здесь бесхитростные и доверчивые. Этим, кстати, уже пытались несколько лет назад воспользоваться извне.
К работе сельский имам и его заместитель приступили с во­одушевлением. Они не стали ограничиваться пятничными проповедями и всеми способами показывают: ислам - это не только земные поклоны с утра до вечера, борода до пояса и бесконечные омовения.
- Первым делом мы организовали постоянные курсы арабского языка. Нужно, чтобы прихожане сами могли читать религиозные тексты в оригинале, а не верили кому попало, - говорит Адаев. - А еще у верующих не только душа должна быть прекрасной, но и тело. Ислам требует здорового потомства, а откуда ему быть, если не следить за собой и не заниматься спортом?! Поэтому всегда говорим о важности традиционной медицины, а еще каждое воскресенье играем в футбол.
А несколько лет назад Адаев женился. Обряд никях проводили в местной мечети, и про него до сих пор судачат в районе. Дело в том, что по мусульманскому обычаю супруга во время церемонии бракосочетания имеет право попросить у мужа существенный подарок, а он должен преподнести его в самый короткий срок. Все думали, что скромная Асемгуль, укутанная в платок, попросит, как принято, ювелирное украшение, но новоиспеченная келин робко подняла глаза и тихо спросила: обещаешь ли ты, Адаев Нурлан, поддержать все мои бизнес-начинания и дать возможность для моей самореализации? Удивленный наиб-имам только и вымолвил: “Обещаю!”
- После свадьбы она сказала, что хочет открыть кондитерский цех и пекарню, - говорит мужчина. - Я и не знал, что моя супруга отличный кондитер. Взялся помогать ей наладить производство, но только в прошлом году нам удалось осуществить все ее задумки. Сначала записались на курсы для начинающих бизнесменов, затем защищали свой проект, потом получили 3,2 млн. тенге финансовой помощи, привели в порядок производственное помещение. Хорошо побегали!
Теперь у наиб-имама с зарплатой в 50 тысяч тенге забот еще больше, и не только духовных, но и вполне земных. Впрочем, одно другому не мешает. День у Нурлана начинается с утреннего намаза, после которого он определяет темы и готовится к обеденной и вечерней лекциям. причем они ежедневные. Помимо этого он ведет уроки арабского. Еще нужно успеть заглянуть в пекарню и кондитерский цех, пробежаться по отчетам, доставить муку, оформить накладные.
- Несколько дней назад приехал из Алматы, где был на курсах повышения квалификации имамов при Исламском институте, - рассказывает Адаев. - Моя основная работа все же связана с религией, поэтому я должен дать адекватный, убедительный, исчерпывающий ответ на любой вопрос прихожан.
Супружеская пара трудоустроила в своей пекарне девять кенкиякцев, среди которых есть и те, кто раньше тяготел к нетрадиционному исламу.
- Наличие работы - уже гарантия того, что человек не будет отвлекаться на что-то сомнительное. Не секрет, что люди неустроенные, недовольные жизнью часто ищут утешение в экстремистских течениях. А если есть стабильная работа, зарплата, зачем впадать в крайности? И мне удобно: я их консультирую по любым вопросам, рассказываю о гос­программах с низкими процентами для селян, хочу, чтобы они тоже занялись предпринимательством, тем более что ислам это поощряет, - рассказывает Нурлан Адаев. - Так и говорю: готовых помочь на самом деле много. Это и соседи, и друзья, и государство.
В день пекарня Адаевых выпус­кает около 500 буханок хлеба, отпускная цена на стандартный “кирпич” 65 тенге. Заказов на торты, пирожные и прочие вкусности поступает очень много.
У каждого работника свои функ­ции: кондитер Алтынай, к примеру, печет торты. Бакытжан занят на доставке хлеба. Люди признаются, что теперь, имея постоянный заработок, они стали увереннее смотреть в будущее, планировать учебу детей и многое другое.
О том, что стабильность и уверенность в своих силах хорошо защищают людей от вовлечения в религиозные секты, говорят и в областном акимате.
- По итогам прошлого года нам удалось реабилитировать более 400 человек, а с начала этого года - 216 верующих, - говорит руководитель управления по делам религий Актюбинской области Жолдас КАЛМАГАНБЕТОВ. - Не в последнюю очередь на это повлияло то, что власти оказали поддержку их бизнес-проектам. К примеру, в Хромтауском районе десять верующих женщин открыли швейный цех. Аналогичные рабочие места были созданы в Шалкаре и Актобе.
Многие из новоиспеченных предпринимательниц в прошлом даже не хотели слышать о традиционном исламе. Но потом ситуация благодаря теологам и психологам изменилась.
- Женщин сначала обучили за счет государства на краткосрочных курсах и в колледжах, приобрели для них швейные машинки, выделили помещения и помогли наладить клиентскую базу по реализации их товаров, к примеру той же спецодежды, - говорит Жолдас Калмаганбетов.
Мне удалось поговорить с некоторыми из так называемых реа­билитированных. Робость в общении все же чувствуется, но то, что собеседницы хотят активно участвовать в социальной жизни, очевидно. Особенно интересными мне показались слова женщины по имени Мария. Это ее религиозное имя. Лишь год назад она, по собственному признанию, сняла с себя черные одеяния, заменив их на более светлые тона.
- Раньше мне все казалось бессмысленным: мол, зачем стараться, если этот мир временный. Какая-то апатия охватывала меня после тех лекций, которые я слушала по Интернету или мне их присылали. Сторонилась людей. Но в последние годы пришло ощущение, что жить так больше я не могу, несмотря на то, что меня всегда окружали сестры в платках, - говорит Мария. - Хочу, чтобы мои дети были образованными - старший сын стал бизнесменом, а дочь - медиком, оставаясь при этом богобоязненными. Я поняла, что хочу сделать что-то полезное, нужное не только для себя, но и для родителей, детей и общества. А для этого необходимо быть просвещенным. Ведь одна из главных заповедей ислама - учиться от рождения до самой смерти. А некоторые из нас об этом попросту забывают.

Антон МОЛДИН, фото Алтын КУМИСПАЕВОЙ, Актобе


Загрузка...
Астропрогноз
на 23 октября

Золотые слова

«- Мы жили не по средствам, надо признать... Полагаю, что недалек час, когда дорогостоящие служебные автомобили, роскошные кабинеты высокопоставленных чиновников безвозвратно уйдут в прошлое...»

Касым-Жомарт ТОКАЕВ, спикер сената:
Сказано на встрече с активом Карагандинской области.
Вопрос на засыпку

Где вы храните свои пароли и PIN-коды от платежных карт?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева