⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Деньги - двигатель экономики

Пётр Своик

“Нұрлы жол” - путь правильный и нескончаемый, но как дальше идти по нему без заминок

   Итак, после того как мы с вами подробно рассмотрели государственную программу инфраструктурного развития “Нұрлы жол” (см. “Четыре года “Блистательного пути”, “Работа на будущее”, “Время” от 9.8 и 16.8.2018 г.), нам осталось разобрать последнюю, но самую важную составляющую этой госпрограммы - финансирование.

   Вообще, вложения в национальную инфраструктуру - как экономическую, так и социальную - можно уподобить вложениям родителей в своих детей. Здесь сразу на память приходит КОНФУЦИЙ, все учение которого как раз к тому и сводится, что правильно устроенное государство - это и есть полный аналог хорошо устроенной семьи. В которой, кстати сказать, никакой власти демократического большинства, равенства прав между мужчиной и женщиной (вплоть до ликвидации половых различий, над чем сейчас усиленно работают в Европе), детьми и родителями не существует. А существует строгое разделение и неукоснительное исполнение взаимной ответственности и обязанностей. На чем китайская цивилизация благополучно существует не первую тысячу лет и сейчас даже под руководством КПК (которую вполне можно назвать не коммунистической, а конфуцианской партией Китая) претендует на мировое лидерство.
Но это так, к слову. Возвращаясь же к сравнению вложений в инфраструктуру с вложениями в будущее поколение, укажем то общее, что их объединяет, - никакой немедленной отдачи и никаких долго­срочных гарантий! То есть даже если вы всю лучшую часть жизни будете отрывать от себя, чтобы обеспечить вашему ребенку сначала хороший садик, потом элитную школу, потом престижный университет, далеко не факт, что хотя бы к старости вам гарантирована полная отдача от вложенного. Зато факт, что если вы ничего этого делать не будете, вам почти наверняка гарантировано и отсутствие отдачи. Индивидуальные исключения, конечно, бывают, но железная закономерность такова: семьи, не вкладывающиеся в детей, пресекают свой род, а государства и народы, не создающие инфраструктурные заделы для хозяйствования будущих поколений, растворяются в истории и поглощаются другими.
Перейдем от историко-цивилизационных экскурсов и семейно-государственных аналогий к реалиям современной экономики. Весь производимый в стране национальный продукт принято разделять по двум категориям: расходуемый на текущее потребление и на валовое накопление. Потребление - это то, что тратят на себя домохозяйства (читай - население) и само государство на свой аппарат и частично на граждан (образование, здравоохранение, общественный порядок). А валовое накопление - это вложения в здания и сооружения, производственные мощности, транспортную, жилищно-коммунальную и иную инфраструктуру, конечно.
Норма накоплений (то есть доля капитальных вложений в ВВП) - это очень важная характеристика экономики любого государства. Тоже, кстати, имеющая полную человеческую аналогию: кто-то экономит даже на еде, лишь бы поскорее накопить знания, сделать карьеру и выбиться вперед, кто-то давно расслабился и пользуется некогда достигнутым.
Общая закономерность: чем выше норма накоплений, тем выше, как правило, и темпы экономического роста. И еще: в развивающихся экономиках, особенно в экспортно-сырьевых и особенно в амбициозных, норма валового накопления, как правило, повышенная, но за счет пониженных норм текущего потреб­ления.
Впрочем, чем теоретизировать, приведем весьма показательный расклад долей валового накопления нескольких характерных, так сказать, государств за 2007 год. Мы взяли этот год как тоже весьма показательный - это предкризисный финал - апофеоз тучных лет. А сами эти годы начались, когда весь мир поверил наконец в провозглашенный сразу после распада СССР американцем Фрэнсисом ФУКУЯМОЙ, ученым и церэушником, конец истории. На самом деле, конец истории - в смысле наступления бесконечной эры навсегда победившего либерализма, случился только к концу 90-х, по факту окончательного вливания суверенных валют бывшего СССР в глобальную долларовую систему. Характерной отправной точкой этого процесса можно считать августовский 1998 года дефолт рубля в России, к чему по логике изложения мы еще вернемся.
А пока смотрите и делайте выводы: чемпион тучных лет по экономическому росту (хотя рост сырьевых цен его как раз не подстегивал, а сдерживал) - это Китай, в 2017 году 237% от уровня ВВП 2000 года. Доля накоплений тоже в районе мирового рекорда - 43,1% от ВВП, зато доля потребления домохозяйств - скромные 36,4%. На втором месте по темпам тогдашнего роста - Казахстан, 206% роста ВВП с 2000 года, доля накоплений 36,1%, доля потребления домохозяйств 45,8%. Большая норма накоплений в том году была только у Индии - 37,6%, расходы домохозяйств тоже выше - 55%, но темп экономического роста у нее существенно меньше - 186% с 2000 года.
У России на тот момент доля накоплений в полтора раза ниже нашей - 24,6%, расходы домохозяйств чуть выше - 49,2%, экономический рост только 152% за шесть лет.
А вот экономический гегемон - США: доля накоплений только 19,5%, расходы домохозяйств 69,8%, экономический рост с 2000 года всего 116%. Аксакал Великобритания: норма накоплений 18,3%, расходы домохозяйств 63,8%, экономический рост за все годы 114%. У другого европейского аксакала - Германии - норма накоплений примерно та же, расходы домохозяйств все же меньше - 56,6%, а вот экономический рост с 2000 года топчется почти на месте - 105%.
Наконец, вечно праздничная Греция, быстро приближающаяся к дефолту: норма накоплений 22,3%, зато потребление домохозяйств на уровне мирового рекорда - 71,9%, экономический рост неплох - 133%.
Возвращаемся в современность: по отчету за 2017 год Казахстан имеет валовое накопление величиной 22,5% от ВВП, доля потребления домохозяйств 52,1%. Что, в общем, неплохо - и по успокоившейся против тучных лет, но все же не низкой доле накоплений, и по потреблению населения (здесь мы не берем в расчет, как это самое потребление распределяется между сверхбогатыми и на круг бедным народом Казахстана - это отдельная тема).
У России, кстати, по итогам 2017 года все достаточно похоже: доля валового накопления 24,1%, расходы домохозяйств 52,2%.
А вот что касается раскладов, по каким именно направлениям распределяются инвестиции в основной капитал, то здесь информация не слишком обнадеживающая. Более всего - 33,8% - в прошлом году досталось, конечно, горнодобывающей промышленности. Далее идет промышленность обрабатывающая - 10,9%, но если знать, что инвестиции в ней приходятся в основном на ориентированную на тот же сырьевой экспорт металлургию, делаем вывод, что на сырьевиков приходится где-то более 40% всех инвестиций. Не мудрено, что на идущий по объемам следом транспорт, столь важный в условиях Казахстана, осталось не так уж много - 14,4%. Тем более что немногим меньше - целых 12,9% - оттянула на себя такая замечательная статья, как “операции с недвижимым имуществом”.
Ну и, что называется, для сведения можно перечислить инвестиционных аутсайдеров: сельское, водное, рыбное хозяйство и экология - 4%, образование - 2,9%, здравоохранение - 1,1%, искусство, развлечения и отдых - 0,9% от всего объема капитальных вложений.
Попробуем докопаться, почему при всех инфраструктурных усилиях правительства чуть ли не половина вложений приходится на экспорт сырья. На ответ нас выводит расклад по источникам финансирования: за 2017 год в основной капитал всего было инвестировано 8,8 трлн. тенге, из них львиная доля - это собственные средства предприятий - 5,97 трлн. Понятно, что эти собственные средства, конвертируемые в тенге из экспортной валютной выручки, в основном только у сырьевиков и имеются. Правительству же приходится выправлять перекосы за счет бюджета, но эти источники объективно ограничены - из республиканского бюджета осуществлено 817 млрд. и из местных - 616 млрд. тенге инфраструктурных вложений. Ну и сильнее всего подводят (в смысле малых объемов из-за дороговизны) кредиты банков - всего 637 млрд. тенге, из них иностранными банками выдано только 102 млрд. Есть еще другие, небанковские, займы - это 741 млрд. тенге, из них только 241 млрд. тенге от нерезидентов, тоже очень мало.
В подтверждение малых инвестиционных возможностей приведем расклад по республиканскому бюджету на нынешний 2018 год: всего затратная часть - 9,37 трлн. тенге, но почти вся она проедается, то есть идет на текущие затраты. На капитальные же вложения выделяется менее 12%, в том числе на транспорт и коммуникации - 573 млрд. тенге, на ЖКХ - меньше 230 млрд., на все сельское хозяйство вместе с экологией - чуть больше 201 млрд. тенге, на энергетику и недропользование - меньше 78 млрд. и на промышленную, архитектурную и градостроительную деятельность - менее 10 млрд. тенге. Есть еще бюджетные кредиты, но их объем на все про все на этот год всего 237 млрд. тенге, в том числе за вычетом возврата прежних менее 114 млрд. тенге - крохи.
А по банкам на 1 июля этого года так: всего выдано кредитов на 12,8 трлн. тенге, в том числе промышленность - 1,83 трлн., строительство - 822 млрд., сельское хозяйство - 645 млрд. и транспорт - 599 млрд. Остальное (то есть почти 70% всей кредитной массы) - это торговля, выстроенная в основном на импортируемых товарах, и непосредственно потребительское кредитование, тоже нацеленное на импорт. Другими словами, банки финансируют отнюдь не инфраструктурное развитие и вообще даже не национальную экономику, а иностранных производителей за счет потребителей Республики Казахстан.
Собственно, в этом и есть главная проблема инфраструктурного развития: недостаток даже не денег, а механизмов осуществления постоянного, достаточного и необременительного для остальной экономики инвестирования. Да, программа “Нұрлы жол” со своей задачей справляется, особенно в те три года, когда выделялось дополнительное финансирование из Национального фонда, но нужно много больше.
Опять-таки, это как в семье: вложения в детей оказываются самыми успешными тогда, когда осуществляются без надрыва, когда у семьи есть в целом достаточный приток средств. И, продолжая аналогию, можно сказать: человек живет, дышит и передвигается потому, что у него постоянно работает сердце, перегоняя кровь по организму. Причем, говорят, медицина знает случаи, когда у человека оказываются два сердца, и такие люди, как правило, более активны и сильны. А у осьминога целых три сердца, у дождевого червя - даже четыре, что и дает его половинкам самостоятельную жизнь.
Так вот, в экономике моторов движения денег всегда много, но основных для обеспечения жизнедеятельности два - это банки и бюджет. И в этом смысле наш экономический организм, как мы убедились, хиловат. Точнее, он свое уже отработал в тучные годы, под которые и был создан, и теперь нуждается в модернизации под новые реалии.
Так, в свое время Национальный фонд родился как специально отделенный от бюджета институт, куда отсекались излишки экспортной валютной выручки. Но те времена в прошлом, сейчас Нацфонд не растет, а по большей части расходуется, поэтому пора пересматривать саму его концепцию.
И банки, в свое время бурно растущие через зарубежные заимствования, теперь приходится поддерживать за счет государственных вливаний или (что почти то же самое) средств ЕНПФ.
А чтобы пока только намекнуть, что именно требует пересмотра, два отсыла в прошлое.
Во-первых, наберите в поисковике “Назарбаев: ключи от кризиса” и перечитайте сегодняшним глазом статью президента Казахстана в “Российской газете”, опубликованную еще в феврале 2009 года - как раз по свежим урокам только-только заканчивающегося мирового кризиса. Уверяю, вы удивитесь, как десятилетней давности предвидение судьбы доллара ложится на то, что творится в мире сегодня.
Во-вторых, обещанный экскурс в август 1998 года. Знаете, чем был уникален тот отказ российского правительства от оплаты своих обязательств по ГКО? Это был первый во всей мировой истории (и, наверное, последний) дефолт правительства по собственным обязательствам в национальной валюте. Почему же Центробанк и правительство России того времени не сделали элементарного - не допечатали денег, сколько не хватало? По той же причине, по которой перед этим и раздувался пузырь ГКО - к тому времени российское государство в ходе стабилизации по канонам МВФ добровольно и полностью отказалось от собственного печатного станка. Рубль был целеустремленно и сознательно превращен в “русский доллар”. И та же история в те же годы произошла с тенге.
Так вот, экономический и общественный организм, как и человеческий, имеет свой цикл: когда-то он рождается, развивается, накапливает усталость и вредные привычки и может даже умереть, если вовремя не оздоровить отработавшие органы и образ жизни. Так и “Нұрлы жол” - это путь правильный и нескончаемый, но чтобы дальше идти по нему без заминок, нужен ремонт финансовой системы.
О чем мы тоже как-нибудь обязательно поговорим.

Пётр СВОИК, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Загрузка...
Астропрогноз
на 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева