⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Дело Бишимбаева:Чем дальше в лес, тем толще партизаны

Аскар ДЖАЛДИНОВ

Дело бывшего министра национальной экономики Куандыка БИШИМБАЕВА уже сейчас можно смело вносить в анналы отечественной криминалистики и юриспруденции. В Астане в самом разгаре идет судебный процесс, в ходе которого на свет божий появляется масса, мягко говоря, нелогичных заключений и выводов следствия. Еще больше поражают показания свидетелей и подсудимых по делу экс-министра. У одних внезапно случаются приступы амнезии, другие, напротив, в зале суда вдруг “вспоминают” то, о чем молчали на следствии. Среди них немало людей с громкими фамилиями, а один вообще бывший финполовец, осужденный в свое время за... лжетерроризм!

Напомним, Бишимбаева судят по коррупционным преступлениям, которые следствие разделило на два больших эпизода: первый - строительство стекольного завода в Кызылорде, второй - схема получения взяток от строительных компаний сотрудниками “Байтерек Девелопмент” - дочерней компании государственного холдинга “Байтерек”, коим руководил Куандык Бишимбаев до назначения министром.
О первой части обвинений мы подробно писали в прошлый раз (см. “Свет мой, стеклышко, скажи!”, “Время” от 16.11.2017 г.), рассказав обо всех обстоятельствах строительства стекольного завода. Напомним: как выяснилось, активным обвинителем и одним из зачинщиков разбирательства по заводу оказался небезызвестный предприниматель Муратхан ТОКМАДИ (ныне он обвиняется в тяжких преступлениях, в том числе и в убийстве банкира Ержана ТАТИШЕВА, а также в связях с беглым олигархом Мухтаром АБЛЯЗОВЫМ. Сейчас Мурка под следствием КНБ). Теперь же речь пойдет непосредственно об арестованных менеджерах компании “Байтерек Девелопмент”, которые отвечали за реализацию государственной программы “Нурлы жол”.
Эта программа включала строительство многоэтажных домов в регионах Казахстана для нуждающихся в жилье граждан страны. По версии следствия, именно представители подрядных организаций нескольких областей, в том числе Павлодарской и Жамбылской, выступили заявителями на руководителей “Байтерека”. Всего по этой части обвинения на скамью подсудимых сели 14 человек. Из них семеро представляют топ-менеджмент “Байтерек Девелопмент”. О некоторых мы уже писали. Это и Аслан ДЖАКУПОВ (сын бывшего областного акима, ныне депутата Кабибуллы ДЖАКУПОВА), и Бахыт ЖАКСЫБАЕВ - бывший председатель правления АО “Байтерек Девелопмент” и “по совместительству” зять председателя комитета водного хозяйства Минсельхоза Ислама АБИШЕВА, подопечных которого антикоррупционное ведомство преследовало также по обвинению в коррупции. Помните громкую историю, когда один из обвиняемых, руководитель РГП “Казводхоз” Омирбек ЖАМПОЗОВ, в отчаянии расстрелял следователя и прокурора, а затем совершил суицид?
Но есть еще один персонаж, ярко выделяющийся в компании подсудимых. Это Дильрух АНАРБАЙ - бывший управляющий директор АО “Байтерек Девелопмент”. Как оказалось, Анарбай еще в 2012 году был осужден по статье 242 УК РК (в старой редакции) “заведомо ложное сообщение об акте терроризма”. За неудачную шутку о поясе шахида на борту самолета суд в Астане приговорил его к трем годам колонии. Выяснилось: таким образом он решил покрасоваться перед девушкой... Засветился Анарбай и в деле Аскара КЕНЖЕХАНОВА - тогдашнего руководителя аппарата Министерства юстиции. Для тех, кто не помнит: в 2007 году этот высокопоставленный чиновник умудрился улететь в Москву с незадекларированными 100 тысячами долларов. Тогда он пытался это дело замять через липовые документы, оформленные задним числом. Мол, все напутал помощник Дильрух Анарбай. После того скандала помощник чиновника в 24 года стал самым молодым руководителем одного из районных ЦОНов Астаны. Вообще, байтерековец, оказывается, известный в тусовочных заведениях столицы персонаж, любивший от души покутить. Но есть в его трудовой книжке еще одна интересная запись: Анарбай успел поработать в органах финансовой полиции в Талдыкоргане...
Понятно, что человек с такой неординарной, скажем так, биографией горячо возжелал поскорее пойти на процессуальное соглашение, чтобы избежать отсидки. Поговаривают, что он очень боится оказаться на зоне, так как успел начудить и там, отбывая наказание за лжетерроризм.
Итак, как показали следствию в рамках бишимбаевского дела руководители строительных компаний и другие люди, именно Анарбай ездил по всей стране и вел переговоры с предпринимателями. Он же в основном и собирал кассу для своего начальства, контактируя непосредственно с зампредом правления АО Асланом Джакуповым. Тот в свою очередь решал вопросы с главой “Байтерек Девелопмент” Бахытом Жаксыбаевым. Иначе говоря, каждый из менеджеров гос­компании показывал на своего вышестоящего начальника, которому передавал деньги, полученные в виде отката от строителей. Суммы варьировались от 8 до 100 миллионов тенге. Причем соучастники делили свои доли справедливо - строго по занимаемым должностям. И только один из них мог контактировать с Бишимбаевым - Жаксыбаев (он успел пойти на сделку со следствием, признав, что заносил деньги бывшему министру). Но кроме этих слов, по сути, ничего нет! Нет предмета взятки - денег, нет распечаток телефонных переговоров. А стенограммы допросов в суде однозначно свидетельствуют: есть только показания других подсудимых, крайне заинтересованных в том, чтобы выгородить себя...
По версии следствия, схема поборов со строителей была создана в 2015 году и действовала почти до конца 2016-го - тогда Нацбюро и накрыло коррупционеров. Хотя в тех же материалах следствия четко обозначено начало оперативно-розыскных мероприятий - 23 июня 2016 года. Именно с этой даты активно велись наблюдение и запись телефонных разговоров менеджеров нацкомпании. Но почему же все-таки следствие настаивает на 2015-м? Ответ прост. По свидетельствам адвокатов экс-министра, Бишимбаев с начала мая 2016 года ушел с должности руководителя НУХ “Байтерек” и стал министром нацэкономики. Иначе говоря, здесь выходит неувязочка с показаниями менеджеров АО “Байтерек Девелопмент”. Поэтому в следственных материалах всплыл один эпизод - взятка в 2015 году. А уже в ходе судебного разбирательства пошли нестыковки в показаниях подсудимых и свидетелей...
Чрезвычайно интересным оказался эпизод со строительством загородного дома для экс-министра стоимостью 290 тысяч долларов США в поселке Косшы, что в десяти километрах от Астаны, возведенного якобы на полученные взятки. То, что земельный участок под домом принадлежит теще Куандыка Бишимбаева, разумеется, не оспорить. Правда, по показаниям тех же Жаксыбаева, Анарбая и родственников бывшего министра, участок был продан самому Жаксыбаеву. Вот только переоформить недвижимость не успели. Защитники экс-главы Миннацэкономики указывают и на другие факты. К примеру, что все переговоры со строителями, другими подрядчиками, поставщиками в ходе возведения дома вел лично Бахыт Жаксыбаев. Он даже семейные праздники отмечал в этом доме, причем без участия Бишимбаева. Это подтвердили в суде как работники загородной резиденции, так и строители, дизайнеры и другие свидетели. Да и как-то нелогично выглядит, что друзья и подчиненные владельца дома регулярно оттягиваются в нем без самого хозяина. К тому же Бишимбаев - хоть и молодой, но опытный госслужащий - вряд ли осмелился бы строить себе загородный особняк для празднеств на участке собственной тещи.
Весьма интересным и важным представляется момент в ходе судебного заседания, когда адвокаты заявили о давлении на них в суде со стороны обвинения. Было даже заявлено ходатайство об отводе прокуроров, участвующих в суде. Правда, судья отклонил прошение защитников.
А настоящий скандал разразился в ходе выступления строителя из Уральска Сабита УТЕБАЛИЕВА. На допросе в суде он заявил о давлении на его адвоката Абзала КУСПАНА. Сам же защитник рассказывает, что после судебного заседания 31 октября, на котором он попросил дать срок на заключение с прокурором процессуального соглашения, ему якобы позвонил руководитель следственно-оперативной группы Нацбюро по противодействию коррупции Дамир БАХЫТОВ. Борец с коррупцией сказал адвокату, что ходатайство подано преждевременно, и просил его отозвать. Но получил вежливый отказ. Бахытов звонил трижды, настаивая: ходатайство следует заявить позже. Потом юриста вызвали в прокуратуру, там гособвинение тоже настойчиво просило отозвать ходатайство. Но упертый адвокат через неделю снова заявил его в суде. В тот же день Куспанову позвонили из Нацбюро и сообщили: его хочет видеть заместитель руководителя следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции Олеся КЕКСЕЛЬ. Вот дословный фрагмент стено­граммы его показаний в суде: “Посоветовавшись с Утебалиевым, я поехал в здание Нацбюро, которое находится по ул. Сейфуллина, где меня ожидал член СОГ по имени Жанибек, он хотел провести меня без регистрации, но я настоял на том, чтобы меня зарегистрировали в КПП. После чего он завел меня в кабинет госпожи Кексель, который находится на 3-м или 4-м этаже.
В отличие от Бахытова и гособвинителя она не стала со мной церемониться, уже потребовала от меня, чтобы я уговорил Утебалиева признать все факты и после этого заявить ходатайство о процессуальном соглашении. У нас в этот момент разговор состоялся на повышенных тонах с высказыванием друг другу негативных слов.
Я думаю, у руководителя такого масштаба в кабинете установлен прослушивающий аппарат, наш с ней диалог наверняка записан.
Таким образом, вышеописанными действиями сотрудники НБПК РК и гособвинители прямым образом оказывают давление на защиту, т. е. на меня, с целью изменить избранную позицию и линию защиты, тем самым совершив прямое воспрепятствование законной деятельности адвоката по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в уголовном процессе”.
По мнению адвокатов, именно показания руководителя строительной компании из Уральска являются ключевыми и способны повлиять на ход судебного разбирательства - вот почему затемпературили прокуроры и следователи Нацбюро. Примечателен и еще один момент. Адвокат, защищающий одного из подсудимых по делу Бишимбаева, разместил в Facebook пост, в котором предположил: руководители антикоррупционного ведомства ежедневно в онлайн-режиме наблюдают за процессом, что и позволяет им влиять на ход судебного разбирательства. Обратившись в Верховный суд с просьбой прокомментировать эту версию, я выяснил, что нигде строго не регламентировано, кому и как наблюдать за происходящим в суде. Главное, чтобы информация, полученная в ходе онлайн-трансляции, не попала к третьим лицам, не имеющим прямого отношения к делу.
И напоследок маленькая, но крайне важная деталь. Еще в самом начале судебного процесса несколько адвокатов обратили внимание суда на то, что не у всех на руках одинаковое обвинительное заключение дела. Документы, розданные защитникам, различаются не только по количеству подшитых страниц, но местами и по содержанию. На это замечание прокуроры отреагировали с олимпийским хладнокровием: дескать, заключение печаталось на разных компьютерах и разными шрифтами. Теперь в кулуарах суда юристы поговаривают: обвинительное заключение может еще не раз поменяться, в том числе по содержанию. Какой вариант сейчас у судьи, которому скоро выносить приговор? Об этом остается только догадываться...

Аскар ДЖАЛДИНОВ, Астана

Загрузка...
Комментарии 1
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Мухамедиев Ерлан
4 декабря 2017, 14:07
Думаю, что лучше прекратить следствие на этом самом месте, а то "кудай сактасын" можно докопаться и до "партизанского центра".....
Ссылка
Астропрогноз
на 13 декабря

Золотые слова

«- Хватит баловаться, заигрались! Накупили яхт, имеют в других странах коттеджи, дома. Мы еще никого не проверяли, хотели дать возможность заработать... Если премьер-министр не разберется - я сам разберусь!»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ:
Сказано в адрес подконтрольных государству компаний в ходе общенационального телемоста “Новая индустриализация страны. Прыжок казахстанского барса”.
Вопрос на засыпку

Ваше мнение: в чем причина отсутствия бесплатных лекарств в конце года?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров