⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Месть мундиров

Аскар ДЖАЛДИНОВ

Не стой на пути борцов с коррупцией, иначе рискуешь сесть за решетку. Так считает защита одной из государственных аудиторов Счетного комитета РК Алмагуль Жангирбаевой. Ее вместе с коллегой Ботагоз Копабаевой накануне в Астане приговорили к 5 годам лишения свободы, признав за ними вину в получении взятки от руководства РГП «Казахавтодор». При этом из более 20 фигурантов уголовного дела к такому серьезному сроку приговорили именно двух женщин, одна из которых предпенсионного возраста. Остальные, в том числе инициаторы коррупционного деяния и сборщики взятки, отделались легким испугом, переквалифицировавшись в свидетелей, получив процессуальное соглашение. В общем, дело ясное, что дело темное.

Приговор огласили в районном суде №2 Алматинского района города Астаны. По данным следствия, в ноябре 2016 года Копабаева и Жангирбаева во время проверки деятельности РГП «Казахавтодор» выявили нарушения бюджетного и финансового законодательства. За укрытие этих нарушений они потребовали от руководства предприятия в 20 млн. тенге. Задержали тогда всех: и взяткодателей и получателей. Всего в деле фигурировало свыше 20 человек. Но до скамьи подсудимых дошли не все. И не всех осудили. Если счетникам суд вынес приговор по 5 лет, то руководители областных филиалов «Казахавтодора» Касымбаев и Негметов по статье «Дача взятки группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере» УК РК получили по три года лишения свободы. Оба мужика и аудитор Копабаева во время следствия были под залогом и домашним арестом, на них наручники одели сразу после оглашения приговора. А вот Алмагуль Жангирбаева, о ней и ее роли мы расскажем подробнее, с самого начала была под стражей. Что касается остальных пятерых подсудимых, а это генеральный директор РГП «Казахавтодор» Серикжан Мукашев, его заместитель Ернур Шамишев, руководители управлений Ажигулов, Елемесов, директор Карагандинского областного филиала Муканов, то в связи с заключением процессуального соглашения о признании вины было выделено в отдельное производство. После новогодних праздников по ним пройдет отдельный процесс. 

Итак, о роли аудитора Счетного комитета Алмагуль Жангирбаевой в этом деле мы рассказывали и ранее («Интересное кино следствия» - Время от 12 декабря 2017 года). Даже после оглашения приговора женщина считает себя невиновной. И для этого есть все веские основания. В первую очередь сам предмет преступления – взятка. Деньги были обнаружены только у Ботагоз Копабаевой – руководителя группы ревизоров. В самом начале следствия, а затем и в суде госпожа Копабаева заявляла, что Жангирбаева не имеет никакого отношения к сговору по взятке. Никто с ней не вел переговоров, и она никак не принимала участие в этом. Однако следствие, а затем и суд взяли во внимание показание двух свидетельниц – главбуха «Казахавтодор» Шолпан Кургановой и зам директора предприятия Гульназ Рамазановой, которые до середины досудебного расследования утверждали об участии только Копабаевой, а потом вдруг вспомнили, что и Жангирбаева с ними сговорилась. И как оказалось, эти слова и легли в основу обвинения женщины. При этом в материалах нет ни одной аудио и видеозаписи оперативной разработки, где конкретно указывалось бы на второго аудитора. Нет вообще других доказательств. Так почему же Алмагуль Жангирбаева все-таки признана виновной? Ответ на этот вопрос, по сути, раскрылся уже в конце этого процесса.
- Еще с самого начала, в октябре 2016 года сотрудники Нацбюро начали оперативную разработку руководства РГП «Казахавтодор», но за исключением Рамазановой, - рассказывает адвокат Жангирбаевой Василий САДЫКОВ. - В конце ноября туда с проверкой пришли аудиторы Счетного комитета. С 14 декабря 2016 года и до самого момента задержания телефоны прослушивались только у Ботагоз Копабаевой. Но не моей подзащитной. Почему? Да потому что она вполне обоснованно у них не вызывала оперативный интерес, потому как Жангирбаева не участвовала ни в каких переговорах на данные темы, что постоянно происходило скрытно от неё между Рамазановой и Копабаевой, а также совместным ужином последними при участии гендиректора Мукашева в ресторане «Кореан Хаус», - продолжает адвокат.
- А 16 декабря с поличным в квартире с переданной взяткой в сумме 13 миллионов тенге задерживают Копабаеву. Три дня об этом никто не знал, ни руководители Счетного комитета, ни передававшие деньги директора «Казахавтодора». Но на следующий день после обыска квартиры об этом узнала Алмагуль Жангирбаева через общих домработниц, что борцы с коррупцией задержали коллегу и провели обыск в её квартире. Естественно, Жангирбаева, как государственный служащий должна была доложиться руководству об этом ЧП и стала звонить Рустему Нурпеисову – завотделом Счетного комитета, члену СК – Горяинову и руководителю аппарата Загитову, сотрудникам СК Баимбетову, Сыбанбаевой. Наверное, Жангирбаева тем самым сломала планы Нацбюро, которое якобы намеревалось разоблачить всех руководителей Счетного комитета. Потому что во время задержания Копабаева дала письменное заявление следователям, что готова изобличить свое вышестоящее руководство и просит выдать ей спецоборудование для записи разговоров при передаче денег. Такой вывод следует из показаний Копабаевой, данных ею в досудебном расследовании. И, наверное, после того, как силовики поняли, что их план практически разрушен, они решили привлечь Жангирбаеву, сделав ее соучастницей преступления. Ведь её задержали 20 декабря 2016 года, то есть через 4 дня после фактического задержания Копабаевой. Кстати, все 4 дня после задержания Копабаева была лишена права на защиту, о чём она призналась в суде, - отмечает Садыков.
Против Жангирбаевой нет никаких прямых улик соучастия в коррупционном преступлении, - продолжает защитник. - Так, несмотря на наши многократные ходатайства, сторона обвинения укрыла от суда данные с оперативными видеозаписями за период с 22 ноября по 01 декабря и с 16 по 20 декабря 2016 года. Эти оперативные записи могли содержать подтверждение невиновности Жангирбаевой. Кроме того, объективно факт отсутствия сговора между аудиторами подтверждается одним существенным нюансом. В шахматах есть термин «тихий ход», который может повлечь огромные последствия. Так, в суде нами был задан «тихий» вопрос Копабаевой о том, почему же она не отпустила с объекта проверки 15 декабря прошлого года свою коллегу Жангирбаеву, намеревавшуюся встретить в аэропорту дочь и внучку, прилетавших из-за рубежа. В подтверждённом отказе Копабаевой отпустить в тот день коллегу заложены три основания:
Первое. Именно Копабаева являлась старшей при проверке на объекте;
Второе. Если бы Жангирбаева состояла в сговоре с кем-либо и была заинтересована в получении денег от проверяемых, то к чему бы ей отпрашиваться в такой важный день, когда стороны окончательно договорились о передаче взятки?
Третье. Незаконные вознаграждения в виде взяток получают нижестоящие в интересах вышестоящих должностных лиц. А потому старшая при аудите РГП Копабаева не могла получать деньги в интересах своей подчинённой Жангирбаевой.
Теперь защитники Жангирбаевой намерены обжаловать приговор суда, считая его не справедливым. В целом же интерес общества к этому делу вызывают и другие обстоятельства. К примеру, то, как зам генерального директора госкомпании Гульназ Рамазанова из подозреваемых переквалифицировалась в свидетели обвинения. Хотя по материалам уголовного дела именно она и была инициатором организации сбора средств и передачи взятки проверяющим. И практически уже нет сомнения в том, что на уступки следствия повлияло не только ее деятельное раскаяние, но и родстве госпожи Рамазановой. Она-то до недавнего времени была родной женой нынешнего прокурора Акмолинской области Тимура Ташимбаева. На момент начала производства уголовного дела Тимур Газизбекович занимал должность начальника департамента по надзору за законностью оперативно-розыскной деятельности Генеральной прокуратуры РК. То есть по служебной необходимости имел доступ к информации по уголовному делу РГП «Казахавтодор» с самого начала. Но перед назначением на новую должность областной прокурор развелся со своей женой. О причинах можно только догадываться. Хотя кто захочет жить с таким человеком, который может в любой момент сдать тебя антикоррупционщикам, даже если ты прокурор. Ведь еще до дела с госаудиторами, госпожа Рамазанова активно участвовала в разоблачении сотрудников Алматинского областного филиала РГП «Казахавтодор», которых тоже обвинили в коррупции. Есть, конечно, и другие фигуранты дела, чьи родственники тоже являются высокопоставленными лицами в стране. Они ведь тоже как-то пошли на процессуальное соглашение и поменяли статус в уголовном деле. В общем, реальные сроки получили лишь те, кто с самого начала считает себя не виновным.

Аскар ДЖАЛДИНОВ, Астана

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 18 июля

Золотые слова

«- Председатели судов Алматы Абдиканов и Акмолинской области Амиров, неужели вы не видели?! Вас используют для захвата чужого бизнеса! »

Жакип АСАНОВ, председатель Верховного суда:
Сказано на расширенном совещании судейского корпуса в Астане.
Вопрос на засыпку

Внимательно ли вы проверяете свои данные, когда вам выдают какие-либо документы или договоры?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева