⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

“Да, я сплю с девушками, люблю девушек!..”

Мадина АИМБЕТОВА

Как бравый экс-агент пытался превратить суд в цирк

В Алматы в Жетысуском районном суде №2 продолжается противостояние агента финпола Талгата МАХАТОВА (на нижнем снимке)  и корреспондента газеты “Время” Тохнияза КУЧУКОВА.

Напомним, Талгат Махатов обратился в суд в порядке частного обвинения - он считает, что в ряде статей Тохнияза Кучукова содержатся клеветнические сведения (см. “Написанному - верить!”, “Время” от 9.12.2017 г.). Любопытно, что в клевете нашего корреспондента, а также дававшую ему интервью тетю убитого таможенника Медета ЖАМАШЕВА Жанагуль ДЖЫЛУБАЕВУ обвинила и его вдова Нургуль АДИЛОВА (на верхнем снимке). Претензии ее практически идентичны требованиям Махатова: Адилова уверяет, что все факты, изложенные в статье “В его смерти прошу винить...” от 21 сентября 2017 года, - ложь и провокация. При этом Нургуль подтвердила, что действительно летает за границу, а с Талгатом Махатовым ее связывают “давние личные отношения”. Правда, какие именно, не уточнила.
Во вторник в Жетысуском райсуде №2 под председательством судьи Нургуль БАТЫРХАН состоялось очередное заседание по частной жалобе Адиловой, в ходе которого были допрошены Тохнияз Кучуков и Жанагуль Джылубаева. Первым показания давал журналист, который рассказал, каким образом идет подготовка публикации к печати: сбор материала, написание статьи, проверка его юридической службой газеты на соответствие законам, вычитка редколлегией и наконец отправка на верстку. Тохнияз также сообщил, что сведения, изложенные в статье “В его смерти прошу винить...”, он получил от Жанагуль Джылубаевой, которая пришла в редакцию “Времени” по собственной воле.
Этот факт подтвердила и тетя убитого таможенника, заявив: статья абсолютно точно передает ее слова, за исключением одной маленькой детали: брат таможенника Дармен ЖАМАШЕВ на допросе не терял сознания - ему просто стало плохо в кабинете следователя. Все остальное, по ее словам, чистейшая правда. В ходе допроса Жанагуль Джылубаевой Адилова спросила: “Откуда у вас информация о том, что Махатов дал 10 тысяч долларов на памятник?”
- Ты же сама сказала, что 10 тысяч долларов тебе дал Талгат! - ответила подсудимая. - А ты потом вернула деньги его жене.
- Как я могла вернуть деньги его жене, если они, кажется, в разводе? - парировала Нургуль Адилова. - На памятник собирали коллеги Медета!
Нургуль Адилова также интересовалась, откуда у Жанагуль Джылубаевой сведения о том, что после смерти мужа ее материальное положение значительно улучшилось: вдова открыла магазин, летала за границу, приобрела дорогой внедорожник и т. д. Та в ответ пояснила, что об этом рассказывали их общие родственники, в частности мать убитого Медета Жамашева. Адилова в свою очередь пояснила, что, к примеру, внедорожник ей купила мать. Однако Джылубаева не особо верит в то, что все эти “ништяки” Адиловой обеспечили родственники. По ее словам, у матери Медета даже не было денег, чтобы провести водопровод и канализацию в частный в дом в Горном Гиганте, где она жила.
- А у матери Нургуль? - спросил адвокат Кучукова Геннадий НАМ.
- У нее мать госслужащая… Не знаю… - ответила Джылубаева. - Может, нужно посмотреть ее декларацию о доходах (госслужащего... - М. А.)
Кроме того, у Джылубаевой спрашивали по поводу того, откуда она знает, что Адилову, которая ранее была признана потерпевшей по делу об убийстве ее мужа Медета, отстранили от участия в нем. Жанагуль Жамашевна пояснила, что об этом ей сообщил следователь по имени Азамат. При этом она упомянула, что узнала от полицейского нечто такое, от чего пожилой женщине стало плохо. Что именно, она говорить не стала. Как не стала отвечать и на вопросы относительно причин отстранения вдовы от участия в деле, лишь сказала, что в уголовном деле по убийству племянника Медета есть конкретные доказательства и веские причины, послужившие для отвода вдовы.
На сегодняшний день доподлинно известно, что отстранили ее из-за связи с одним из трех подозреваемых - Талгатом Махатовым. Сама Адилова утверждает, что речь идет о близкой дружбе с агентом финпола - ее покойный муж общался с Махатовым, соответственно, и она тоже. А вот что обо всем этом знает Жанагуль Джылубаева, пока сказать сложно.
- Какую именно связь имел в виду Азамат? - поинтересовался Геннадий Нам.
- Не хочу говорить, - после паузы выдавила тетя Медета Жамашева.
После допроса подсудимых судья Нургуль Батырхан объявила перерыв до 15 декабря. В этот день будут допрошены свидетели - родственники и друзья Медета Жамашева.
А после 15-минутного перерыва в том же зале началось рассмотрение частной жалобы Талгата Махатова, которую рассматривает та же судья Нургуль Батырхан. Началось судебное заседание с претензий агента Саныча в адрес представителей СМИ, в частности автора этих строк. Махатов заявил, что я намеренно искажаю факты в угоду своему коллеге. В частности, я написала, что на прошлом заседании Махатов назвал беспределом появление журналистов, в то время как на самом деле он якобы имел в виду поведение Кучукова, который то не приходил на заседания, то приходил без адвоката. Между тем слово “беспредел” прозвучало из уст Махатова именно тогда, когда судья задала ему вопрос относительно присутствия прессы на процессе - он был категорически против этого. Он также отказался от своих слов, сказанных на предыдущем судебном заседании о том, что Тохнияз Кучуков якобы является пресс-секретарем Комитета национальной безопасности.
- Он не пресс-секретарь КНБ, ему никто такую серьезную должность не доверил бы. Кучуков - пресс-секретарь ОПГ “Хоргос”! - со свойственной ему тягой к театральным эффектам выпалил Махатов-Саныч.
Для автора этих строк у частного обвинителя тоже нашелся свой ярлык. По его словам, корреспондент Аимбетова “сталкивает лбами различные ведомства и тем самым подрывает доверие народа Казахстана к власти”. Вот так, ни больше ни меньше…
Не на шутку разошедшийся агент потребовал, чтобы судья сделала журналистам замечание: мол, пусть не пишут лишнее! И судья Батырхан так и поступила, напомнив мне и присутствовавшим в зале коллегам: мы имеем право только описывать события, а не давать свою оценку происходящему и делать какие-то выводы...
После того как журналисты получили указивку, суд перешел непосредственно к сути дела. Как мы уже сообщали, адвокат Геннадий Нам заявил ходатайство о приобщении к материалам дела пресс-релиза прокуратуры, в котором сообщалось о задержании Талгата Махатова и других лиц по подозрению в убийстве Медета Жамашева, а также статей об этом в электронных СМИ. Но судья отказала в его удовлетворении, в связи с чем ей был заявлен отвод (см. “Геннадий Нам: судья продемонстрировала свои приоритеты”, “Время” от 13.12.2017 г.). Услышав об этом, Нургуль Батырхан потребовала оформить ходатайство об отводе в письменном виде, после чего удалилась. А участники процесса и слушатели остались ждать развязки. И тут Остапа (в нашем случае Талгата) понесло. Он принялся высказывать свои претензии мне и Тохниязу. Но поскольку мы предпочли не реагировать на его выпады, переключился на Жанагуль Джылубаеву.
- Про меня такое говорит, а у самой сын-наркоман от передозировки умер! - едва не срываясь на крик, бросил в ее сторону бравый агент.
- А ты откуда знаешь, что он нар­коман? - от гнева лицо женщины побагровело.
Перепалка между ними продолжалась минут двадцать на повышенных тонах и на двух языках - русском и казахском. Зашла речь и о том, с кем в интимной связи состоит или состоял агент Саныч.
- Да, я сплю с девушками, я люблю девушек! - явно в расчете на публику выкрикнул Махатов. - Хорошо, что не мужчин...
Но на этом частный обвинитель не остановился. Войдя в раж, фактически предрешая вердикт
суда (!), пригрозил Джылубаевой “доказать ее вину и посадить”. Наконец появилась секретарь судьи Батырхан, объявив о том, что ходатайство об отводе будет рассмотрено в другой день. Мы внимательно следим за дальнейшим развитием событий.
Фото Романа ЕГОРОВА

Комментарий в тему

Тут без комиссии не разберёшься...

Елена МАЛЫГИНА, представитель международного фонда защиты свободы слова “Адил соз”:

- Этот судебный процесс вызывает у меня недоумение. На мой взгляд, частный обвинитель (Махатов. - Ред.) совершенно невнятно обозначил свои претензии. И, судя по тем публикациям, которые я просматривала перед судом, они (претензии. - Ред.) не обоснованы, потому что факт (задержания Махатова по подозрению в причастности к убийству. - Ред.) был - это не выдумка Кучукова. Все об этом говорили, был пресс-релиз прокуратуры. Мне непонятно, чего Махатов хочет: то ли ему публичности не хватает, то ли еще чего…
Хотя о нем и так все время говорят. У нас бывали разные процессы, но этот более чем странный. Непонятно, к чему все это. Щелкнуть по носу журналистов, продемонстрировав свои “возможности”? Отказ судьи приобщить к материалам дела пресс-релиз прокуратуры и сделанные на его основе публикации в СМИ, в том числе в газете “Время”, тоже непонятен. Судья должна была принять эти материалы... Вообще, у меня сложилось впечатление, что судья принимает сторону частного обвинителя. Может, стоит пожаловаться в комиссию по судейской этике? Ведь один такой пример может создать прецедент для многих “оскорбленных” махатовых…

Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева