⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Прокурор, давай не зевай!

Михаил КОЗАЧКОВ , Аскар ДЖАЛДИНОВ

Имеет ли право гособвинитель по громкому уголовному делу приходить на процесс неподготовленным?

     В Астане отложено рассмотрение апелляционной жалобы по делу бывшего гендиректора республиканского госпредприятия на правах хозяйственного ведения (РГП на ПХВ) “Противопожарная военизированная аварийно-спасательная служба” Болата ХАЛЫКА, в середине лета приговоренного к семи с половиной годам лишения свободы. Осужденный и его защитники не согласны с приговором суда первой инстанции: по их мнению, судья Алматинского райсуда столицы Нуржан МЕЛДЕБАЕВ проигнорировал явные нарушения со стороны антикоррупционной службы, проводившей расследования, а также не стал рассматривать ходатайства, которые могли бы доказать невиновность Болата Халыка. Поэтому адвокаты Ерлан ГАЗЫМЖАНОВ и Аманжол МУХАМЕДЬЯРОВ, а также общественный защитник Айнур ТУРСЫНБАЕВА рассчитывают, что судьи апелляционной инстанции изучат все доказательства более внимательно. Но этот процесс в горсуде Астаны был неожиданно отложен из-за того, что надзирающий за делом прокурор… не подготовился (!) к заседанию и попросил дать ему еще немного времени. Следующее заседание запланировано на ближайшую среду, если не произойдет еще какая-нибудь накладка.

Экс-руководителя противопожарной военизированной аварийно-спасательной службы признали виновным в получении взяток и хищении денег. Защита Болата Халыка уверена: суд первой инстанции уделил каждому из эпизодов недостаточно времени, чтобы досконально разобраться в сути дела.
- Расследование уголовного дела началось якобы после получения оперативной информации о том, что некие Х. и К., работающие в данном РГП, получают взятки, - объясняет адвокат Ерлан Газымжанов. - На основании рапорта в отношении Болата Халыка начинают вести негласные следственные действия: прослушивают его телефон, в кабинете устанавливают видеокамеру, следят за его встречами. Так антикорруппционая служба получает данные о двух предпринимателях БЕЙКЕНОВЕ и ШИЛДЕБАЕВЕ, которые выиграли тендеры, объявленные данным предприятием, еще до того, как Халык стал его гендиректором. Оба приходят к нему на прием, просят у него деньги, все разговоры фиксируются, однако нигде нет даже намеков на вымогательство.
Затем Бейкенова задерживают в Алматы, после чего он сообщает о том, что якобы передал Халыку 10,6 миллиона тенге, - продолжает адвокат. - Бейкенова под конвоем везут в Астану, где он пишет заявление. Его признают свидетелем, хотя согласно Уголовно-процессуальному кодексу он не может быть признан свидетелем, поскольку его сначала задержали, - он должен нести ответственность как взяткодатель. Более того, в материалах уголовного дела в отношении него также проводились негласные следственные действия.
Второго предпринимателя - Шилдебаева - также сначала задерживают, а потом он пишет заявление на Болата Халыка о вымогательстве 4 миллионов тенге. Причем его заявление должно быть зарегистрировано как отдельный факт - это ведь другое преступление, не связанное с Бейкеновым, после чего должно быть издано постановление об объединении дел. Но антикоррупционная служба этого не делает, а просто складывает два заявления в одну папку. Это означает, что заявление Шилдебаева не имеет юридической силы, раз у него нет своего регистрационного номера, - полагает Ерлан Газымжанов.
Адвокаты ставят под сомнение, что оба коммерсанта передавали деньги Болату Халыку, и просят суд прояснить ряд моментов.
- Согласно материалам уголовного дела Бейкенов якобы добровольно позвонил в дежурную часть антикоррупционной службы Астаны, чтобы сообщить о вымогательстве со стороны Халыка, - говорит Аманжол Мухамедьяров. - Мы просили суд первой инстанции сделать запрос в “Казахтелеком” и Ксеll, чтобы выяснить, был ли действительно звонок с мобильного телефона Бейкенова. Суду ведь несложно проверить эту информацию. Ведь если выяснится, что звонок был, то это докажет, что Бейкенов обращался за помощью в Нацбюро по противодействию коррупции. Если же Бейкенов не звонил в дежурную часть, то возникают вопросы: кто тогда это сделал вместо него, с какого номера был осуществлен звонок, был ли он вообще? Но сотрудники прокуратуры, надзиравшие за судебным процессом, наше ходатайство не поддержали, суд тоже не захотел исследовать этот момент и отказал нам. Поэтому теперь мы снова обращаемся с аналогичным ходатайством - уже к апелляционной инстанции.
Еще один немаловажный факт: Бейкенов действительно передавал деньги одному из сотрудников РГП “Противопожарная военизированная аварийно-спасательная служба”, о чем он сообщил и во время следствия, и во время суда. Только этим сотрудником был не Болат Халык.
- Бейкенов вообще не собирался участвовать в тендере по переоборудованию пожарных машин, о чем он заявил в суде, - говорит Айнур Турсынбаева, супруга Болата. - Дело в том, что у него не было специальной техники для проведения этого вида работ, но его переубедил сотрудник РГП АХМЕТАЛИЕВ. Он пообещал ему помочь решить все вопросы, за что Бейкенов передал Ахметалиеву еще до проведения тендера 1 000 000 тенге. После этого Бейкенов выигрывает тендер, приступает к переоборудованию пяти машин, но у него не хватает денег, поэтому он просит перечислить ему средства через Ахметалиева, за что передает ему еще 2 000 000 тенге. Это подтверждается и допросом Бейкенова, и допросом Ахметалиева. Более того, Ахметалиев в суде подтвердил, что получил деньги и пытался их передать моему мужу, но Болат деньги не взял и отругал Ахметалиева. Но самое главное, что Ахметалиев является братом жены бывшего гендиректора ТАНАБАЕВА, которого сменил мой муж. Почему суд не придал значение этим словам? Это первый вопрос. И второй вопрос: почему антикоррупционная служба не расследует дело о взятке, переданной Бейкеновым Ахметалиеву?
Поскольку за Болатом Халыком следили длительное время, то материалов прослушек накопилось очень много. Но почему-то не всем была дана оценка со стороны суда. Поэтому адвокаты хотят, чтобы в апелляционной инстанции очень внимательно прослушали, о чем Халык разговаривал с бизнесменом Шилдебаевым.
- Есть стенограммы разговоров в деле, но они почему-то не признаны вещественными доказательствами, - объясняет Аманжол Мухамедьяров. - Например, видеозапись разговора от 15 мая 2017 года между Шилдебаевым и Халыком. Бизнесмен приходит в кабинет Халыка и начинается жаловаться: дескать, денег нет, чтобы завершить работы по строительству учебного полигона в Западном Казахстане. Халык ему говорит: почему мы должны идти вам навстречу, если вы отстаете по срокам, хотя уже получили аванс? И советует предпринимателю взять кредит в банке, чтобы закончить работу. Но Шилдебаев продолжает уговаривать: дайте денег, помогите сейчас, мы не сможем достроить полигон. И там же в рамках этого разговора звучит фраза со стороны Шилдебаева: мол, ко мне приходил сотрудник Нацбюро по противодействию коррупции и просил написать заявление на нового руководителя РГП Халыка, а я отказался, потому что это неправда. И вот эту запись не признают вещдоком, потому что она доказывает, что бизнесмена провоцировали сотрудники антикоррупционной службы, а он им отказал.
Лишь после того как его задержали, он написал заявление. То есть Шилдебаеву сначала предложили написать заявление на Халыка, но он отказался. Тогда его задержали, и уже после этого он обратился с заявлением, - считает адвокат. - А это доказывает, что бизнесмен находился в зависимом положении от сотрудников Нацбюро. Суд первой инстанции этот момент проигнорировал.
Наконец, третий эпизод, за который был осужден Болат Халык, - хищение денег предприятия, которые были выданы сотрудникам в виде премий.
- Болату вменяют хищения, якобы он незаконно выписывал премии сотрудникам в размере 8 000 000 тенге через премии, - говорит Айнур Турсынбаева. - Давайте разберемся. РГП действует на праве хозяйственного ведения. То есть госпредприятие зарабатывает деньги, а в конце года половина средств из чистой прибыли перечисляется в бюджет. Оставшуюся сумму госпредприятие тратит на свои нужды. Ежегодно РГП зарабатывает свыше десятка миллиардов тенге. Конечно, у Болата как у руководителя есть полное право из экономии фонда заработной платы премировать своих сотрудников. В то же время к нему заходили заместитель и главный бухгалтер, которые предложили выход из затруднительной ситуации. Дело в том, что сотрудники, отвечавшие за госзакупки, провалили работу по закупу услуг по ремонту машин и здания. У главбуха, например, служебный автомобиль нуждался в ремонте на 600 тысяч тенге, она им не могла пользоваться. Тогда главбух и зам предложили, чтобы из премий каждый из работников добровольно скинулся в так называемый резервный фонд, чтобы оплачивать необходимые траты по ремонту и покупке отдельных материалов и запасных частей. Так средства и расходовались, пока тендеры нормально не были проведены. Ну какое здесь может быть хищение, если люди добровольно из своих кошельков скидывались на ремонт?! Но следователи посчитали это хищением и привлекли к ответственности еще главбуха и зама Болата. Они, перепуганные, подписали все бумаги, признались и вернули в кассу все деньги. Здесь даже ущерба нет государству, что доказывает проверка, проведенная государственным аудитом.
Отсутствие реакции на любые предложения защиты - вот, пожалуй, главная претензия к суду и гособвинению со стороны адвокатов Болата Халыка.
- Судья Мелдебаев не позволил Болату Халыку реализовать свое право на защиту, - убежден Ерлан Газымжанов. - Он отклонил практически все ходатайства адвокатов, которые могли бы доказать невиновность подсудимого.
Поэтому мы надеемся, что в апелляционной инстанции дело будет рассмотрено объективно и непредвзято.

Аскар ДЖАЛДИНОВ, Астана
Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

P.S. Судебный процесс по делу Болата Халыка будет продолжен на этой неделе, но только в том случае, если гособвинитель ЕСЕБАЕВ предоставит апелляционной инстанции свое письменное заключение на приговор районного суда, согласованное с руководством прокуратуры Астаны. Хотя участвовавший в суде первой инстанции гособвинитель также согласовывал свою позицию… с тем же руководством, когда отказался от ряда обвинений в адрес Болата Халыка. При этом, согласно ведомственному приказу № 19 генерального прокурора Кайрата КОЖАМЖАРОВА от 12 февраля этого года, прокурор апелляционной инстанции должен иметь независимое от прокурора первой инстанции мнение. Можно ли в таких условиях рассчитывать на объективность со стороны гособвинения?

Ссылки по теме:

Показательные заявления” - “Время” от 7.6.2018 г.

Поле битвы - земля” - “Время” от 19.7.2018 г.

Защитники переходят в атаку” - “Время” от 1.9.2018 г.


Загрузка...
Астропрогноз
с 20 по 26 сентября

Золотые слова

«- Если не будете помогать киноиндустрии, то так и будете всю жизнь смотреть “Ленин в октябре” да “Человек с ружьем”, да прос­тят меня коммунисты... »

Нурлан НИГМАТУЛИН, председатель мажилиса:
Сказано представителю Миннацэкономики на пленарном заседании в среду.
Вопрос на засыпку

Как, на ваш взгляд, побудить будущих матерей внимательнее относиться к своему здоровью?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева