⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

“Бараны”- “конфеточки”

Ирина МОСКОВКА

Почему полицейским было невыгодно перекрывать крупный наркоканал?

     Героин доставлялся в Жезказган и Сатпаев килограммами, а потом растекался по округе неиссякаемым потоком. Его хранили в гараже в банках из-под детского питания и тут же бодяжили сахарной пудрой и прочими примесями. Расфасованные свертки с дурью клиенты получали из рук тщательно конспирирующихся дилеров. Притом лидеры транснациональной преступной группировки действовали совершенно безбоязненно, потому что подкармливали деньгами своих главных врагов - полицейских.

Следствие определило, что правили подпольным бизнесом три человека: проживающий в Жезказгане гражданин России инвалид второй группы Асланбек ГЕЛАГАЕВ, прописанный в этом же городе Ахъяда ХАЖИЕВ и житель поселка Кенгир Алхазур АГАЕВ.
В материалах дела указано, что создание наркокартеля под руководством этой троицы произошло еще в середине 2011 года. А прикрыли лавочку лишь прошлой весной. Недавно под суд вместе с основателями пошли десять человек, еще несколько причастных объявлены в розыск.
Отдельно от сеятелей порошкового зла сыщики из Комитета нацбезопасности отправили за решетку трех офицеров полиции. Тем, как выяснилось, задерживать нар­которговцев было неинтересно. Служивые увлеченно рубили гонорары от заправил группировки “за непринятие мер по привлечению к уголовной ответственности”. Но обо всем по порядку.
Гелагаев, Хажиев и Агаев тесно контактировали с несколькими шымкентцами, которые добывали товар. Партия переправляемого героина обычно весила от одного до трех килограммов и закупалась по цене 1,5 миллиона тенге за кило. В самом начале груз с юга возила жительница расположенного рядом с Шымкентом села Бадам Халия КАЗЫБАЕВА. Она получала свертки с зельем от сообщников, а потом брала билет на автобус, следующий рейсом через Туркестан и Кызылорду до Жезказгана. Наркотики прятала в ручной клади. По прибытии в пункт назначения передавала их Агаеву или Хажиеву, который потом относил груз Гелагаеву.
Вознаграждение за труд причиталось курьерше после возвращения в родные края, когда она отдавала полученные от жезказганцев деньги добытчикам героина. Платили Казыбаевой по-разному: от пятидесяти тысяч тенге до 250 долларов за каждый перевезенный килограмм.
Однако с 2012 по 2016 год доставкой героина стал заниматься другой человек, данные которого в деле не раскрываются. Он транспортировал его на различных автомашинах до тех пор, пока не отказался от курьерской службы из опасений быть пойманным и попасть за решетку.
Тогда лидеры группировки решили вновь использовать сельчанку Казыбаеву. В телефонных разговорах с ней заказчики обозначали героин словами “бараны”, “косметика”, “конфеты”. Халия делала ежемесячные вылазки в Жезказган вплоть до марта 2017 года.
Между тем получатели нар­котиков занимались их хранением, расфасовкой и дальнейшим распространением. Агаев работал у себя дома и на съемной квартире, где позже было обнаружено несколько тайников. А Гелагаев предпочитал прятать товар в гараже и собачьей будке. Пихал свертки в банки из-под детской смеси и наполнял порошком пластиковые бутылки. Оба предварительно разбавляли чистый героин различными примесями и сахарной пудрой. Таким образом вес подготовленного к продаже наркотика значительно увеличивался.
Затем в дело вступали дилеры. С Гелагаевым напрямую контактировали Сергей КОНОВАЛОВ, Павел ДИДИЧ, Ерлан САБИЕВ и еще один человек, которого именуют в деле “другим лицом” (видимо, успел пуститься в бега - И. М.). Им выдавались маленькие пакетики с дурью весом от пяти граммов. Эти люди доставляли дозы местным торчкам как самостоятельно, так и через помощников - Дениса КУЛАКОВА и Александра РУСАКОВА. Зарплаты, разумеется, у них не было. Оптовая цена за один грамм героина равнялась двум с половиной тысячам тенге. А сбывались “шары” по три тысячи за один грамм. Разницу в пятьсот тенге забирали себе сбытчики.
Отметим, что упомянутая выше компания орудовала в основном в Жезказгане. А за распространение наркотиков на территории Сатпаева и близлежащих поселков отвечал Алхазур Агаев. Ему в этом содействовали подопечные - Азамат МАЖИТОВ, Евгений ГУРЬЯНОВ и Дмитрий МОРОЗОВ.
Накрыли всю сеть в начале апреля 2017 года. У всех дилеров во время обысков обнаружили по нескольку маленьких пакетиков, предназначенных для продажи клиентам. Больше всего дури нашли у лидера группировки Асланбека Гелагаева - свыше двух килограммов. У его напарника Агаева отыскали гораздо меньше, всего 132 грамма.
Но тому есть объяснение. Ведь незадолго до визита чекистов у Алхазура в гостях побывали начальник межрегионального отдела по борьбе с наркобизнесом (МОБН) ДВД Карагандинской области Дмитрий БАЗЯК и находящийся в его подчинении оперативник Даурен БЕЙСБЕКОВ. Напомним, они устроили целое шоу с участием вооруженных бойцов спецподразделения “Беркут”. Провели несанкционированный обыск в доме подозреваемого наркоторговца и, по его словам, стащили оттуда один килограмм героина. Вдобавок стали вымогать взятку в размере 50 тысяч долларов за отсутствие претензий со стороны полиции. За что в итоге сами загремели на нары (см. “Счетчик для сбытчика” и “За что боролись…”, “Время” от 1.3 и 16.5.2018 г.).
Примечательно, что Базяк и Бейсбеков оказались не единственными обличенными властью людьми, решившими нагреть руки на чужом наркобизнесе. Сотрудники КНБ вычислили еще одного подполковника, бравшего от лидеров группировки деньги за свое покровительство - начальника отдела по борьбе с наркобизнесом УВД Жезказгана Калдыбека ШУБАЕВА. С Гелагаевым и Агаевым его свел бывший сослуживец Ерден БАШЕЕВ. У него были приятельские отношения с наркодельцами, и потому он несколько раз выступал посредником в передаче взяток. Между тем Шубаев завел специальную сим-карту для связи со взятыми под опеку преступниками. Нередко встречался с ними непременно на каких-то пустырях и брал ежемесячно от обоих от 150 до 300 тысяч тенге. В общей сложности они отдали ему почти четыре миллиона тенге.
Не так давно Жезказганский гор­суд приговорил так и не признавшего вину подполковника к штрафу в размере 250 миллионов тенге. Но апелляционная коллегия Карагандинского областного суда сочла, что таких денег он не соберет за всю свою жизнь, и отправила его в колонию сроком на семь лет. А вот посредник Башеев на скамью подсудимых сел вместе с представителями наркогруппировки. Пожалуй, ему в этой истории повезло больше других фигурантов - лишился свободы всего на два года за недонесение о преступлении. Остальным досталось гораздо больше: от 8 до 17 лет заключения.
Ну а самое главное: процветающий в течение шести лет канал поступления героина в Жезказган и Сатпаев ныне закупорен. Не вмешайся в дело чекисты, кто его знает, сколько бы он еще существовал. Ведь, как показал этот случай, на полицию в борьбе с матерыми наркоторговцами особой надежды нет.

Ирина МОСКОВКА, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Караганда

Загрузка...
Астропрогноз
с 15 по 21 ноября

Золотые слова

«- Раньше мы по телевидению видели бегущие строки с Уолл-стрит, теперь в Казахстан это пришло. Мы будем у себя это наблюдать.»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, президент Казахстана:
Вопрос на засыпку

Какой способ урегулирования конфликта вы выберете?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева