⇧ Наверх
"Золотая линия" Астаны - экскурсия по центру столицы Казахстана

Адвокатская правда, или Я знаю, что ничего не знаю!

Лэйла ТАСТАНОВА

В Астане продолжается судебный процесс по громкому уголовному делу аудиторов Счетного комитета (СК) по контролю за исполнением республиканского бюджета и руководства РГП “Казахавтодор”. В четверг экс-заместитель гендиректора предприятия Гульназ РАМАЗАНОВА, проходящая по делу в качестве свидетеля, на суде раскаялась в том, что заблаговременно не доложила в компетентные органы о вымогательстве взятки ревизорами. Не без нажима защитников остальных фигурантов дела свидетель вкратце рассказала, как складывалась преступная схема.

Напомним суть разбирательства. В декабре прошлого года сотрудники Национального бюро по противодействию коррупции задержали государственных аудиторов Счетного комитета Ботакоз КОПОБАЕВУ и Алмагуль ЖАНГИРБАЕВУ по подозрению в вымогательстве 15 миллионов тенге у генерального директора РГП “Казахавтодор” Серикжана МУКАШЕВА. За эти деньги ревизоры обещали скрыть выявленные в ходе аудиторской проверки нарушения, а именно нецелевое использование бюджетных средств в сумме 2 млрд. тенге. Вот как все это происходило. В ходе судебного допроса г-жа Рамазанова поведала: ревизоры Счетного комитета, обнаружив во время аудиторской проверки миллиардные косяки, сообщили ей, что им нужно любой ценой выявить и отразить как можно больше нарушений в деятельности РГП “Казахавтодор”, тогда, мол, Мукашев придет “на поклон” к руководству СК. Якобы такое указание аудиторы получали от своих шефов неоднократно. Насчитав дыр на 2 миллиарда, проверяющие заявили Рамазановой: эти нарушения могут повлечь как административную, так и уголовную ответственность руководства “Казахавтодора”. Мол, ситуация безвыходная…
И в этот момент Копобаева, находясь в кабинете офиса “Казахавтодора”, шепнула на ухо Рамазановой слово “шестьдесят”, добавив, дескать, у нее еще есть руководители. Эта волшебная цифра означала 60 тысяч долларов, то есть 20 миллионов тенге. Когда Мукашев узнал о предлагаемой аудиторами “сделке”, он поручил своей заместительнице пригласить Копобаеву и Жангирбаеву в ресторан, чтобы “договориться”.
Во время застолья ни о каких деньгах речи никто не завел. Но уже на следующий после похода в ресторан день Копобаева в одном из кабинетов РГП “Казахавтодор” положила свернутый листок в ежедневник Рамазановой, с которым та туда зашла. Копию этого злосчастного листа бумаги в ходе обыска в кабинете Рамазановой обнаружат сотрудники Нацбюро по противодействию коррупции. Так вот, на этой бумаге карандашом было написано “60$”, снизу - “20 млн. тенге”, а еще ниже фраза “я не одна”. В конце концов, по указанию своего шефа Серикжана Мукашева Гульназ Рамазанова сбила цену вопроса до 15 “лямов”. Как стало ясно из ее слов, эти деньги Мукашев собирал, что называется, с миру по нитке - со всех региональных филиалов РГП “Казахавтодор”.
В этом ему помогала главный бухгалтер предприятия Шолпан КУРГАНОВА. А передаст всю эту сумму денег ревизорам главный инженер Акмолинского филиала РГП “Казахавтодор” Ерболат КУШТАЕВ. В кабинете Мукашева, как подчеркивают адвокаты, велась аудиофиксация. Все его разговоры прослушивали компетентные органы, которым удалось собрать более чем достаточно зацепок для задержания и начала расследования.
А теперь вернемся к прошедшему в четверг судебному заседанию. Наблюдать за происходящим в зале суда было очень даже любопытно. Рамазанова давала показания неохотно, едва ли не на каждый вопрос защитников Копобаевой и Жангирбаевой она отвечала “не знаю, не помню; забыла, честное слово!”.
Вот ее весьма показательный диалог с адвокатом Копобаевой Марией ЧЕРНИКОВОЙ.
- Кто вел учет денежных средств, которые предназначались для проверяющих? Кто собирал деньги? - спросила защитник Копобаевой Мария Черникова.
- Я не знаю. Я не собирала, к этому отношения не имею, - был ответ.
- В кабинете Кургановой вы присутствовали, когда деньги из сейфа выдавались инженеру для передачи аудиторам?
- Когда пришел ко мне Куштаев, я сказала ему, чтобы он пошел в кабинет Кургановой. Он пошел. Я минуты чрез две следом пошла. Спросила Курганову о цифре “15”. И вот она выложила эти деньги. Я потом вышла и ушла. Все. При передаче денег меня не было.
- Было ли со стороны аудиторов некорректное поведение?
- Я не знаю. Что вы подразумеваете под словом “некорректное”? Сам факт, что они вымогали деньги - это к какой категории относится? Если это относится к этике, то это, конечно, некорректно. Но чего-то хулиганского не было.
Между тем адвокат Жангирбаевой Василий САДЫКОВ спросил у свидетельницы, почему она не заявила о незаконном требовании денег ревизоров в правоохранительные органы.
- Сейчас я очень каюсь, что не заявила! Ну, так случилось... Есть вопрос корпоративной этики. Большой опыт административной работы Мукашева. Да, видимо, надо было. О чем я сейчас сожалею! - эмоционально ответила Гульназ Рамазанова.
Когда же адвокат Садыков начал расспрашивать свидетеля о том, кем является ее супруг, судья возмущенно, повысив голос, спросила, какое в данном уголовном деле имеет значение семейное положение свидетеля. А гособвинитель тут же потребовал снять этот вопрос защитника. К полемике подключилась коллега Садыкова Черникова. Вот она-то и объяснила, при чем тут семейное положение.
- В СМИ проходило несколько публикаций о том, что супруг свидетеля Рамазановой работает в органах прокуратуры. В рамках данного уголовного дела могло бы быть какое-то превентивное прокурорское реагирование по факту противоправных деяний (аудиторов Счетного комитета - Л.Т.), - без нажима, но твердо заявила Черникова.
В свою очередь защитник Алмагуль Жангирбаевой Василий Садыков, а также ее дочь Тойгуль МУХТАРХАН напомнили суду: Рамазанова часто меняет свои свидетельские показания. В частности, по поводу того, с кем именно она разговаривала в уборной ресторана о передаче денег. То она показывает, что беседовала с Жангирбаевой, то с Копобаевой. Чтобы внести ясность, защитники ходатайствовали: просили председательствующего дать им возможность зачитать протокол последнего допроса Рамазановой. Суд удовлетворил это ходатайство, адвокаты зачитали.
- Свидетель, в ходе следствия ваши показания неоднократно менялись. Это установленные обстоятельства. Сообщите суду достоверно: лист бумаги (с указанием суммы взятки. - Л. Т.) каким образом к вам попал? кто его дал?
- Копобаева передала в ресторане. Он был сложен, - ответила Рамазанова.
Между тем в зачитанном адвокатами протоколе допроса четко прозвучало: Копобаева передала эту бумагу не в ресторане, а в кабинете “Казахавтодора”, положив в синий ежедневник Рамазановой.
- Вас предупреждали в этом протоколе об уголовной ответственности за дачу ложных показаний? Следует понимать, что вы давали ложные показания? - спросила судья.
- Да, - подтвердила Рамазанова.
- А почему тогда давали ложные показания? Если говорили на допросе, почему в суде об этом не сказали?
- Я сейчас не вспомнила, честное слово! Год прошел, - с явным волнением ответила свидетель.
И тут Тойгуль Мухтархан спросила Рамазанову, готова ли она подтвердить слова, сказанные на следственном допросе, на детекторе лжи. Выдержав томительную паузу, Рамазанова ответила отказом...
Защитники задавали ей еще множество вопросов, на большинство из которых она якобы не знала ответа. Мария Черникова попросила судью сделать замечание в связи с тем, что свидетель уклоняется от ответов. А защитник Василий Садыков, не выдержав, позволил себе экскурс в античность:
- “Я знаю, что я ничего не знаю!” - это еще философ Сократ говорил!

Лэйла ТАСТАНОВА, фото автора, Астана

Ссылки по теме:

Не уверен - не обвиняй”, “Время” от 23.9.2017 г.

Прокурорские старания”, “Время” от 5.10.2017 г.

Халатность в законе”, “Время” от 24.10.2017 г.

Деньги в асфальте”, “Время” от 2.11.2017 г.

Загрузка...
Комментарии 0
Для того, чтобы оставить комментарий необходимо войти с помощью:
Время или Зарегистрироваться
Астропрогноз
на 13 декабря

Золотые слова

«- Хватит баловаться, заигрались! Накупили яхт, имеют в других странах коттеджи, дома. Мы еще никого не проверяли, хотели дать возможность заработать... Если премьер-министр не разберется - я сам разберусь!»

Нурсултан НАЗАРБАЕВ:
Сказано в адрес подконтрольных государству компаний в ходе общенационального телемоста “Новая индустриализация страны. Прыжок казахстанского барса”.
Вопрос на засыпку

Ваше мнение: в чем причина отсутствия бесплатных лекарств в конце года?

Картинки с Олимпа
от Владимира Кадырбаева

Прямой эфирКомментарии
 
Новости партнеров